Конопляное поле Украины

Конопляное поле Украины

Если посмотреть на заголовки последних новостей, становится совершенно очевидным, что по пути в евроинтеграцию Украина сбилась с курса и зашла на веселое конопляное поле. ГПУ подозревает главу Апелляционного суда в преступлениях. СБУ подозревает ГПУ в коррупции. МВД подозревает всех и во всем. Министра экологии выгнали за связи с олигархами. Уходя, он обвинил премьера в связях с кланами. Госстат заметил признаки выздоровления, потому что в мае производство рухнуло только на 20,7%, а в апреле было 21,7%. Возле визовых центров толпы желающих сдать отпечатки пальцев на «шенген». Европа стала ближе...

Самый важный вопрос для власти: чего от нас хотят спонсоры? Если ответ не будет расшифрован, есть шанс не получить очередную порцию баблишка. Сначала нам казалось, что Запад хочет борьбы с коррупцией, которую мы развернули широко и ярко, продемонстрировав: этого добра у нас сколько хочешь, и никакая революция ничего не лечит, и люстрация не помогает. Как сказал Яценюк на вчерашнем Кабмине, коррупция у нас децентрализовалась и расползлась по всем уровням.

Взявшись искоренять коррупцию на всех уровнях и попутно «искоренив» одного главу СБУ, нескольких «гарвардских мальчиков» в правительстве (последним стал министр экологии, который начал свое видеообращение со слов «я – выпускник Гарварда), двух прокуроров, двух начальников ГАИ и высокопоставленных судей, мы вдруг заметили, что в Европе и даже в Америке совсем не в восторге от нашей бурной очистительной деятельности. Выяснилось, что сам процесс их не вдохновляет. Они хотели бы результата. А мы думали, что борьба с коррупцией и есть результат, которого от нас добиваются.

Такое же недоразумение возникло с выплатой долга России. Сначала нам показалось, что Штаты и МВФ подталкивают нас не платить долги России. Поэтому мы назвали кредит $3 млрд. взяткой и приготовились не отдавать. Но тут оказалось, что месседж был расшифрован неверно. И отдавать, а также платить проценты по этим займам нужно. Что мы и сделали в этот понедельник, перечислив $75 млн.

Понятно, что цель МВФ, как любого кредитора, получить назад свои деньги от несостоятельного заемщика. И при этом опередить других кредиторов. В данном случае – частных. И если для этого необходимо включить «фактор России», то никто не будет спрашивать Киев, нравится это ему или нет

Понять логику МВФ простому крестьянскому уму сложно. Ибо, как пишет Леонид Бершидский во вчерашнем обзоре Bloomberg, озаглавленном «МВФ уступает Путину на Украине», «встав на сторону России, МВФ помогает опровергнуть доводы частных кредиторов, которые в понедельник поддержало агентство Moody’s, заключающиеся в том, что Украине не нужно уменьшение номинальной стоимости ее долга. Они говорят, что изменения графика погашения будет достаточно для того, чтобы за четыре года сэкономить $15,3 млрд. Этот целевой показатель был обозначен в программе помощи МВФ. Но все эти расчеты пойдут насмарку, если Украине в этом году придется выплатить России три миллиарда долларов».

Понятно, что цель МВФ, как любого кредитора, получить назад свои деньги от несостоятельного заемщика. И при этом опередить других кредиторов. В данном случае – частных. И если для этого необходимо включить «фактор России», то никто не будет спрашивать Киев, нравится это ему или нет. Скажут платить – платим. Скажут не платить – падаем на пол и орем «Воздушная тревога!». Размышлять над сутью интриг между МВФ и крупнейшими инвестфондами мира – только попусту терять время. Как любит повторять один известный генерал: «Команды думать не было, была команда выполнять».

Команду «выполнять», в данном случае Минские соглашения, дал Евросоюз, напомнив, что до конца года мы должны дать особый статус Донбассу и легитимизировать тамошние органы управления. Мы тут же скосили под дурачка и развернули хитрый (как нам казалось) пропагандистский кипеш на тему, что ЕС требует статус для Донбасса без прекращения огня. ЕС ответил, что прекращение огня – обязательно, и он обратного не говорил. Мы тут же сообщили всем, что никакого статуса никто не требует. И с гуманитарной целью перехватили очередной груз детского питания на блокпостах АТО.

