Нобелевская премия за преступления: лицемерие или цинизм?

Нобелевская премия за преступления: лицемерие или  цинизм?

Больше четверти века назад Михаил Горбачев был удостоен Нобелевской премии мира «в знак признания его ведущей роли в мирном процессе, который характеризует важную часть жизни международного сообщества». До сих пор трудно сказать однозначно, чего во всем этом было больше – цинизма или расчетливого лицемерия.

Но катастрофические последствия преступного «правления» Горбачева многие республики бывшего СССР ощущают до сих пор.

Достаточно вспомнить события в Казахстане, Грузии, Киргизии, Узбекистане, Литве и Латвии, где по вине «кровавого генсека» в 90-х годах произошли многочисленные локальные конфликты, рекордные если не по уровню ожесточенности, то по цинизму двойных стандартов. Исключением не стал и Азербайджан.

Больше четверть века - ежегодно 20 января все азербайджанцы мира чтят память жертв трагических январских событий 1990 года, вошедших в историю Азербайджана, как «черный» или «кровавый» январь. Следует подчеркнуть, что в истории Азербайджана это событие стало национально-освободительным восстанием против коммунистического тоталитарного режима СССР за свою свободу и государственную независимость.

Чудовищное преступление, совершенное оккупационным тоталитарным режимом бывшего Советского Союза против мирного населения Азербайджана, является одним из самых тяжких преступлений против человечества и гуманизма.

Последнюю страницу своей биографии СССР замарал тяжким преступлением против собственных граждан. Кровавый советский режим осуществил заранее запланированный акт расправы над азербайджанским населением, выразившим мирный протест против насильственного отторжения части своей территории – Нагорного Карабаха. Это было продуманное и тщательно спланированное преступление, поскольку за несколько дней до его совершения из Азербайджана были вывезены семьи русских офицеров, была искусственно создана проблема «русских беженцев». В то же время в средствах массовой информации обещалось, что никакие воинские части не войдут в Баку и чрезвычайное положение вводиться не будет.

В ночь с 19 на 20 января 1990 года советская власть под руководством, как главный идеолог и организатор во главе с Горбачевым сорокатысячный контингент советских войск вторгся в Баку и со стороны центральной власти было совершено страшную по своей жестокости преступление против Азербайджана и его народа. Вход в Баку военизированных частей советской армии сопровождался невиданными злодеяниями, расправа над мирным населением осуществлялась с особой жестокостью и цинизмом. В 0.05 минут 20 января в город были введены танки, армейские части с тяжелым оружием, которые устроили настоящую бойню. Танки и бронетранспортеры шли по живым людям, оставляя сотни убитых и искалеченных на своем пути. Армия использовала самые современные боевые средства, по людям стреляли из танков, минометов, автоматов. Несколько человек погибло в своих квартирах от пуль, пущенных солдатами в окна домов. Армия использовала самые современные боевые средства, в том числе запрещенные патроны со смещенным центром, по людям стреляли из танков, минометов, автоматов. Массовый ввод войск начался с различных направлений, выходом войсковых частей Бакинского гарнизона и прибывших частей из мест временной дислокации, а также высадкой десанта с военных кораблей. За несколько часов до этого был взорван энергоблок азербайджанского телевидения, что прекратило информационную связь как внутри страны, так и с внешним миром. Были блокированы все основные магистрали, аэропорты, вокзалы и морской порт.

В результате этой преступной операции были убиты 134 гражданских лиц, ранены 700 человек, без вести пропали 400 человек. Этой военной операцией под кодовым названием «Удар», руководили два министра обороны – генерал армии Язов, ставший после Бакинской бойни маршалом, и министр внутренних дел Вадим Бакатин. В это время в Баку находились кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС, Председатель Совета Союза Верховного Совета СССР Е.М. Примаков, секретарь ЦК КПСС А.Н.Гиренко, а также руководители спецслужб.

Утром 20 января был оглашен Указом М.С.Горбачева о введении с 20 января в Баку чрезвычайного положения. В настоящее время уже доказано, что ввод войск и объявление чрезвычайного положения в Баку является грубейшим нарушением статьи 119 Конституции СССР и статьи 71 Конституции Азербайджанской ССР, а также Международного пакта «О гражданских и политических правах», таким образом, были попраны суверенные права Азербайджанской Республики. Примечательно, что объявление о введении чрезвычайного положения и комендантского часа последовало после введения войск в город и учиненной бойни.

Кроме того, Указ был принят с грубым нарушением Конституции СССР, согласно которому в качестве обязательного условия введения чрезвычайного положения требуется рассмотрения вопроса Президиума Верховного Совета союзной республики. В своем выступлении по радио 20 января 1990 года Председатель Президиума Верховного Совета Азербайджана Э.М. Кафарова заявила решительный протест в связи с грубым нарушением суверенитета республики и объявлением чрезвычайного положения в Баку. Э.М. Кафарова со всей ответственностью заявила, что органы власти и управления Азербайджана не принимали никакого решения о введении чрезвычайного положения и не давали согласия на принятия подобного решения. Разумеется, Горбачев знал, что идет на умышленное нарушение действующей конституции страны.

