Украина: дорога на Косово

В «аннексированном украинском Крыму» прошли местные российские выборы. Нашей власти хватило ума не устраивать по этому поводу глобальную истерику. Европа тоже смолчала. Как и Россия по поводу парламентских выборов в Косово 8 июня. Когда бывшие враги – сербы и албанцы – дружно шли на участки под присмотром иностранных наблюдателей, Украина захлебывалась кровью своих граждан в Донбассе. Да, Косово – это близнец-антипод Новороссии. Протекторат Европы и США. Огрызок земли, из-за которого НАТО бомбило Югославию. Порожденный Западом прецедент Россия использовала, чтобы взять под крыло Южную Осетию и Крым. У ДНР-ЛНР есть все шансы стать украинским вариантом Косово, непризнанной страны, куда украинцев уже год не пускают без визы…

Еще год назад съездить в Косово из Черногории для украинских и российских туристов не представляло никакого труда. Сел в машину, экскурсионный или рейсовый автобус – и езжай себе на переход «Кула-пас» в районе Рожай-Печа. Несколько часов – и ты в непризнанной, но совсем неплохо живущей полустране, с недосформированными органами государственной власти и великим множеством политических партий. Сейчас это целая проблема: нужно иметь открытый «шенген» или договариваться с туристической компанией в Черногории об «эксклюзивном туре».

В сезон проскочить удается, если забронировать номер одной из дорогих (как минимум, четырехзвездочной) гостиниц Приштины. Почти 100%-ную гарантию успеха авантюры дает бронь роскошного пятизвездочного отеля Swiss Diamond Hotel Prishtina, но это удовольствие не для бедных – от $200 в сутки.

Как рассказывают местные экскурсоводы, четыре года назад Косово представляло собой ряд разбомбленных зданий, перемежающихся свалкой мусора, где бродили безработные граждане, цыгане и солдаты НАТО из Международного контингента КФОР (Kosovo Force, KFOR).

Сейчас там есть дорогие и дешевые отели, бары, рестораны, ухоженные парки, на улицах тротуарная плитка, на всяких исторических объектах проводят интернациональные культурные мероприятия: то инвалиды на колясках соревнуются, то велосипедисты, то местные танцуют народные танцы. Есть и уникальные достопримечательности, типа национальной библиотеки с куполами-парашютами (неполиткорректный вопрос: интересно, кто там книжки читает?). Кстати, одежда, танцы и музыка косоваров – это нечто среднее между болгарским и гуцульским «этнофолком», а платки у девушек очень напоминают украинские.

Четыре года назад Косово представляло собой ряд разбомбленных зданий, перемежающихся свалкой мусора, где бродили безработные граждане, цыгане и солдаты НАТО из Международного контингента КФОР (Kosovo Force, KFOR)

А еще здесь мегаактивная политическая жизнь. Партий – почти как у нас. На любой вкус. В особом почете – бывшие полевые командиры (это то, что нас ждет на осенних выборах). Не удивительно, что политик №1 – бывший лидер сепаратистов Хашим Тачи, а его Демократическая партия Косово набита героями войны, как «базарная» маршрутка крестьянами.

Народ с упоением обсуждает коалиции и политические заговоры. Кто с кем и против кого. Сторонники Тачи радуются, что его противникам – Демократическому союзу Косово, «Альянсу за будущее Косово» и «Инициативе для Косова» – не удалось создать «большинство меньшинства» и поставить своего премьера. Кстати, оппозиция – тоже сплошь полевые командиры. Одна из трех перечисленных партий вообще возглавляется бывшим «клиентом» Международного трибунала, но это никого не тревожит. Тем более что партий столько, сколько полевых командиров. И если раньше они были соратниками по борьбе с сербами, то теперь – соперники на выборах.

