Два суда без правосудия?

Два суда без правосудия?

...Под Соломенским райсудом в Киеве в понедельник, 6 марта 2017 года, опять неспокойно. Начали собираться люди с видом прожженных активистов и любителей быстрых заработков за активность. Они тусуюся. Исподтишка здороваются и вопросительно заглядывают под насупленные капюшоны друг друга: авось, кто-то знает, когда подвезут мзду за правду. И в какой валюте...

Волнуются полицейские, охраняющие сие капище правосудия. Изумленно за очередным припадком борьбы за что-то наблюдают редкие прохожие: все-таки начало рабочей недели, да и в стране есть что делать вместо того, чтобы бить баклуши возле суда.

Все ждут афганского таджика, украинского нардепа и отца всех майданов Мустафу Найема, который, по его словам, ушел помыться и прийти в себя. А как долго этот процесс проходит у таджиков, у которых, опять же по словам самого Мустафы, хорошо живущей родни много в Европе и дальше, не знает никто. Восток ведь дело тонкое. Могут умыться, как люди, водой и под душем. А могут и песком лысину натирать и верблюжьим пометом щеки полировать. А где в Киеве верблюды? Правильно, только в зоопарке. Но мэр Виталик Кличко хочет застроить территорию зоопарка элитной недвижимостью для таких, как тот же таджик Мустафа или его дружбан Сирожа Лещенко, и верблюды от страха или в знак протеста могут не давать помет...

Короче, проблем – выше крыши... А тут еще правосудие отправлять надо. С таджиком или без, но заказ пришел, и судьям, с одной стороны, надо что-то решать. А с другой – если толпа взбунтуется и начистит пятак, как тогда быть? Страшно ведь, это же Украина. Да, Сашко Билый, который на акты правосудия и торжество законности ходил с автоматом и таскал прокуроров мордой по столу прямо за стильный галстук, уже в могиле. Сковал себе, бедняга, руки за спиной наручниками, пошел в придорожный гендэлык, выпрыгнул из него в окно и давай со, повторяю, спеленатых за спиной рук палить себе в грудь, в область сердца. Получилось отлично, даже, я бы сказал, мастерски: умер, не приходя в сознание, что и засвидетельствовали бойцы спецназа МВД, которые ласково и внимательно наблюдали за действиями Сашка со стороны, с расстояния снайперского выстрела, кабы чего не вышло...

Вообще, скажу вам, придорожные гендэлыки в Украине – это крайне стремное место для демократии и ее вернейших слуг. В 2014-м, сразу, как только восторжествовала «революция гидности», Сашко Билый начал вовсю пользоваться полученной свободой. Но все у него закончилось в кабаке у дороги. Оно и понятно: с двумя пулями в сердце много не побегаешь и долго не поживешь. А за 10 лет до него в такой же придорожный гэндэлык зашел уставший Виктор Ющенко, который тогда работал «мессией» и «последней надеждой украинкой демократии» и шел в президенты, чтобы покончить раз и навсегда с антинародным режимом Леонида Кучмы. Коллеги «мессии», судя по всему, знали, куда его завести перекусить.

Так никто ничего до сих пор и не выяснил, что случилось с Ющенко от суши с кумысом и бактериологическим оружием из путинской Бурятии. И не исключено, поэтому глава «антинародного режима №1» Леонид Кучма сегодня опять в фаворе. От имени «революции гидности», вынесшей на помойку истории «антинародный режим №2» и кучминого подельника Виктора Януковича, он занимается миром на Донбассе

Гендэлык был известен на всю Житомирскую область и даже чуть дальше своими отменнейшими суши из конины с примесью кизяка и, как потом выяснилось, бактериологического оружия массового поражения в виде российского диоксина.

