Украина: Гондурас нам в помощь и гватемальский прокурор в придачу

Украина: Гондурас нам в помощь и гватемальский прокурор в придачу

Страна погрязла в борьбе с коррупцией. Все с кем-то борются. Братство газовой принцессы – с оффшорами шоколадного королевства, грузинские прокуроры – с бриллиантовыми и т.д. и т.п. Но резко не хватает практики. Европа нам, увы, не советчик – она до такого маразма не дошла. Поэтому надо импортировать опыт из Латинской Америки. Там почти в каждой стране борьба с коррупцией закончилась либо арестом президента, как Гватемале и Перу, либо импичментом (Парагвай, Эквадор, Венесуэла, Бразилия). Об остальном истеблишменте я молчу – они все там под следствием, целыми парламентами, партиями и фракциями. Что характерно, коррупция в итоге никуда не делась. Но зато как повеселились!

Заранее предупреждаю, что я не буду никого разоблачать и тем более менторствовать по актуальным коррупционно-оффшорным вопросам. Почему? Потому, что грех даром рассуждать на темы, за которые Лещенко получает вишенки на торте.

Недавно с завистью прочитал его 8-ю по счету статью в популярной норвежской газете с самыми высокими в Европе гонорарами.

Понял только заголовок и всего два слова: «Må bekjempe korrupsjonen i Ukraina». Но и этого оказалось достаточно. Правда, сначала думал, что это по-крымскотатарски написано. Но, присмотревшись, к фотографии гаранта, осознал, что это наш выдающийся коллега «SERGII LESHCHENKO, ukrainsk journalist og politiker» в очередной раз прославил любимую всеми Украину в Европе. Тонкая работа, друзья. Очень тонкая. Даже не буду пытаться конкурировать. Поэтому я сразу перейду к Гондурасу.

Гондурас – это такая небольшая страна в Латинской Америке, которая вспоминается сразу, как только речь заходит об Украине. В фольклоре даже присутствует поговорка о том, что «не ту страну назвали Гондурасом», которая всецело отображает реальное отношение украинцев к своей родине.

Так вот, Гондурас, как и Украина, систематически борется с коррупцией. Дел много, все они увлекательные. Так, министра социального обеспечения Марио Селайя обвиняют в хищении $200 млн. из бюджета страны, которые он потратил... на 28-летнюю проститутку из Чили Наталью Киуффарди. После ареста Марио Наталье грозит экстрадиция в Гондурас. Девушка утверждает, что «жених» был очень обаятельным и у нее не было оснований подозревать, что они кутили на деньги местного пенсионного фонда.

Расследование проходит на фоне призывов к отставке президента Хуана Эрнандеса, который уже признал, что значительная часть средств на его президентскую кампанию 2013 года имеет коррупционное происхождение и он ждет импичмента. Другой президент Гондураса, уже бывший – Рафаэль Кальехас – арестован в США в рамках дела о коррупции в Международной федерации футбола

Кроме этого, у них сидят вице-спикер Конгресса Лена Гутьеррес, члены ее семьи и еще 15 человек, подозреваемых в продаже поддельных препаратов по завышенным ценам Министерству здравоохранения Гондураса. Очень понятная и знакомая украинской элите схема.

Расследование проходит на фоне призывов к отставке президента Хуана Эрнандеса, который уже признал, что значительная часть средств на его президентскую кампанию 2013 года имеет коррупционное происхождение и он ждет импичмента. Другой президент Гондураса, уже бывший – Рафаэль Кальехас – арестован в США в рамках дела о коррупции в Международной федерации футбола.

Кстати, Гондурас, как и Украина, имеет своего политического врага – Сальвадор. Войны между соседями не происходит лишь потому, что силы у них приблизительно равны и уровень коррупции тоже. И они слишком поглощены борьбой с нею.

В Сальвадоре эта борьба носит необратимый характер: недавно сальвадорцы довели до смертельной комы на нервной почве своего экс-президента Франсиско Гильермо Флореса. 56-летний Флорес скончался в январе этого года, в разгар следствия по делу о присвоении международной финансовой помощи на восстановительные работы после землетрясения 2001 года. Суд обвинил бывшего главу государства, который уже был на тот момент лидером оппозиционной партии, в присвоении чеков на $15,3 млн. Скажете, мелкая сумма? Ну, так и страна не слишком огромная. В крупных странах Латинской Америки и коррупционные скандалы побольше.

Образцом для подражания Украине уже определена... Гватемала. Я не шучу, ибо когда у нас формировались органы (антикоррупционные) – все эти НАБУ, НАПК, САП, АВА и проч., то в качестве грантовой помощи нам подкидывали Карлоса Кастресану – прокурора, посадившего в середине 2000-х годов в Гватемале 150 чиновников, включая экс-президента.

Хотели даже инсталлировать его в ряды наших советников, но Кастресана нашел к этому времени «работу на дому» – сжать второго по счету, теперь уже действующего президента Гватемалы и ограничился умными рекомендациями Украине посредством интервью тут.

Кстати, опыт Гватемалы нам действительно стоит изучить, и вовсе не для того, чтобы повторять. Парадокс борьбы с коррупцией в Гватемале в том, что, желая сделать как лучше, она пригласила к себе Международную комиссию по борьбе с безнаказанностью, которую и возглавил Карлос Кастресана. В итоге коррупция реально не уменьшилась, но в стране возникла своего рода «диктатура прокуроров».

Стало модно быть «независимым прокурором», желательно с гордым прозвищем «охотник на министров» или «гроза президентов». Карлос Кастресана, например, прославился тем, что отправил за решетку гостеприимного Альфонсо Портильо – президента Гватемалы в 2000-2004 годах, который легкомысленно и пригласил в страну «независимых международных прокуроров».

Суд приговорил Портильо к пяти годам и 10 месяцам тюрьмы за коррупцию и отмывание денег. Вместе с ним «на зоне» оказался чуть ли не весь состав местного Кабмина, лидеры влиятельных партий и даже крупные бизнесмены. Все это входило в «программу очистки», исполненную прокурорами-диктаторами.
Весной нынешнего года разразился очередной скандал. Правоохранители выяснили, что группа высокопоставленных государственных служащих за взятки помогала предпринимателям не платить таможенные пошлины. Предполагаемым лидером «банды министров» оказался Хуан Карлос Монсон, сотрудник аппарата вице-президента Роксаны Бальдетти

В этом плане для Украины очень любопытным будет итог борьбы: на смену арестованным и осужденным политикам-коррупционерам пришли новые, как правило, их оппоненты. И ловко подхватили упавшее знамя коррупции.

Весной нынешнего года разразился очередной скандал. Правоохранители выяснили, что группа высокопоставленных государственных служащих за взятки помогала предпринимателям не платить таможенные пошлины. Предполагаемым лидером «банды министров» оказался Хуан Карлос Монсон, сотрудник аппарата вице-президента Роксаны Бальдетти. Под давлением общественности 8 мая прошлого года Бальдетти была вынуждена уйти в отставку, а 21 августа она была задержана.

В тот же день Генпрокуратура и финансируемая ООН Международная комиссия по борьбе с беззаконием в Гватемале объявили о намерении провести доследственную проверку деятельности президента на предмет коррупции. В их распоряжении оказались записи разговоров, которые могут указывать на участие Молины в незаконной деятельности.

Сухой остаток блестящей спецоперации международных структур таков: президента Переса Молину, избранного на волне «антикоррупционного негодования масс», официально обвинили в преступном сговоре, контрабанде и взяточничестве в связи с коррупционной схемой, выявленной в деятельности таможенных органов страны. Конгресс лишил Переса Молину судебного иммунитета, а 2 сентября 2015 года суд одобрил запрос на его арест. После этого он подал прошение об отставке. Вскоре Перес Молина был арестован и отправлен в тюрьму «Матаморос». Роксана Бальдетти также находится под стражей до сих пор.

Вот уже седьмой год сидит в тюрьме и президент Перу Альберто Фухимори, который в 2000-м бежал из страны из-за массовых акций протеста, вызванных коррупционными разоблачениями в его окружении. Он попросил политического убежища на этнической родине в Японии и уже оттуда заявил о своем уходе с поста.

Однако Конгресс Перу не принял его добровольной отставки, лишил должности с формулировкой за "стойкую моральную несостоятельность" и запретил в течение 10 лет занимать государственные должности. Впоследствии он был обвинен в растрате госсредств и в руководстве операциями, приведшими к массовым убийствам в 1991-1992 годах.

В 2005 году Фухимори приехал в Чили, где был арестован и впоследствии экстрадирован в Перу. В июле 2009 года Фухимори был приговорен к 25 годам заключения. Из них – к 7,5 годам заключения за взятку в $15 млн. и к 6 годам за организацию незаконного прослушивания телефонных переговоров и использование бюджетных средств для подкупа журналистов во время предвыборной кампании 2000 года.
Впрочем, есть все основания полагать, что Альберто Фухимори выйдет на свободу досрочно: в первом туре президентских выборов в Перу, состоявшихся 16 апреля, победила его дочь Кейко. Если она одержит победу и во втором туре 5 июня, то у Фухимори-отца есть шанс повторить «круиз» Юлии Тимошенко – на майдан в инвалидной коляске под восторженные вопли толпы

Впрочем, есть все основания полагать, что Альберто Фухимори выйдет на свободу досрочно: в первом туре президентских выборов в Перу, состоявшихся 16 апреля, победила его дочь Кейко. Если она одержит победу и во втором туре 5 июня, то у Фухимори-отца есть шанс повторить «круиз» Юлии Тимошенко – на майдан в инвалидной коляске под восторженные вопли толпы. После чего тяжелый меч антикоррупционных расследований обрушится на головы оппонентов.