Кстати, в моем округе тоже назревает подобная ситуация. Говорят, будет идти один «айдаровец» и один «миротворец», а также военврач из ВСУ. Меряются не программами, а подвигами. Чисто косовский вариант парламентских выборов. Но это так, параллели…

Вообще, вникнуть в политическую жизнь Косово постороннему человеку так же трудно, как и в украинскую. Десятки партий, сотни политических фигур. Особые толерантные условия для национальных меньшинств (реверанс перед Европой, куда эти ребята отчаянно стремятся).

В Ассамблее Косово из 120 мест десять в любом случае (вне зависимости от результатов выборов) зарезервированы для представителей сербского национального меньшинства, четыре – для цыган, ашкали и гюпты, три – для боснийцев, два – для турков, одно место – для представителя горанцев. Остальные 100 депутатов избираются по пропорциональной системе.

При этом реальное руководство органами исполнительной власти осуществляют внешние управляющие. Грубо говоря, менеджеры, нанятые КФОР. Как бы ни менялась политическая и социальная жизнь в маленькой полустране, но силы по поддержанию мира остаются тут величиной постоянной уже многие годы подряд.

Контингент вошел в Косово летом 1999 года, через несколько месяцев после того, как НАТО вмешалось в конфликт Сербии с косовскими албанцами и стало бомбить Белград. Согласно Военно-техническому соглашению, подписанному в июне 1999 года представителями НАТО и югославской армии в Куманове, контроль над краем перешел к силам КФОР.

В Ассамблее Косово из 120 мест десять в любом случае (вне зависимости от результатов выборов) зарезервированы для представителей сербского национального меньшинства, четыре – для цыган, ашкали и гюпты, три – для боснийцев, два – для турков, одно место – для представителя горанцев

И с тех пор КФОР стал тут чем-то вроде «национального меньшинства» и местной гибридной власти в одном лице. Косовары привыкли к ним, как к добрым соседям (что характерно, платежеспособным) и уже не представляют своей жизни без «оккупантов». Уже и война давно закончилась, и независимость Косово провозгласили (17 февраля 2008 года), и выборы прошли, и Европа тихо признала квазигосударство, а КФОР и ныне там.

Именно креатурой КФОР называют нынешнего президента республики Косово Атифете Яхьяга. Я не шучу: у них в самом деле есть президент. И – вы не поверите! – это очень эффектная дама. Красавица без всякой иронии. На сегодня Атифете Яхьяга – самая молодая женщина-руководитель государства в мире: ей всего 39 лет. А на момент выборов в 2011-м, было едва 36.

Угадайте с трех раз, какая у красотки-президентши биография? Нет, полевым командиром она не была. Не успела по возрасту. Но в армии, точнее в военной милиции, служила. Патрульной. Потом ее заметили за ум и красоту иностранные наблюдатели, взяли на обучение в Лондон. Оттуда она прибыла уже высококвалифицированным сотрудником полиции, занимала должность менеджера по кадрам, потом дослужилась до замминистра (если переводить на нашу иерархию) и в звании генерал-майора выиграла выборы.

Косовары проголосовали за женщину-генерала, только потому, что на этом настаивала Европа. Более того, им пообещали за столь правильный и толерантный выбор (держитесь за стул, а то упадете от смеха)… Соглашение об ассоциации между ЕС и Косово. Да-да, еще немного, и Косово подпишет документ, ради которого мы положили сотню на майдане и пять тысяч в полях Донбасса.

Главным критерием готовности непризнанной республики стать частью европейского пространства считается способность помириться со «старшим братом» – Сербией.

Как явствует из доклада ОБСЕ по случаю выборов, в этом плане все идет хорошо: «Косово добилось впечатляющих успехов в отношениях с ЕС и в процессе нормализации отношений с Сербией в течение последних двух лет», – написали европейские наблюдатели.

В свою очередь косовары стараются всячески оправдать оказанное им европейцами и американцами доверие и, как только узнали о третьем пакете санкций против России, тут же объявили о намерении и самим ввести такие санкции. Ну, там запретить въезд в страну Жириновскому. Или нашему лидеру донецких сепаратистов Захарченко. Или отлучить «ЛУКойл» от крупных банковских займов.