Виктор Андреевич с устатку испробовал суши с борщом, запил все это дело зачем-то кумысом и крепчайшим житомирским первачком из бурячка, и все! Дело было сделано – его так обсыпало, что смотреть было страшно. А бедная Ольга Богомолец за свое будущее депутатство от демократов несколько месяцев подряд потом выдавливала и вырезала эти наросты на лице «витрины украинской демократии».

Страшное, веселое, величественно-загадочное и, можно даже сказать, таинственное то было дело. Под стать точно такому же времени. Богомолец занималась хирургией не лице «мессии». Он терпел, но победно блаженствовал. Прокурорские и прочие следователи, призванные установить «шо то було», требовали от Ющенко-президента сдать анализы в баночки, коробочки и колбочки. Он якобы успешно и обильно все это сдавал, а пресс-секретарши президента по очереди, начиная с нынешнего первого вице-спикера Ирины Геращенко, хранили заветные испражнения у себя в домашних холодильниках (уже тогда путинские буряты из СМЕРШа хотели добыть эти экскременты и по ним вычислить код трипольской цивилизации и загадку свободолюбивой украинской души, неистребимо тянущейся к евроинтеграции прямо в лоно). Когда опасность нависала над холодильниками, героини-пресс-секретарши переносили заветный груз в администрацию на Банковую и там, дико и восторженно-победно хохоча в раскосые глаза путинских шпионов-говнодобытчиков (мол, что, суки, съели? Нате выкусите!), выливали содержимое баночек и колбочек прямо во дворе в канализацию. Диоксин шел по стокам прямо в Днепр, откуда забирают питьевою воду для киевлян, которые, слава Богу, оказались невосприимчивыми к яду из братской России...

Так никто ничего до сих пор и не выяснил, что случилось с Ющенко от суши с кумысом и бактериологическим оружием из путинской Бурятии. И не исключено, поэтому глава «антинародного режима №1» Леонид Кучма сегодня опять в фаворе. От имени «революции гидности», вынесшей на помойку истории «антинародный режим №2» и кучминого подельника Виктора Януковича, он занимается миром на Донбассе. Как всегда, успешно: по данным ООН там погибло от братоубийственной войны уже более 10 тысяч человек. И всем до сих пор не ясно, а за что же тогда свергали Кучму, если без него до сих пор обойтись не могут? Ну, то такэ...

А такое длинное предисловие нужно было для того, чтобы полнее понять, что же происходит не так под Соломенским судом, как в нем самом. А там под одеялом и присмотром врачей с адвокатами в какой-то из комнат возлежит при смерти Роман Насиров, отстраненный временно глава ГФС – Государственной фискальной службы. Ну, как при смерти... Так утверждают все из его окружения, не желающие, чтобы шеф оказался за решеткой. Роман лежит под винтажно-гламурным одеялом в клеточку, под ним его заносили прямо в клетку для задержанных и подсудимых, так же выносили оттуда куда-то в дебри суда под недовольные вопли собравшихся активистов и демократов, которые хотели, чтобы Насиров непременно сел. Хоть и лежа, но сел! За решетку. Как человек, который нанес государству, идущему в лоно европейской цивилизации, убытки на 2 млрд. гривен. Тем, что, как утверждают антикоррупционные следаки из САП и НАБУ, давал отсрочки по платежам ренты компаниям, к которым имеет отношение некто Александр Онищенко. Да-да, тот, кто ходит в дорогих часах с диктофоном к гаранту нации тайно записывать разговоры с ним и потом вякать, обвиняя в политическом подкупе.
Вмешались активисты и таджик. Они сказали, что костьми лягут (или чужие положат, покладут?) прямо на пороге суда и не выпустят «скотыняку», который так помогал «ворогам» гаранта нации и самой нации. А поскольку Насиров сам, добровольно, два «ярда» отдать не захотел, органы законности решили встать на сторону народа и держать узника прямо в суде до понедельника, чтобы новый суд решил, что с ним делать

Конечно, Насирова сцапали, арестовали на 72 часа и поволокли в суд прямо с больничной койки. Насиров же ведь как узнал, что его хотят «закрыть», немедленно смертельно заболел и практически впал то ли в кому, то ли в анабиоз и перестал подавать любые знаки. Еще бы кто-то на его месте знаки подавал. От него потребовали либо сесть, либо уйти на свободу без всяких гарантий под залог в 2 млрд. грн. Представляете?! Два «ярда» вот так вот вынь да положь. И зачем же их воровать, если потом отдавать, скажите на милость?

Так Насиров и смог пролежать положенные трое суток, и вчера, в воскресенье, его должны были либо закрыть, выбрав меру пресечения, либо отпустить. И решать это, как вы понимаете, должен был самый гуманный Соломенский суд. Но он пришел в негодность. Адвокаты Насирова сделали отвод судье Александру Бобровнику, тот обиделся, показал всем на пальцах «фак», сказал: «До понедельника» и ушел, а другие коллеги в мантиях отказались его заменить. А по украинской процедуре, если нет судебного решения о мере пресечения, то узник выходит на свободу. По истечении упомянутых 72 часов. Они истекали где-то к полуночи воскресенья и так благотворно повлияли на смертельно больного Насирова, что он даже попытался встать. Прямо как та Юлия Тимошенко, у которой немедленно сросся сломанный вдрызг палачами хунты Януковича позвоночник, как только стало известно, что ее выпускают на свободу. А до того ведь хребет берегини и Даля Грибаускайте щупала, и Ангела Меркель мысленно по скайпу массировала прямо из больнички «Шарите», и Сергей Власенко обжимал своими ручищами. И ничего. Представляете? НИ-ЧЕ-ГО! А как только шконку Юле отменили, так и позвоночник прошел, сросся...

Так и здесь: Насиров уже сейчас мог бы спокойно гулять по столице, благодаря Бога, демократию и правосудие за чудесное исцеление. Но вмешались активисты и таджик. Они сказали, что костьми лягут (или чужие положат, покладут?) прямо на пороге суда и не выпустят «скотыняку», который так помогал «ворогам» гаранта нации и самой нации. А поскольку Насиров сам, добровольно, два «ярда» отдать не захотел, органы законности решили встать на сторону народа и держать узника прямо в суде до понедельника, чтобы новый суд решил, что с ним делать. И вот понедельник вместе с активистами под стенами суда пришли, а заседание суда опять отложили. Суд типа не определил время, место и судью для избрания меры пресечения Насирову. Его адвокаты, судя по всему, к Соломенскому суду уже привыкли, ознакомились со всеми его кулуарами и туалетами, тайными комнатами и нычками и настаивают: судить только здесь, в Соломенском.

А сам Насиров, повторяю, уже более полусуток должен был бы быть на свободе. Так велит украинское законодательство. Но народ-то в лице таджика сотоварищи думает по-иному. А он (народ и таджик) у нас по Конституции – носитель высшей власти. И Насиров сидит, вернее, наверное, лежит. Под одеялом...

Такой вот замкнутый круг получился, закон велит одно, народ (пусть и проплаченный кем-то) говорит другое, и все ждут, кому и от кого больше обломится, так и решат. И я уверен, суд примет правильное решение. То, на которое укажут сверху либо властные заказчики, либо те, кто даст больше.
С Насировым – та же проблема, только, похоже, зеркальная по смыслу. Журналистов в Бердичиве нужно было ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ держать за решеткой, а Насирова в Киеве – ТАКОЙ ЖЕ ЦЕНОЙ – выпустить. Я не знаю точно, так ли хочет сам Насиров, или есть такой заказ сверху, снизу или сбоку, но решение суда БУДЕТ ЗАВИСЕТЬ НЕ ОТ ЗАКОНА или процедурных норм. Оно уже от них не зависит

Откуда у меня такая уверенность? Объясняю: в октябре прошлого года я присутствовал на заседании Бердичевского суда, который решал тот же вопрос – избрание новой меры пресечения для журналистов-правозащитников Дмитрия Васильца и Евгения Тимонина. Старая мера – содержание под стражей – истекала в 00 часов, в ночь с 6 на 7 октября 2016 года. Так и было записано в прежнем решении этого же суда: «содержать под стражей ДО 7 октября 2016 года». Понимаете, «до», а не как-то по-иному. Линия защиты журналистов сделала все, чтобы суд не принял решение и не продлил содержание под стражей до указанных 00 часов. И в 1 минуту первого 7 октября журналисты – по закону, повторяю, и по решению этого же суда – должны были выйти на свободу. Но заказ-то сверху был, похоже, иной – держать узников за решеткой. И судьи нервничали, закрывали и открывали заседания, куда-то звонили посоветоваться и все хотели засадить за решетку несчастных узников даже в бессознательном состоянии. Для этого журналистов откачивали прямо в зале суда, увозили в больницу, что-то там им кололи и возвращали на скамью подсудимых. Журналисты уже не могли на ней сидеть и лежали, но суд продолжался. И таки решил, как надо. Откуда-то сверху им, похоже, все же подсказали «нужные лингвисты-эксперты»: казалось бы, однозначное словосочетание «ДО 7 октября» можно трактовать как «на протяжении всего 7 октября, то есть до 24.00».

Судьи, до того хмурые и безрадостные, не знающие, как поступить – по закону или по заказу, повеселели, заявили адвокатам и подсудимым: «Суд может решить все, что сам захочет» и оставили Васильца и Тимонина под стражей. Там они находятся и сейчас. Несмотря на защиту и всевозможные протесты украинских и международных журналистских и правозащитных организаций.

И с Насировым – та же проблема, только, похоже, зеркальная по смыслу. Журналистов в Бердичиве нужно было ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ держать за решеткой, а Насирова в Киеве – ТАКОЙ ЖЕ ЦЕНОЙ – выпустить. Я не знаю точно, так ли хочет сам Насиров, или есть такой заказ сверху, снизу или сбоку, но решение суда БУДЕТ ЗАВИСЕТЬ НЕ ОТ ЗАКОНА или процедурных норм. Оно уже от них не зависит. А если бы зависело, то Насиров был бы на свободе и его пришлось бы арестовывать заново, опять на 72 часа по новым или видоизмененным обвинениям (или как в Украине сегодня говорят, с вручением новых сообщений о подозрении).

Все пока не ясно с заказами. Все, похоже, их ждут в более ясной и откровенной форме и потому затихарились. В понедельник, 6 марта, Соломенский суд на всякий случай отклонил требования насировских адвокатов об отводе судьи Бобровника, ибо «не усматривает оснований для удовлетворения заявления адвокатов Насирова». А чтобы защитники не дергались, специально указано: решение окончательное и обжалованию не подлежит. А потом суд ушел на перерыв. Ждать указаний, точнее, вне всяких сомнений, совещаться, как лучше утвердить демократию, верховенство права и равенство во всех перед законом. Иначе как? Без этого же в Европу не примут...

И я уверен, что решение будет найдено. Самое правильное. Два суда – Бердичевский и Соломенский – тому залог и подтверждение. Потому что кто должен сидеть в тюрьме, тот там и будет сидеть. А кто не должен, тот сидеть не будет. Причем вне зависимости от того, совершали эти люди преступления или не совершали. Суд все решит, а суду подскажут. Не законы, так власть. Или того лучше – народ. Потому как у нас демократия. А вы что думали? Не верите? Спросите у таджика – он на организации майданов – как высшей формы проявления воли народной – собаку съел. Или верблюжатины похавал. Чуть что, так сразу майдан. Если кто денег на него даст, конечно. Насиров тоже, кстати, может заплатить. И с властью договориться. И суду подсказать. А он ведь тоже народ...