Тут следует отметить, что далеко не во всех латиноамериканских странах движущей силой антикоррупционной борьбы является политика. Кое-где это просто интересы бизнеса – как правило, местных или транснациональных корпораций. Одним словом, олигархов. Это знакомое нашему уху слово – ключ к пониманию кризиса в самой крупной стране Латинской Америки – Бразилии, который держит в напряжении весь мир, за исключением хутора под названием Украина.

12 мая сенат Бразилии (верхняя палата парламента) проголосовал за продолжение процедуры импичмента в отношении президента страны Дилмы Русеф. Ее обвиняют в финансовых нарушениях во время первого срока на президентском посту (2011-2014 годы), а также в первые месяцы второго мандата (с января 2015 года).

Заметим, президента обвинили не в коррупции, а в том, что она неправильно отчитывалась по поводу социально-экономического положения в стране якобы с целью приукрасить картину и победить на следующих выборах. Еще ее подозревают в нецелевом расходовании средств. В частности, в том, что два года назад она заимствовала деньги в госбанках на покрытие бюджетного дефицита. Если бы у нас за такое отлучали от власти, в стране возник бы полный управленческий вакуум.

Теперь Русеф должна покинуть свой пост на время дальнейшего рассмотрения дела. Согласно законодательству страны, в это время исполнять обязанности главы государства будет вице-президент. Дилма в свою очередь распустила правительство. И все это – накануне Олимпиады в Рио-де-Жанейро.

Интересно, что большинство из сенаторов, которые проголосовали за импичмент, сами находятся под уголовным преследованием по делам о коррупции. Это нормально для нынешней Бразилии, где сидит или находится под следствием вся политическая верхушка, включая соратника Дилмы Русеф, экс-президента Лула да Силва и руководство правящей Партии трудящихся. Причем одна из версий блестящей антикоррупционной кампании, что она проплачена транснациональными нефтяными компаниями и местными олигархами.

Попытаюсь объяснить всю эту катавасию максимально просто. Итак, чуть более года назад в Бразилии стартовало резонансное расследование, получившее кодовое название "Автомойка".
Примечательно, что самый громкий коррупционный скандал в истории страны раскрутили девять провинциальных прокуроров во главе с судьей Сержиу Моро. Изначально отдел федеральной полиции города Куритиба вел расследование об отмывании небольших сумм через обмен валюты и банковские переводы за границу

Примечательно, что самый громкий коррупционный скандал в истории страны раскрутили девять провинциальных прокуроров во главе с судьей Сержиу Моро. Изначально отдел федеральной полиции города Куритиба вел расследование об отмывании небольших сумм через обмен валюты и банковские переводы за границу.

Потом прокуроры «неожиданно» вышли на топ-менеджера крупнейшей государственной нефтегазовой компании Petrobras Паулу Роберту Косту, курирующего многомиллиардные проекты по нефтепереработке. Он признался, что в течение десяти лет получал взятки от крупнейших строительных компаний страны в обмен на заключение контрактов по завышенным ценам. Откаты составляли 3% от стоимости сделок. Косту приговорили к домашнему аресту и предложили сотрудничать со следствием, чтобы смягчить наказание.

И тогда он якобы назвал все известные в Бразилии политические имена – лидеров правящей левой партии, заявив, что они получали откаты от Petrobras. Общая сумма взяток превысила $4 млрд. Следствие еще не закончено, и у «стаи» независимых прокуроров есть основания предполагать, что эта цифра достигнет $22 млрд. По подсчетам Transparency International, это второй по масштабу коррупционный скандал в мире.

Сейчас Бразилия живет тремя интересами: подготовкой к Олимпиаде, многотысячными митингами (самый крупный собрал 3 млн. человек при общем населении страны, включая неграмотных индейцев, в 220 млн.) и просмотром прямых трансляций обысков у коррупционеров. Когда выносят огромные сейфы, набитые деньгами, выкатывают из гаражей коллекционные автомобили и достают картины, включая некоторые полотна Сальвадора Дали. Для страны, где треть населения живет в фавелах без воды, канализации, оконных стекол и работы, это очень увлекательное зрелище.

При этом вина экс-президента Лулы да Силвы и его соратницы и преемницы Дилмы Русеф прямо не доказана, хотя она и входила в наблюдательный совет Petrobras, почему ей и вменили макроэкономический обман.

В порядке ликбеза. Партия трудящихся – весьма специфическая политическая сила, которая находится у власти в Бразилии непрерывно с 2003 года. Несмотря на название, она не была похожа на традиционное расширение профсоюзных организаций или типичное левое социалистическое движение. Лула, не имеющий высшего образования, набрал себе в команду журналистов, историков, литературных критиков и всевозможных представителей богемы, а штаб партии организовал в фешенебельном районе Сан-Паулу. К удивлению многих бразильцев, Партия трудящихся очень скоро превратилась в самую крупную партию страны, а сам Лула дважды избирался на пост президента.
Период процветания закончился, мировые цены на бразильское сырье упали, и страна погрузилась в кризис. Лула сейчас под следствием. Русеф под импичментом. В то же время причиной происходящих там событий ее сторонники называют сговор американских корпораций с местными олигархами, недовольными политикой левоцентристов

Зарубежная пресса сравнивала эффективность его политики с лучшими днями правления Билла Клинтона в США. В 2010 году Лула, находившийся на пике популярности, из-за конституционных ограничений не мог участвовать в президентской гонке и переизбираться на третий срок. Он объявил своим преемником Дилму Русеф – давнюю соратницу по политической деятельности, работавшую министром энергетики.

Но потом период процветания закончился, мировые цены на бразильское сырье упали, и страна погрузилась в кризис. Лула сейчас под следствием. Русеф под импичментом. В то же время причиной происходящих там событий ее сторонники называют сговор американских корпораций с местными олигархами, недовольными политикой левоцентристов. Американцы же недовольны тем, что практически весь поток бразильской нефти идет в Китай и работает на их основного геополитического соперника.

Надо заметить, что именно нефть стала причиной импичмента президента Венесуэлы Андреса Переса в 1993 году: тогда Национальный конгресс признал его виновным в присвоении 250 млн. боливаров ($17 млн.) из правительственных фондов. А также импичмента президента Эквадора Абдала Букарама: его отстранили в феврале 1997 года. Парламент страны объявил, что президент не способен руководить в силу "психической недееспособности". Букарама обвиняли в дискредитации должности главы государства, незаконном "использовании вооруженных сил в личных целях", коррупции и неподобающем поведении (например, во время публичных выступлений, транслируемых по телевидению, он пел и танцевал). Все это, по мнению парламентариев, являлось нарушением конституционных норм и представляло угрозу для внутренней безопасности страны.

Ну, и последняя новость такого же рода – когда в 2012 году в Парагвае нашли гигантское месторождение нефти и возник спор, кто его будет разрабатывать – местные компании или транснациональные, парламент отстранил от власти путем импичмента президента страны Фернандо Луго, противника транснациональных нефтяников.

Его обвинили в ненадлежащем исполнении должностных обязанностей, что, в частности, привело в июле 2012 года к гибели 17 человек в результате вооруженного столкновения между полицейскими и безземельными крестьянами.

Большинство государств Латинской Америки посчитали эти события государственным переворотом и отозвали своих послов из Парагвая. Но вскоре выяснилось, что Луго воровал. И что к коррупции было причастно почти все руководство Парагвая. И весь цивилизованный мир успокоился. Перефразируя слова известной песни о летчиках: «и город подумал «зачистки» идут...».

P.S. Какие выводы из этого «пособия» по борьбе с коррупцией в Латинской Америке можно сделать в контексте Украины? Первый и самый очевидный – понятно, каким путем мы идем. От Европы тут нет даже вывески. Комментарии излишни.

Второй вывод – борьба с коррупцией, возведенная в ранг «политической манечки», приводит к смене элит, но не влияет существенно на само коррупционное зло. Потому что это не просто дурная привычка, а национальная особенность менталитета. Она естественна, и потому ее нельзя искоренить, как и секс, к примеру. Но можно использовать в качестве орудия политических интриг и выдаивания финансовой помощи у наивного Запада, который мыслит другими критериями.

Третий вывод таков: любой диктат опасен. Там, где правоохранительная система прислуживает власти, неизбежно будет преследование оппонентов/конкурентов и безнаказанность для своих. Там, где власть слаба и уступила давлению то ли международных доноров, то ли транснационального бизнеса, ее будут «иметь во все щели» с помощью так называемых «независимых прокуроров». И это уже диктатура прокуроров, которая ничего общего с европейскими ценностями также в себе не несет.

При этом чем беднее общество, тем больше оно любит бразильские сериалы. А сериал, где в прямом эфире раздевают, разоблачают и низлагают власть – самое упоительное зрелище для необразованного нищего плебса со времен гладиаторских боев. Все остальное – детали.