Слив люстрации и «онижедети» в социальном лифте

Слив люстрации и «онижедети» в социальном лифте

Журналисты любят звучные штампы. Типа «сторожевые псы демократии» и т.п. Поэтому, когда мне вчера сказали, что 23-летнюю Анну Калинчук, которая стала и.о. главы люстрационного департамента, за глаза называют «чихуахуашкой», полчаса «рыдал пацсталом». А ведь смешного мало. Раз серьезное дело поручают такой Ане, значит, сливают люстрацию.

Она уже никому не нужна – ни нам, ни донорам. В тренде борьба с коррупцией и все такое...

Вчера все сравнивали назначение этой самой Ани на люстрацию в Минюст и 24-летней Насти Деевой в МВД. Но общего в них лишь то, что обе девочки проехались в социальном лифте на верхний этаж. Настя – официальный замминистра. Аня – временный и.о. Настя отвечает за гранты, Аня – за судьбы людей. А это две большие разницы.

Для того, чтобы заниматься грантами, не нужно ни возраста, ни авторитета. Это можно делать и в нижнем белье. Поэтому сколько там у этой Анастасии фотографий “ню”, “полу-ню” и “совсем не ню”, роли не играет. Анюте же предстоит отбиваться в судах от жертв своей бывшей начальницы, что явно не по силам деффачке без адвокатского свидетельства и опыта. Так что еще раз повторю свой вывод: бегство Татьяны Козаченко и временное назначение “чихуахуашки” – только видимая часть заговора против люстрации.

А ведь все так бодро начиналось в 2014-м с катания должностных лиц в мусорных баках. И закончилось полной ж...ой, в которой оказались все, независимо от того, стояли они на майдане или обходили его стороной. Разница лишь в том, что одни признают факт нахождения в пункте “ж”, другие – отрицают. Разумеется, отрицает официальная власть, потому что не очень приятно писать в автобиографии: “Идя по пути евроинтеграции, привел страну в ж...у”.

Но это факт. Как и то, что вместе с эйфорией и надеждой на чудо погас интерес населения к люстрации. Это, знаете, как неудачный рецепт похудения: пил кефир, ел сверчков, но опять не сработало.

Казалось бы, сделали все, что могли: переименовали города и улицы, запретили Компартию и коммунистическую символику, выгнали с работы пару тысяч человек, а все равно у народа нет денег платить за коммуналку. Печальненько...

К этому паскудному в целом настроению добавляется тот факт, что опешившие поначалу “враги народа” – бюрократы, прокуроры, судьи, менты и даже армейские генералы, оправившись от первого постреволюционного шока, начинают поднимать головы. Восстанавливаются по судам. Военных и ментов восстанавливают и без судов, потому как кому-то надо воевать в АТО и с преступностью. Но больше всех “борзеют” судьи.


Пройдет какое-то время, и массово посыплются иски в Европейский суд по правам человека. Ибо, как подчеркивает представитель Украины в комиссии "За демократию через право" (она же Венецианская комиссия) Владимир Пилипенко, Венецианская комиссия не утверждала и не одобряла вариант украинской люстрации

Судьи вообще показали невероятную стойкость: не дали сковырнуть себя в целом. На люстрационном поле боя пали лишь отдельные личности. Летом этого года Татьяна Козаченко плакалась «5-у каналу», что люстрация судей в Украине провалилась. Дескать, порядок их увольнения прописан в Конституции и «он очень серьезный».

«Это закон о восстановлении доверия к судебной власти и об очищении власти – это те критерии, когда судьи принимали решения в контролирующих органах, либо не прошли имущественную проверку. Это все суды уже прошли и даже все судьи Верховного суда имеют все положительные выводы относительно имущественной проверки», – констатировала пани люстратор.

На самом деле судьи просто оказались более сплоченной корпорацией, чем налоговики, прокуроры, армейцы и тем более обычные чиновники. И попытка разбить их войско с наскока обернулась для армии Тани Козаченко и Егора Соболева серьезным поражением. Есть подозрение, что этим война принципов не закончится: “люстрационных зверюшек” еще догонят и наваляют им по полной программе. За все причиненные неудобства.

И в этом плане старшим товарищам удобно, чтобы на передовой оказалась необстрелянная молодежь. “Синдром Крут”, так сказать. В случае чего поставим памятник. Виртуальный, в Facebook.

Тем более что люстрация и в самом деле уже фактически закончилась как временный массовый психоз из серии охоты на ведьм, и пришло время разгребать наломанные дрова. Напомню, что по плану Кабмина на проверки в контексте “очищения власти” отводилось два года. Кого за это время “вычистили” или спугнули, вынудив “уйти, чтобы не связываться”, тот стал жертвой революционных репрессий. Остальные могут осторожно выдохнуть.

По словам Козаченко, из 5 тыс. госслужащих высшего ранга люстрировали почти тысячу человек. Это те, кого внесли в “черный список” люстрированных лиц. Но по версии общественников, типа организации «Общественный люстрационный комитет», вместе с теми, кто уволился, не дожидаясь люстрации, но лишен права ближайшие 10 лет занимать высокие руководящие должности, насчитывается 2,5 тыс.

Какова цифра на самом деле, с учетом люстраций на областных и районных уровнях, в прокуратуре, милиции, налоговой, армии (клевое занятие во время войны, а!), почему-то доподлинно неизвестно. Возможно, потому, что “люстранты” – это категория не постоянная, а переменная. Не секрет, что многие восстанавливаются на своих должностях или выбираются из черного списка через украинские суды.

Пройдет какое-то время (судебная процедура – дело продолжительное), и массово посыплются иски в Европейский суд по правам человека. Ибо, как подчеркивает представитель Украины в комиссии "За демократию через право" (она же Венецианская комиссия) Владимир Пилипенко, Венецианская комиссия не утверждала и не одобряла вариант украинской люстрации.

Кстати, о Венецианской комиссии. Мы ее проигнорировали, но она нас нет: украинской люстрации посвящено специальное заключение относительно закона "Об очищении власти". Оно висит на официальном сайте Комиссии.
Я понимаю замысел Козаченко, которая, глядя на схему Згуладзе – через свою помощницу контролировать грантовые дела в министерстве, хочет повторить этот трюк в своем люстрационном департаменте. Но помните известный афоризм: “история повторяется дважды и второй раз в виде фарса”? Так вот мы и тут достигли потрясающих успехов – сразу начинаем с фарса. Им же, впрочем, и заканчиваем

Общий смысл этого заключения – увольнять человека по формальным признакам, например, просто из-за того, что он работал при Януковиче, – незаконно. В частности, по мнению Венецианской комиссии (ВК), применять люстрацию можно только по решению суда, в котором доказано, что конкретное лицо причастно к нарушениям демократии и прав человека при Януковиче в 2010-2014 гг., а также во время событий евромайдана 2013-2014 гг. Без судебного решения люстрация является формой политической расправы.

"Люстрация не является и не должна быть формой уголовного судопроизводства. Она никогда не должна использоваться в качестве замены для уголовного наказания, либо в качестве возмездия и мести... Масштабная люстрация может быть весьма проблематичной, привести к огромным бюрократическим тяготам и спровоцировать атмосферу "всеобщего страха и недоверия", – отмечают в заключении эксперты ВК.

Масштабная тотальная беспочвенная люстрация без решения суда – это дурь, которой два года маялась Татьяна Козаченко и набранные ею в люстрационный департамент мальчики и девочки. Фактически они сами стали жертвами общественного психоза, а также желания поиграть в палачей со всем юношеским максимализмом. «Онижедети» как-никак.

Люстрационный детсад оказался еще и заложником дебильного закона, писаного на коленке Егором Соболевым со товарищи и принятого в октябре 2014 года. Этот закон, кстати, запрещает занимать должности в органах государственной власти (для одних на 10 лет, для других – 5) не только высокопоставленным чиновникам режима Януковича, но и бывшим руководящим работникам Коммунистической партии СССР, ЦК ЛКСМУ; штатным или негласным агентам КГБ СССР, других союзных республик СССР, Главного разведывательного управления Министерства обороны СССР и т.п.

То есть копать биографию человека надо до “эмбриона”. Сидеть в архивах КГБ, допрашивать на детекторе лжи, гастролировать по союзным республикам СССР в поиске, не завалялись ли у них наши сексоты. Понятно, что талантливая молодежь ничем этим не занималась. И когда встанет вопрос, почему люстрация закончилась быстро и карикатурно, укажут на них. Халатно отнеслись к своим обязанностям. Недоработали. А тут еще, как мы сказали выше, придет время массовых исков...

Самое время адвокатессе Козаченко смотаться и оставить в лавке Анну Калинчук, у которой мама работала то ли медсестрой, то ли массажисткой в санатории, а сама она получила диплом юриста не в Европе и не в Америке, и даже не в Киеве или Харькове, а в Национальном университете "Острожская академия".

Настя Деева хоть поездила по заграницам, пожила в Швеции, прежде чем начала носить сумку за Экой Згуладзе. А крошка Аня (имею в виду ее “богатырский рост”), ничего кроме будуара Татьяны Анатольевны не видевшая, должна кошмарить и добивать в судах, в том числе и международных, умудренных жизненным опытом бюрократов?! Да не смешите мои тапки!

Я понимаю замысел Козаченко, которая, глядя на схему Згуладзе – через свою помощницу контролировать грантовые дела в министерстве, хочет повторить этот трюк в своем люстрационном департаменте. Но помните известный афоризм: “история повторяется дважды и второй раз в виде фарса”? Так вот мы и тут достигли потрясающих успехов – сразу начинаем с фарса. Им же, впрочем, и заканчиваем.