Война и экономика: кто кого?

Министр финансов Наталия Яресько сообщила, что переговоры с Международным валютным фондом завершатся до 30 января и что МВФ одобрил запрос Украины об увеличении объема финансовой помощи и предоставлении новой программы EFF взамен stand by. Но… Не спешим радоваться. Одобрение запроса о смене программы еще не означает выделения средств. Тем более авансом и в условиях, когда, по мнению экспертов, макроэкономические показатели 2015 года неизбежно будут ухудшаться. Хотя… Выход есть всегда

Отправной точкой всех оптимистических и пессимистических сценариев можно считать прогнозное падение ВВП, которое украинское правительство заложило при утверждении государственного бюджета на 2015 год – 4,3%. Хотя такой сценарий развития в Кабмине называют консервативным, он является, скорее, усредненным. В случае усугубления конфликта на востоке страны ожидается еще большее падение и ВВП, и промпроизводства. Если произойдет чудо и ситуация наладится, к концу года удастся выйти на более приятные параметры.

Большая часть зарубежных докладов по ситуации в экономике Украины – пессимистична. Например, ЕБРР считает, что падение ВВП Украины в 2015 году составит не 3%, как ожидалось ранее, а 5%. Это следует из выводов, опубликованных в отчете "Региональные экономические перспективы" от 19 января. Среди всех стран, представленных в данном отчете, это наихудший прогноз. Однако вполне ожидаемый.

Главными факторами, которые будут влиять на экономическую ситуацию в стране, останутся внешнеполитическая напряженность, высокая нестабильность валютного курса, военный конфликт на востоке страны, ущерб, нанесенный предприятиям, неопределенность в отношении объемов и сроков финансирования.

Украина и дальше будет очень зависима от внешних кредиторов. А для того чтобы избежать дефолта и покрыть часть накопившегося государственного долга, необходимо разработать и следовать широкомасштабной программе макроэкономической стабилизации

Украина и дальше будет очень зависима от внешних кредиторов. А для того чтобы избежать дефолта и покрыть часть накопившегося государственного долга, необходимо разработать и следовать широкомасштабной программе макроэкономической стабилизации. Поскольку ключевым источником внешнего кредитования, как и раньше, выступает МВФ, остается прислушиваться к указаниям, которые он дает Украине.

В отличие от Европейского банка реконструкции и развития, Всемирный банк (ВБ) прогнозирует сокращение ВВП лишь на 2,3%. Оценка была пересмотрена в начале наступившего года и изменена (ранее прогнозировалось падение на 1%). Но по сравнению с 2014 годом, в котором было зафиксировано снижение ВВП на 8,2%, такой прогноз можно трактовать как идеалистический. Похоже, это признают и сами аналитики ВБ. В исследовании не случайно акцентируется внимание на трудности прогнозирования развития украинской экономики и перспектив ее восстановления, начиная с 2016 года.

Но вернемся к заявлению Минфина о возможности замены программы финансирования и реакции на эту просьбу со стороны МВФ. Очевидно, что его финансовые ресурсы Украине необходимы как никогда. Хотя бы потому, что других аналогичных по объему источников внешних поступлений у нас сейчас нет.

По данным Государственной службы статистики, за 9 месяцев 2014 года размер прямых инвестиций снизился на 14,22% или $8 млрд. по сравнению с таким же периодом 2013 года. Самым крупным инвестором остается оффшорный Кипр, куда выводят деньги отечественные финансово-промышленные группы, – его часть в общих инвестициях в Украину составляет 31,2%. Далее идут Германия (11,9%) и Голландия (10,7%). На 4-м месте Россия, удельный вес которой составил 6,1% в суме инвестиций, что лишь на 0,7 п.п. меньше чем в предыдущем году.

Помимо уменьшения инвестиций, в Украине происходит постоянный отток капитала. Наблюдается ситуация, когда расходы государства растут, а доходы уменьшаются. И разрыв между этими двумя потоками постоянно увеличивается.

Неудивительно, что, по оценкам украинского правительства, объем ресурсов, необходимых стране в 2015 году, составит около $15 млрд. В 2014 году Украина получила от разных кредиторов около $9 млрд., при этом выплатив $14 млрд. долгов.

В нынешнем году ожидается поступление финансовой поддержки от Еврокомиссии в размере 1,8 млрд. евро, США – $2 млрд., Германии – 500 млн. евро, Польши – до 100 млн. евро), Японии – $300 млн., а также финансирование по программе сотрудничества между Украиной и МВФ.