Организовав Европе мелкий троллинг за напоминание о пунктах Минских соглашений, мы тут же радостно объявили, что визы нам, скорее всего, отменят. Понятное дело, не в этом году, но, может быть, в следующем. Об этом заявил представитель Украины при ЕС Константин Елисеев. Осталось только соединить их базы с нашими и базами Интерпола. Почему Интерпола? Ну, при таком количестве новостей о коррупции в высших органах и пытках мирного населения силами добровольческих батальонов въезд в Европу логичен исключительно через Интерпол. Это наши ворота в светлое, цивилизованное будущее.

А пока ворота не открыты, всем желающим получить шенгенские визы велели сдать отпечатки пальцев, приблизив таким образом Украину к мечте о свободном въезде в цивилизованный мир.
Глядя на то, как зона АТО наполняется российскими рублями и российскими же товарами, мы сильно удивляемся, почему объемы производства в пищевой промышленности в Украине сократились в январе-мае на 12,4%, а в фармацевтике на 13,2% по сравнению с прошлым годом

Впрочем, чтобы шастать по европам, нашим согражданам нужно, как минимум, иметь соответствующие доходы. Но, кроме коррупционных способов заработка, которые широко обсуждаются в СМИ на примерах из жизни высокопоставленных лиц, вариантов хорошо жить в кризис не наблюдается. Средняя реальная зарплата упала в апреле на 29,6%, по сравнению с прошлым годом. Хотя цены выросли вдвое.

Также, по данным статистики, спад промышленного производства в Украине в мае 2015 года по сравнению с маем 2014 года замедлился до 20,7% с 21,7%, зафиксированных в апреле 3015-го. Ни у кого, кроме Госстата, такое изменение показателей оптимизма не вызвало, ибо специалисты понимают, что фокус – в сравнительной базе: в мае прошлого года АТО вошла в активную фазу и на востоке начали массово останавливаться предприятия.

Кстати, тот самый один процент «прироста», которым так гордится Госстат, удалось добрать за счет запуска производства на металлургических и коксохимических заводах, расположенных в зоне АТО. Не случайно объемы производства в металлургии выросли в мае по сравнению с апрелем на 7,6%. Но в любой момент предприятия могут снова остановиться из-за возобновления боевых действий.

В целом же ситуация в экономике, мягко говоря, удручающая. В добывающей промышленности и разработке карьеров по сравнению с январем-маем 2014 года падение составило 25,5%, в перерабатывающей – 20,5%, в снабжении и распределении электроэнергии, газа, пара и кондиционированного воздуха – 15,6%.

В пищевой промышленности за 5 месяцев промышленное производство сократилось на 12,4%, в легкой – на 12,2%. Из-за сезонной специфики только перерабатывающая пищевая промышленность выросла в мае на 3% (начали делать соки и варенья), а легкая – на 3,6% (упаковочный материал).

Если «падеж» машиностроения легко объяснить разрывом связей с традиционными рынками сбыта, то национальную пищевую промышленность мы методично добиваем по принципу «вырой яму другому и ляг в нее сам». Решив задавить голодом Донбасс и не дать накушаться украинских продуктов Крыму, правительство подарило весь этот рынок России.

По разным данным в зоне АТО, где официально прописаны 2,8 млн. человек, сейчас постоянно проживает не меньше 1,5 млн. жителей. В Крыму – 2 млн. населения. Чем уже горлышко, через которое проникают в «зону отчуждения» продукты, лекарства и товары первой необходимости из Украины, тем шире поставки из России и Беларуси.

Глядя на то, как зона АТО наполняется российскими рублями и российскими же товарами, мы сильно удивляемся, почему объемы производства в пищевой промышленности в Украине сократились в январе-мае на 12,4%, а в фармацевтике на 13,2% по сравнению с прошлым годом. Взаимосвязь между двумя описанными выше факторами угадать не получается. Здравый смысл не включается даже кнопкой из Евросоюза. Конопляное поле цветет и побеждает...