Также неоспоримым фактом является и то, что при введении чрезвычайного положения некоторые военнослужащие действовали антигуманно, нарушая основные права человека. В соответствии с Указом Международного Военного трибунала, Женевскими конвенциями о защите жертв войны 1949 г., Уголовным Кодексом Азербайджана они квалифицируются как военные преступники. Фактически военнослужащими были попраны все действующие международные конвенции по правам человека, включая Всеобщую декларацию прав человека 1948 г., Международный пакт о гражданских и политический правах 1966 г., Декларацию о защите женщин и детей в чрезвычайных обстоятельствах и в период вооруженных конфликтов 1974 г., Конвенцию о правах ребенка 1989 г.

Корни Бакинской трагедии находились в продолжающейся более чем двухлетней агрессии против Азербайджана со стороны Армении. Анализ событий 1988-1990 годов наглядно показывает, что Армения, при полной поддержки центральной власти, вознамерилась аннексировать часть территории соседней республики. Каковы же в действительности были намерения руководителей бывшего Советского Союза, замаравшего свои руки кровью сотен бакинцев? Очевидно, что М. Горбачев со своим окружением хотел удовлетворить территориальные притязания армян ценою нарушения территориальной целостности Азербайджана, в отношении которого велась предвзятая политика, основанная, прежде всего, на религиозном факторе. Именно исповедование азербайджанцами ислама и явилось одной из главных причин поддержки М. Горбачевым армян в их территориальных притязаниях. Пребывая на руководящей должности государственного аппарата Азербайджана, я неоднократно убеждался в том, что использование религиозного фактора в провокационных целях всегда было на вооружении советской системы, политика центра строилась на дискриминации населения, исповедующего ислам. Одним словом, невиданная жестокость в подавлении народного движения в Азербайджане была обусловлена, прежде всего, религиозной принадлежностью его граждан.

Несколько вопросов неотступно, постоянно встают передо мной, когда я вспоминаю о тех трагических событиях. Чем могут оправдать свои действия те, кто учинил столь широкомасштабную и жестокую кровавую бойню? Чем оправдает предательство своего народа тогдашнее коммунистическое руководство Азербайджана, согласившееся на введение чрезвычайного положения в стране и беспрекословно выполнявшее все указания Москвы вместо того, чтобы защищать и отстаивать интересы своих граждан? Необходимостью принятия мер для нормализации и стабилизации обстановки в стране? Но разве может быть оправдано преступление какой бы то ни было необходимостью? Нельзя одновременно защищать правопорядок в государстве и проливать кровь ни в чем не повинных его граждан.

История помнит аналогичные события, произошедшие ранее в Алма-Ате (1986), в Тбилиси (1989), позже в Душанбе (1990), Вильнюсе и Риге (1991), где жертвами военной агрессии коммунистического режима тоже стало мирное население. Однако, преступление, совершенное по отношению к азербайджанскому народу по своей жестокости превосходило все предыдущие преступления коммунистической диктатуры. Впоследствии главный палач кровавых боен в Грузии и Литве М. Горбачев извинился перед народами этих стран, однако, у азербайджанского народа, ставшего жертвой наиболее кровопролитного преступления, он прощения не стал просить. В своей книге «Жизнь и реформы», выражая свое отношение к случившемуся, он писал: «В январе 1990 года оборвалась жизнь многих бакинцев. Горько, очень горько… Я вынес урок из этой трагической истории…».

В связи со всем вышесказанным напрашивается вопрос: почему руководители фашистской Германии кончили скамьей подсудимых в Нюрнберге, а последние руководители СССР, виновные во вводе войск в Баку 20 января 1990 года и гибели мирных граждан, не понесли никакого наказания? И не только не понесли наказания, но и продолжают поныне занимают высокие государственные посты. А самый главный виновник трагедии был поощрен за свои злодеяния Нобелевской премией. Самое страшное в этих людях то, что никто из них публично не покаялся и не извинился перед азербайджанским народом, более того, они продолжают обвинять азербайджанский народ в этой трагедии, оскорбляя тем самым память невинно погибших.

Преступление коммунистического режима против азербайджанского народа квалифицируется юридическим правом как геноцид и государственный терроризм. Руководством Советского Союза были нарушены основные положения Пакта о правах человека 1966 года, Хельсинкского заключительного акта 1975 года, Гаагских конференций 1899 и 1907 годов, Женевской конвенции 1949 года и, наконец, Конвенции 1948 года о запрещении геноцида и наказании за него, которые предусматривают запреты на использование вооруженных сил против мирных жителей с применением карательных мер.