В ресторанах и кафе в последние дни много спорили (за тарелкой куриного супа с йогуртом или питы с мясом и тыквой), не слишком ли мягко подошли к вопросу министерство иностранных дел Республики Косово и премьер Тачи, исключив из перечня санкций вопросы научно-технического сотрудничества

В ресторанах и кафе в последние дни много спорили (за тарелкой куриного супа с йогуртом или питы с мясом и тыквой), не слишком ли мягко подошли к вопросу министерство иностранных дел Республики Косово и премьер Тачи, исключив из перечня санкций вопросы научно-технического сотрудничества. Как написал об этом один российский блоггер, «возможно, премьер непризнанной Россией «героиновой республики» под протекторатом США имел в виду сокращение экспорта в Россию косовской марихуаны и реэкспорта героина?..».

Впрочем, шутки шутками, но нашим политикам просто необходимо ездить в Косово и смотреть, как там живут (если им, конечно, визу откроют). Потому что, несмотря на парадоксы (там сербы в роли унитариев, тут они поддерживают ЛНР-ДНР, там НАТО – гарант порядка на территории с особым статусом, у нас, очевидно, будет ОБСЕ и Россия), ситуация во многом похожа.

И не только внешне, в том плане, что сельские районы Косово сродни нашей глубинке: заборы покосились, тракторы поржавели, дороги – ужас-ужас. А в столице часто не бывает горячей воды (и никакой вообще), к чему киевлянам уже не привыкать. Главное, что будет объединять Украину и Косово еще много лет – это память о войне.

В Черногории о войне давно забыли. Страна живет в курортной суете, зарабатывая евро на безвизовых российско-украинских туристах. Хорватия – то же самое. Македония старательно делает вид, что не было никакого конфликта 2001-2002 гг. Даже Сербия смирилась с тем, что она более не великая Югославия, и все, кто связан с войной и Милошевичем, ушли в мир иной: сам Милошевич умер в камере Гаагского трибунала, премьер-министр Зоран Джинджич, отправивший его под суд, погиб от выстрела из снайперской винтовки неведомого киллера. И только Косовская война все еще в головах жителей этой республики.

Всех героев Армии освобождения знают поименно и наизусть. Центральные улицы названы в их честь и даже в честь партий (!). Любой школьник бодро расскажет вам на ломаном английском, что война НАТО с Югославией началась с того, что в деревне Рачаке югославские силы, по утверждениям западных наблюдателей, казнили 45 албанцев (сербы уверяют, что эти албанцы погибли в бою).

Потом были трехсторонние переговоры (участники конфликта, страны НАТО и Россия), которые называли точно так же, как и в нашем случае – Контактной группой. Только заседали они не в Минске, а в замке Рамбуйе под Парижем. А также – беженцы (230 тыс.), жертвы среди мирного населения (чуть больше тысячи человек – цифра, которую мы давно оставили позади), гуманитарные конвои, волонтеры и все прочее, до боли знакомое. Не было только Интернета, Facebook, сбитого малазийского лайнера и «иловайского котла».

В результате, хотя после войны прошло много лет, косоварская молодежь между танцами и изучением английского языка стремится подержать в руках оружие. Милитаризация общества, по мнению редких иностранных туристов, тут на порядок выше, чем в вечно воюющем Израиле.

Ну, и всякого рода международных наблюдателей и сил поддержания стабильности до сих пор хоть пруд пруди. Только в июне за выборами следили порядка трех тысяч иностранцев: миссия Евросоюза в области верховенства закона в Косово (EULEX), Международные силы безопасности под руководством НАТО (тот самый KFOR) и масса представителей разных общественных организаций. Есть кому перманентно заполнять дорогие отели, пока с туризмом дела обстоят слабо. Почти как у нас до Евро-2012.

P.S. Трудно сказать, не пожалела ли Европа, что много лет назад ввязалась с историю с Косово. Но отступать ей уже некуда. Как говорится, взялся за гуж не говори, что не КФОР.

Фотографии из разных источников

Источник: Версии
54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам