Национализация "Привата" и "приватизации Нацбанка". СУГС!

Национализация "Привата" и "приватизации Нацбанка". СУГС!

Провел вчера целый день с Гонтаревой. Утром проснулся под ее брифинг, вечером заснул под «Свободу слова». В обед читал родной сайт и любовался мордашкой бабы Леры в рубрике «Топ-статьи». Ничего не писал. Ждал, пока все выср... Ну, в общем, выскажутся о национализации все: президент, НБУ, МВФ, «иксперды», соцсети, сам «Приватбанк». Хотите знать «что это было» и «что теперь будет»? Поясняю...

Не могу без слез умиления читать у коллег по цеху фразы типа: “Итак, о ситуации с “Приватбанком”. Случилось то, чего не мог предположить почти никто еще неделю назад, его национализировали все-таки...”. Ой, лышенько, какие же мы наивные. Неделю назад...

Мы вот, например, о национализации написали месяц назад – 7 ноября 2016 года. Статья так и называлась “Гройсман, вклады и тайна какой-то национализации”. Тайны, на самом деле, никакой не было. Но "Приватбанк" в тот период очень нервно реагировал на любые упоминания о себе в сочетании со словом "национализация", в чем убедились коллеги из "Апострофа". И мы решили ограничиться максимально прозрачным намеком в сочетании с цитатой из Меморандума МВФ, где подробно описывалась вся та схема, которую мы наблюдали в ночь на вчерашний понедельник.

Кстати, очень символично, что наши властительные пупсики, как я их называю в минуты необоснованной нежности, великие дела вершат под покровом тьмы. На заседание по поводу "Привата" они собрались в 21.00 в воскресенье – за час до того, как, по приказу Кличко в торговых точках Киева прекращают продавать алкоголь. Опытная публика в это время уже бежит, затоварившись, к воскресному столу. И эти, видимо, тоже решили не нарушать традицию. Сели ужинать "Приватом".

Но вернемся к Меморандуму МВФ и, пардон за настойчивость, к нашей публикации. Дословно было написано следующее: "Спорим, вы не читали Меморандум с МВФ, хотя он и переведен на украинский язык и размещен на сайте НБУ в открытом доступе? Лень-матушка творит чудеса...". Судя по удивленным воплям блогеров из серии "вчерась исчо не подозревали", национальный характер был описан достаточно точно.

А ведь всех-то делов было зайти на сайт НБУ и прочитать переведенный на рідну мову Меморандум с МВФ в разделе банковских обязательств на стр. 14



"Ми завершили нашу роботу із складання стратегічного плану і плану на
випадок надзвичайних ситуацій для роботи із системними банками...

...у випадку націоналізації банку, ми залучимо широковідому визнану міжнародну компанію для управління урегульованим банком з метою перетворення його на привабливий комерційний проект у майбутньому. Крім того, не пізніше ніж через 90 днів після входження в банк Мінфін розробить і опублікує «Меморандум про порозуміння» із врегульованим банком на умовах, наведених у пар. 17 цього МЕФП".


Не надо быть ясновидящим, чтобы догадаться, о каком системном банке идет речь, ибо в нашей мощной экономике остался один системный банк, что признает и Валерия Гонтарева. Вот его Нацбанк и Минфин пообещали МВФ национализировать в нынешнем году. То есть сама по себе национализация была исполнением обещания, которое мы дали МВФ. Замечу – не у нас взяли, а мы дали. Зачем?

Тут мнения разошлись. Валерия Гонтарева объявила вчера утром на брифинге и вечером в телеэфире, что "Приват" накануне якобы был признан неплатежеспособным и в нем была дыра почти на 150 млрд. грн.

Когда собственники поняли, что не смогут заделать эту дыру за счет акционеров, они примчались к правительству и принялись умолять его восстановить платежеспособность “Привата” за свой счет. Правительство и Нацбанк уступили этим слезным мольбам и согласились купить убыточный банк за “справедливую цену” – 1 грн.

Я не утрирую, господа. На сайте Кабмина в сообщении, опубликованном в 23:29 18 декабря, прямо так и сказано: “Голова НБУ Валерія Гонтарєва, яка брала участь в засіданні Уряду, та Міністр фінансів Олександр Данилюк поінформували членів КМУ про те, що приватні акціонери “Приватбанку” звернулися до Уряду з пропозицією, аби держава в інтересах клієнтів банку стала його повним власником...”.

Это, повторяю, версия власти. И с точки зрения любого бизнесмена, мало-мальски знающего толк в выгодных комбинациях, сделка выглядит не в пользу Нацбанка и Минфина. Прикиньте, как красиво придумано: собственники на достаточно выгодных условиях передают лохам из Минфина и Нацбанка свои обязательства на 150 млрд. грн. и удаляются. А лохи будует платить по долгам за госсчет.