Сумма, необходимая Украине для предотвращения дефолта (невозможности погасить долги), составляет $30 млрд. Если такой кредит будет открыт на период 5-7 лет, его хватило бы для решения проблем ликвидности украинского бюджета, погашения внешних долгов, стабилизации торгового баланса страны

Миссия МВФ прибыла в прошлую пятницу и на текущий момент продолжает свою работу, по итогам которой будут приняты решения о получениях нами следующих траншей и возможности увеличения финансирования. Такое решение сыграет важную роль и для других внешних кредиторов Украины (Всемирный банк, ЕБРР, Европейский инвестиционный банк и другие).

В самом ли деле Минфину, как заявила глава ведомства, уже удалось договориться с МВФ об увеличении финансирования? Или это только факт принятия к рассмотрению нашей просьбы? Скорее всего, речь идет о достижении неформализованного пока никак взаимопонимания между нами и нашим основным кредитором.

О том, что украинское правительство обратилось к МВФ с просьбой рассмотреть замену существующей кредитной программы на новую, с расширенным кредитованием, стало известно 23 января, во время Всемирного экономического форума в Давосе. По словам Наталии Яресько, существуют довольно высокие шансы услышать положительный ответ от МВФ в течение нескольких недель и только в конце февраля – начале марта получить первый транш уже по новой программе. Так что это еще только надежды.

Если же говорить о конкретике, то, по предварительным оценкам, сумма, необходимая Украине для предотвращения дефолта (невозможности погасить долги), составляет $30 млрд. Если такой кредит будет открыт на период 5-7 лет, его хватило бы для решения проблем ликвидности украинского бюджета, погашения внешних долгов, стабилизации торгового баланса страны.

Однако этот объем средств не включает финансовые ресурсы, необходимые чтобы провести ряд базовых реформ в экономике. Теоретически можно говорить о привлечении в будущем дополнительных средств от международных фондов, в том числе частных. А также – из собственных ресурсов. Насчет последнего не удивляйтесь. Несмотря на крайне сложную ситуацию, особенно на востоке, украинские производители продолжают работать и демонстрируют неплохие результаты.

Так, по сообщению Всемирной ассоциации производителей стали от 22 января, Украина заняла 10-е место в рейтинге производителей, показав результат в 1,9 млн. тонн, несмотря на снижение объемов производства на 28,5% в сравнении с предыдущим годом. Главным образом такое изменение произошло из-за снижения объемов промышленности в Донецкой и Луганской областях за предыдущий год на 31,5% и 42% соответственно.

Производство металла всегда ориентировалось на внешние рынки. До 2008 года отрасль приносила до 40% валютной выручки и до 25% ВВП. В предыдущие годы лишь 20% произведенной металлопродукции оставалось в Украине, хотя внутренний рынок и провозглашался приоритетным. Сейчас эти цифры не такие впечатляющие. Хотя до сих пор от продаж металлургов на внешних рынках зависят ключевые макроэкономические параметры государства.

Оценить металлургический рынок, как экспортоориентированный, так и внутренний, дело не из легких: консолидированных данных нет, а компании могут использовать разные методики в оценке, из за чего результаты заметно отличаются. Но в целом, как показывают данные производителей, в 2014 году объем внутреннего рынка металлопродукции может сравняться с показателем 2009 года.

Многие связывают такое уменьшение исключительно с военным конфликтом на востоке. Но это не совсем верно. Есть ряд других причин, среди которых – наметившаяся уже несколько лет назад тенденция к сокращению строительных работ. Так, по данным Государственной службы статистики, объем строительных работ в 2014 году по сравнению с 2013-м упал на 19,3%, в 2013-м – на 14,5%, в 2012-м – на 14%. Наблюдается также спад и в других сферах, ориентированных на потребление металла (например, вагоностроение).

Такое положение дел, безусловно, огорчает. Но, с другой стороны, свидетельствует о том, что существует нереализованный потенциал для развития внутреннего рынка и увеличения прибыли национальных предприятий. И если предположить, что на востоке все-таки удастся достигнуть долгосрочного перемирия, которое повлечет восстановление разрушенных объектов инфраструктуры, внутренний рынок – как строительный, так и металлургический – начнет бурно развиваться.

Подготовлено по аналитическим материалам рейтингового департамента Credo-Line LLC

Источник: Версии
54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам