Непрозрачное «Prozorro», или Как украсть миллиард-2

Непрозрачное «Prozorro», или Как украсть миллиард-2

Продолжаем развенчивать миф о Prozorro как панацее, избавляющей систему госзакупок от коррупции. Мы уже узнали, кто из олигархов стоит за «реформой» и какие деньги зарабатываются на платном доступе к казенным тендерам. Сегодня мы раскроем собственников электронных площадок и расскажем о деталях коррупционных схем, нетронутых реформой...

Всем «волонтерам» – по куску пирога

Для начала мы решили и сами зайти в гости к Prozorro. На сайте все свалено в кучу – начиная с миллиардных тендеров “Укргаздобычи” и заканчивая домами престарелых, закупающими ночнушки и трусы на несколько тысяч гривен. И логика в этом есть – в таком "винегрете" труднее посчитать “баблотрафик”.

Открыв сайт prozorro.gov.ua, посетитель видит “замануху” – свежие тендерные предложения. Кликнув на них, он попадает на страницу, где ему сперва нужно выбрать электронную торговую площадку, а потом заплатить этой площадке за допуск к казенному предложению.



Графически на первом месте расположена площадка NEWTEND: как мы уже писали в предыдущей части, соавтором этого проекта является директор департамента регулирования госзакупок Минэкономразвития Александр Стародубцев.

В дальнем правом углу – популярный интернет-портал Prom.ua, официально – часть международного холдинга Naspers (собственник Slando – OLX) со штаб-квартирой в Кейптауне.

Посредине привлекает к себе внимание и площадка SmartTender.biz от корпорации IT-Enterprise. Первая новость на сайте IT-Enterprise гласит: “Идентификация колеса: как компания Интерпайп перестроила свои мощности по мировым стандартам, используя ERP-систему IT-Enterprise”.

Собственники других площадок не менее интересны. За ООО “Э-Тендер” (E-tender) стоят бывший нардеп и муж теледивы Кати Осадчей Олег Полищук и партнер “любого друга” Виктора Ющенко – сирийского бизнесмена Юсефа Харреса – Александр Новохацкий. По слухам, их третий невидимый партнер – Наталья Яресько.

Список любопытных учредителей можно продолжать. Не остались без своего куска пирога и другие реформаторы-”волонтеры”. Хотя Андрей Кучеренко и покинул Prozorro, занявшись созданием собственной системы открытых коммерческих закупок RIALTO, но компания Ernst&Young, где он раньше работал, выиграла тендер на проведение аудита и в скором времени дополнительно проверит системуProzorro на безопасность.

А друзья из Transparency International, которые помогли собрать стартовое финансирование, работают как консультанты. Проводят тренинги среди чиновников, бизнесменов и журналистов в разных городах. Формируют так называемую сеть «агентов перемен». Хотя основной кусок распила бюджета на обучении и консультировании достался учебному отделу ГП “Прозорро”. Его возглавляет девушка по имени... Елена Стародубцева.

Как видим, почти все реформаторы стали выгодоприобретателями своей реформы и успешно зарабатывают на ней денежки. Собственно ради этой прибыли они и пробивали идею перевести все госзакупки (а это 250 млрд. грн. в год) на карманные электронные площадки.

Коррупция на тендерах: чужим тут не место

Как мы уже сказали в предыдущей публикации, а до этого не раз писали на сайте, электронная система закупок аферам никак не препятствует. Более того, она порождает новые схемы, хорошо известные на рынке.

Например, заказчики, чтобы сократить сроки подачи предложений, проводят тендеры... ночью. Самый яркий пример – закупка постельного белья «Укрзализныцей». Или специально пишут наименование товара с грамматической ошибкой: чтобы его нашли только свои. Заметим, что треть тендеров по разным причинам срывается и отменяется (таких случаев около трети), но плата за участие в них не возвращается. Как и побочные платежи. Также платят за пользование системой все участники торгов: и победители аукциона, и проигравшие.



Обжалование тендера в АМКУ, ранее бесплатное, с 1 апреля 2016 года стоит от 5 тыс. грн. до 15 тыс. грн. Электронные площадки торгуют также услугами консультантов и электронными гарантиями, которые часто требует заказчик.

Вообще, коррупция начинается задолго до торгов и далеко за пределами интернет-площадки. Как рассказывают бизнесмены, есть цена на то, что хочет купить заказчик, и есть квалификационные критерии. Цену для имитации экономии заказчики специально завышают – на 5-8% от приемлемой (типичный маркетинговый прием “скидки на распродажах”), Заранее договорившись с поставщиками о конечной цене. Так достигается широко распиаренная “экономия государственных средств”.

А чтобы отсечь конкурентов с улицы, от потенциального поставщика, как правило, требуют гарантийное письмо производителя или дистрибьютора, что товар будет соответствующего качества и доставлен вовремя, в соответствии с условиями торгов. Это гарантийное письмо как раз и является камнем преткновения.

Преимущественно все производители имеют 1-2 фирмы, которым дают эти гарантийные письма. Они и разыгрывают тендер. Остальным отвечают: «Вы знаете, здесь уже забронировали этот проект. Вы там не поучаствуете».

А предложить оборудование другого производителя нельзя, потому что качественно-технические требования выписаны к конкретному товару. И это тоже часть коррупционной схемы, которую Prozorro не устраняет.

По словам участников тендеров, сговор выглядит так: “В больницу приходит представитель фирмы. Спрашивает, что надо. Главный врач говорит, что планируется выделить деньги на УЗИ. «А сколько? – Примерно миллион». Тогда представитель фирмы говорит: «Давайте мы вам УЗИ поставим. Получите откат – 20 процентов от суммы». Врач, конечно, соглашается.

Городской или районный совет выделяет деньги. Фирма привозит главному врачу технические характеристики, например, китайского УЗИ. Главный врач их выставляет и объявляет торги. Уже другой аппарат им не поставишь и с дистрибьютором не договоришься. По закону должно быть не менее двух игроков в торгах. Часто для такой схемы добавляют еще подставного участника или фирму партнера, который подыгрывает. Таким образом все средства делят между собой, между своими же двумя участниками. Конкуренции нет. Ты не можешь стать в торгах третьим или пятым...”.


Конечно, самые вопиющие случаи стали достоянием гласности. Например, история, как Минобороны, закупило по новой системе отходы вместо мазута для АТО. Или как в Киевском городском клиническом онкологическом центре во время закупки швабр было указано, что предметом закупки является «устройство с держателем и насадкой». В итоге было приобретено 50 таких «устройств» – профессиональных немецких швабр Vermop за 123 тысяч гривен (по 2,5 тысячи за швабру).

Но вскрытые схемы – это капля в море от оставшихся в тени. По данным центра «Эйдос», анализ данных внутренней системы bi.ProZorro показал, что 72,5% закупок имеют низкую конкурентную активность. Другими словами, тендеры разыгрываются между своими. С минимальным количеством статистов.

В «облаках» и с банками

Тем временем юристы говорят о том, что реформа госзакупок была сделана второпях и, мягко говоря, не совсем чисто. Постановление Кабмина №166 от 24.02.2016 г., которым был утвержден “Порядок функціонування електронної системи закупівель та проведення авторизації електронних майданчиків”, просто напичкано нарушениями недавно принятого закона “О публичных закупках” (от декабря 2015 года).

В частности, законом не предусмотрено делегирование МЭРТом своих полномочий субъектам хозяйствования, чем является ГП “Прозорро” (ранее – ГП ”Зовнішторгвидав”). Кабмин имеет право устанавливать плату только для авторизованных площадок за доступ к веб-порталу, но никоим образом не имеет права вмешиваться и устанавливать плату для участников закупок, поскольку это прямо не предусмотрено законом.

Наконец, самое интересное – Кабмин не имеет права предоставлять полномочия органу власти принимать решение о предварительной авторизации электронных площадок на основании соответствующего решения комиссии без сертификата комплексной системы защиты информации (КСЗИ).

Все помнят скандал с электронным декларированием, когда Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции (НАПК) не могло вовремя запустить систему е-декларирования, так как не получило сертификат безопасности Госспецсвязи.

Постановление №166 вносит незаконное понятие «предварительной авторизации электронных площадок». Все электронные площадки для тендерных торгов “авторизированы предварительно”, видимо, потому что с сертификацией от КСЗИ у них не сложилось.

Буквально на днях появилась информация, что Prozorro хранит данные на удаленном облачном сервисе AWS (Amazon Web Service) в Нидерландах. Как иронизируют в соцсетях, вряд ли Amazon оформлял себе украинский сертификат на защиту информации у Госспецсвязи. Более того, информации о госзакупке услуг у Amazon для Prozorro тоже не было.

Финансисты, которые вошли в проект, не смогли пройти мимо еще одной прибыльной темы – продажи имущества ликвидированных банков, а также прав требований по кредитам (!). Кстати, 7 декабря был повышен размер комиссии, которую могут получить электронные площадки, за проведение аукциона по продаже прав требования по кредитам, максимальный порог комиссии и уменьшен размер гарантийного взноса.

Соответствующие изменения были внесены Фондом гарантирования вкладов физлиц в решение исполнительной дирекции «Об отдельных вопросах организации процесса продажи активов (имущества) банков, которые ликвидируются». В деловых кругах говорят, что “прозорровцы” просто нагнули ФГВФЛ в интересах своих партнеров – электронных площадок, с которыми они делят доходы в пропорции 60 на 40%.

P.S. Борцы с коррупцией на госзакупках, похоже, вошли во вкус и скоро переплюнут пресловутую “тендерную палату” Антоши Яценко. Или, напротив, позаимствуют у нее полезный опыт, как надо правильно возглавлять эту мафию. Непобедимую и легендарную...