Минфин рисует ценные бумаги, а Нацбанк под него рисует деньги. Оцените размер "художества" – 150 млрд. грн. Не удивительно, что доллар вчера вечером уже был по 27,25 грн. – и это не в самом "жирном" месте. Между прочим, средний курс в проекте бюджета-2017 заложен на уровне 27,4 грн./$. Ой, боюсь, "тридцатником" не обойдется. Как бы до 40-ка не дотянули к концу 2017-го... Ну, то таке...

Итак, я привел версию "спасателей банковского Малибу" – Минфина и Нацбанка. Но есть и другая сторона сделки. И она тоже высказалась. На брифинге для прессы уже бывший (со вчерашнего дня) глава правления "Приватбанка" Александр Дубилет опроверг слова Гонтаревой о грандиозной дыре в балансе банка и назвал преувеличенной оценку инсайдерских кредитов банка.

По его словам, Национальный банк просто изменил порядок учета кредитных рисков, что повлияло на качество портфеля "Приватбанка". "В соответствии с этим порядком не все типы залогов, которые принимались раньше как залоги, учитываются сегодня в этой новой инструкции. Вот в этом основная проблема расхождения между тем, как оценивают международные аудиторы по состоянию, скажем, на 1 января 2016 года и как это положение оценивает Нацбанк по инструкции, которая будет действовать (внимание! – автор) с 1 января 2017 года».

Кстати, цифры для размышления. Официальная прибыль «Приватбанка» в третьем квартале текущего года составила 592 млн. грн., что в 6,5 раза больше, чем за такой же период прошлого года. Согласно опять-таки официальным данным «Приватбанк» на начало ноября имел общие активы в размере 271,5 млрд. грн., обязательства – 241,2 млрд. грн.

Это же парадокс, ребята: банк прибыльный, но... неплатежеспособный! Пора проводить очную ставку Гонтаревой с акционерами или топ-менеджерами "Приватбанка". Было бы занятное шоу. Покруче, чем "Шустер LIVE".

Теперь к вопросу, что будет дальше. Дальше, помимо инфляции, будет этап выполнения следующего обязательства перед МВФ: "Для управління цими кредитами і їх стягнення ми створимо в складі банку спеціальний підрозділ, керований міжнародно визнаною компанією з управління активами (КУА), яка буде призначена новою наглядовою радою протягом перших 60 днів після початку врегулювання банку...".

В том, что совет из международных специалистов обязательно будет, я не сомневаюсь. У нас этих специалистов – толпа шатается без дела. Всех трудоустроим за хороший гонорар. А вот насчет управленцев активами национализированного “Приватбанка” вопрос, конечно, интересный.

Что это за таинственная КУА, о которой идет речь? Кто скроется под ее вывеской персонально? Не окажется ли “спеціальний підрозділ, керований міжнародно визнаною компанією з управління активами" замаскированной тенью финансовой группы ICU, близкой к Гонтаревой?

То есть не будут ли управлять активами национализированного банка доверенные люди "женщины в угги"? В интересах развития шоколадно-кондитерской и другой промышленности Украины. И под аплодисменты МВФ. Ответы на эти вопросы и будут дальнейшей интригой этого сериала.

Тут, кстати, многие интересуются: отчего у "зэчки Лагард", которой Суд Французской Республики вчера впаял "халатность при исполнении своих служебных обязанностей" за растрату средств на посту министра экономики Франции, так радуется нашей национализации? Ей-то какое дело?

Как вам объяснить, мои дорогие? Понимаете, европейцы по своей природе – формалисты, они мыслят в рамках классического образования и собственного опыта. Во Франции, со времен великой французской революции, обожают национализировать банки. И Лагард, как истинная француженка, переносит этот штамп, и на Украину.

Кстати, французы национализировали 1 января 1946 года даже Crédit Lyonnais, который к началу XX века являлся крупнейшим частным банком в мире. Правда, в 1999 году его вновь полностью приватизировали. Не удивительно, что МВФ, кстати, допускает приватизацию "Приватбанка" в будущем. После "лечения" за счет бюджета.

P.S. Знаете, если бы я был президентом и владел бизнесом, я бы так и сделал. Национализировал бы какой-то серьезный банчок, залил туда сколько нужно бюджетных денег, а потом приватизировал из расчета 100 залить, за 1 купить. Но это так, теоретические фантазии. Как пишут в титрах фильмов, "любые совпадения – случайны".

Тем более что покупать вовсе не обязательно. Вполне можно "юзать" и государственный банк, особенно если им управляет правильная КУА. Так что перестаньте рисовать подметные брошюрки на бабу Леру. Вам ее не сковырнуть. Она – в деле.

Таков мой короткий прогноз на "приватное" будущее. Что же в сухом остатке? То, что вынесено в заголовок. Без "приватизации Нацбанка" не было бы национализации "Приватбанка". Всем спасибо, все хорошо поработали. СУГС!