Первым дал оценку январским событиям, находившийся в те январские дни в Москве в положении опального политического деятеля Гейдар Алиев, выступив в представительстве Азербайджана с речью: «Что касается событий, происшедших в Азербайджане, то считаю их беззаконными, чуждыми демократии, полностью противоречащими принципам гуманизма и строительства в нашей стране правового государства. …Если бы в начале возникновения осложнений в Нагорном Карабахе были бы предприняты необходимые меры, прежде всего высшим партийным политическим руководством страны, то сегодня мы не наблюдали бы эскалации напряженности и потерь, имеющих место с той и другой стороны в течение этих двух лет, и той военной акции, которая была предпринята в ночь с 19 на 20 января 1990 года, обернувшейся человеческими жертвами. … Считаю, что резервы для политического урегулирования положения в Азербайджане были. Руководство Азербайджана, а также высшее политическое руководство страны не использовали эти возможности…».

Отстраненный Кремлем от государственного управления Гейдар Алиев не остался в стороне от трагедии своего народа. Его выступление в представительстве Азербайджана в Москве по тем временам было невиданным вызовом власти и могло обернуться большими неприятностями лично для него и членов его семьи. Придя в 1993 году к власти в Азербайджане, Г. Алиев много сил отдал на восстановление стабильности и демократии в республике, добившись в 1994 году прекращения боевых действий в зоне армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта. Это дало повод азербайджанскому народу назвать его своим спасителем, а 15 июня 1993 года, когда он по воле народа прибыл в Баку и возглавил Милли Меджлис, отмечается как День национального спасения.

Уроки трагедии очевидны. Какими бы не были идеологические противоречия, расхождения позиций, столкновения интересов и амбиций, они не должны разрешаться путем насилия. Не могут считаться гуманными и законными решения, исполнение которых приводит к гибели невинных людей. Жизнь, достоинство и безопасность отдельной личности – должно стать приоритетом в обеспечении безопасности человечества в целом. Это важнее любой политики и любых идей, так как все они без внимания к правам человека ровным счетом ничего не стоят. Без осознания политиками этого общество не может быть застраховано от роковых последствий нетерпимости, политических амбиций власти, пренебрегающей жизненными интересами народа.

Я уверен, что можно было избежать того моря крови и страданий, в которое ввергли азербайджанцев М. Горбачев и его окружение. Все могло бы быть иначе, если бы не преступная, предвзятая политика кремлевской «верхушки», если бы не трусливое отношение тогдашних азербайджанских руководителей. К сожалению, виновные в бакинской трагедии 90-го года до сих пор не понесли заслуженного наказания. Ведь так никто и не ответил за убийство ни в чем не повинных людей.

Азербайджанский народ, являясь сторонником разрешения карабахской проблемы путем мира и переговоров, выражает уверенность в том, что в результате совместных усилий государств, парламентов мира, международных организаций будет обеспечена территориальная целостность Азербайджанской Республики, миллион беженцы и вынужденные переселенцы возвратятся в родные дома.

После Бакинской трагедии азербайджанский народ, разуверившийся в коммунистических идеалах, стал на путь национального самоопределения. Новая Азербайджанская Республика восстала из пепла январской трагедии. Трагические события, пережитые азербайджанским народом, только усилили его желание избавиться от тоталитарного коммунистического режима и обрести свою независимость.

События января 1990 года показали, что каждый народ должен бороться за свою свободу и независимость и уметь защищать то, что завоевано кровью. Постсоветский Азербайджан сумел доказать, что не является слабой и зависимой геополитической субстанцией, он играет ключевую роль на Южном Кавказе и Ближнем Востоке. Это, пожалуй, единственный в СНГ пример государства с успешно диверсифицированной внешней политикой.

Действуя по принципу "у нас нет друзей, нет врагов, а есть одни лишь интересы", официальный Баку сумел заставить великих государств мира сего искать дружбы у малого государства". Даже сейчас, спустя более четверть века, мир фактически забыл об этой трагедии, нет однозначных оценок, полной ясности в общественном мнении и правового ответа произошедшему в Баку, хотя многое, благодаря новым фактам и всплывающей правдивой информации, постепенно начинает проясняться…

Уроки трагедии очевидны. Какими бы не были идеологические противоречия, расхождения позиций, столкновения интересов и амбиций, они не должны разрешаться путем насилия. Не могут считаться гуманными и законными решения, исполнение которых приводит к гибели невинных людей. Жизнь, достоинство и безопасность отдельной личности – должны стать приоритетом в обеспечении безопасности человечества в целом. Это важнее любой политики и любых идей, так как все они без внимания к правам человека ровным счетом ничего не стоят. Без осознания политиками этого общество не может быть застраховано от роковых последствий нетерпимости, политических амбиций власти, пренебрегающей жизненными интересами народа.

Вспоминая эту трагедию, все прогрессивное человечество и политики стран, находящихся в конфликтных ситуациях, должны сделать однозначные выводы. Какими бы не были идеологические противоречия, расхождения позиций, столкновения интересов и амбиций, они не должны разрешаться ценою жизней ни в чем не повинных людей. Нельзя построить счастливое будущее, пренебрегая правами каждого отдельного человека. Это важнее всяких идей, какими бы они прекрасными не были, так как все они без внимания к правам человека ровным счетом ничего не стоят. Без осознания политиками этого общество не может быть застраховано от роковых последствий нетерпимости, ненависти, политических амбиций властей, пренебрегающих жизнью и правами людей.