Полынья уже с двух сторон и дома...

Полынья уже с двух сторон и дома...

После того, как современная украинская власть вроде бы отказалась вступать в НАТО (по той причине, правда, что нас туда никто и не звал) и перенесла на осень рассмотрение «закона о деоккупации Донбасса», было решено не только не считать это «зрадой», но и поддержать необходимый градус патриотизма. СНБО на своем заседании решил еще немного «нагнуть Рашку» – не пускать в страну ее шпионов и диверсантов.

Если все будет хорошо, то уже с 1 января будущего года с северо-востока в Украину не сможет въехать никто, если не уведомит об этом заранее, не сдаст отпечатки пальцев прямо на границе. Некоторые особо бдительные предлагали заставлять мочиться в отведенную пробирку ради выявления гнилого или не очень антиукраинского нутра. Но потом как представили, сколько это пробирок нужно и мест, где надобно справлять пограничную нужду, попустили свой патриотизм.

К тому же с установлением правды и обвинениями России в терроризме при помощи анализов у некоторых видных деятелей нынешней власти имеется крайне негативный и неароматный опыт еще со времен «оранжевой революции» и последовавшей после «пятилетки оранжевого безумия». Тогда, правда, сдавал кровь и регулярно опорожнялся президент и «последняя надежда украинской демократии» Виктор Ющенко. Задумка была такова: пока Ольга Богомолец интенсивно и системно лечит прыщи на президенте, он с такой же периодичностью поставляет анализы экспертам. А те по имеющемуся «материалу» устанавливают российский след и на весь мир обвиняют Владимира Путина, что это он распорядился послать такой невкусный диоксин в Житомирскую область, где его под суши и самогон с кумысом и поглотил Виктор Андреевич. Потому что шара была, то есть бесплатно можно было в том придорожном генделике похавать.

Но потом что-то пошло не как. С анализами. Нет, Ющенко исправно и кушал, и испражнялся. Но вот «материал» никак не мог дойти до экспертов и послужить правде. То ли уже тогда путинские буряты шалили, то ли слишком бдительные пресс-секретарши «мессии» (одна из них сейчас специально и представительно рулит в Донбассе по просьбе президента) растаскивали пробирки по укрытиям и домашним холодильникам. Не важно, но последние «ингредиенты антироссийской правды» вылили в канализацию прямо в резиденции на Банковой. И никому ничего не досталось. Ни врагам, ни экспертам, ни правде.

А тут, представляете, целые орды сдают анализы! Да эксперты сойдут с ума! И никакое исполнение гимна прямо в лаборатории не поможет восстановить равновесие и пограничную бдительность. Над пробирками.

Но, повторяю, по задумке СНБО российские террористы, шпионы, диверсанты и прочие туристы, прикидывающиеся невинными, должны были понять: граница на замке, патриотизм кристален и непоколебим, а любовь к нэньке незыблема.

Однако, как показали соцопросы российского «Левада-центра» в мае текущего года, это вряд ли понадобится. Или позитивно повлияет на отношение россиян к украинцам, и наоборот. Градус взаимного недоверия в обоих народах зависит от совсем других факторов. По данным «Левада-центра», отношение россиян к Украине ухудшается: лишь 26% из них относятся к соседней стране хорошо (против 34% в марте) и 59% – плохо (56%). А вот по данным Киевского международного института социологии (КМИС), в Украине ситуация обратная: число относящихся к России хорошо с февраля возросло с 40 до 43%, а плохо – уменьшилось с 46 до 37%.



До недавнего времени наблюдалась и другая удивительная тенденция. На вопрос «Должны ли отношения двух стран быть такими же, как и с другими государствами, – с закрытыми границами и визами?» число россиян, отвечающих положительно, было больше, чем граждан Украины. Причем количество украинцев постоянно падало. И что характерно: и до последнего конфликта в Донбассе, в котором Украина обвиняет Россию, в 2013 году россияне хуже относились к украинцам, чем украинцы к россиянам: тогда хорошо о соседях отзывались 69% граждан России и 88% жителей Украины.

И вот на этот вопрос ответили и политики: Украина потихоньку внедряет визовый режим. И ждет, чем ответит Россия. Если в Москве решат, что нужно отвечать зеркально и выдворять со своей территории украинских заробитчан, чтобы те сдали пальчики дома на границе, то в Украине могут появиться сотни тысяч злых и недоброжелательно настроенных товарищей и панов. Причем социологи установили: тех, кто был недоволен возможным визовым режимом с Россией, больше всего было в западных областях страны. Там, откуда больше всего гастарбайтеров за деньги и обустраивают Подмосковье, и содержат на заработанное свои семьи в нэньке. И если честно, то даже не совсем понятно, зачем официальный Киев пробивает очередное дно в отношении собственного народа и играет с огнем. Например, нового майдана, если найдутся те, кто вбросит деньги в его организацию...

А что самое удивительное: продвижение украинцев в противоположном – западном – направлении вызывает недовольство именно в тех странах, куда стремятся украинцы. Даже поработать. Например, в Польшу. Вот только два последних характерных примера, только подтверждающих слова главы МИД этой страны Витольда Ващиковского о неприятии идеологического – крайне националистического, необандеровского – наполнения жизни современной Украины. В польском селе Грушовичи вблизи Перемышля, где недавно был разрушен памятник воинам ОУН-УПА, накануне очередной годовщины памяти жертв Волынской резни 1943 года решили восстановить крест. Но посвященный не воякам-бандеровцам, а тем украинцам, кто спасал от резни поляков. Историк Анджей Запаловский утверждает, что более 400 жителей Украины погибли, спасая почти три тысячи поляков от УПА. Вот им и ставят памятники в Польше. И добиваются демонтажа захоронений воинов УПА в приграничных районах.

И уж совсем «ватно-колорадский» и напрочь «зрадныцькый» случай произошел в польском городе Гожув, где местные жители, да-да, местные жители, а не буряты с удмуртами, не позволили местным властям демонтировать советский памятник «Братству по оружию». Простые поляки посчитали инициативу «глупой» с точки зрения финансовых затрат и «ненужной» с морально-этической позиции. И это притом, что местные власти хотели взамен памятника советским воинам установить монумент, посвященный 100-летию независимости страны. В Польше его будут праздновать в ноябре 2018 года, но гожувцы заявили, что памятник советским погибшим освободителям является «свидетельством истории, которую не следует перевирать» и символом уважения к погибшим за освобождение Польши.

И это, как вы понимаете, притом, что 22 июня 2017 года польский Сейм принял изменения в закон о запрете пропаганды коммунистической системы. Он, в частности, и предполагает снос памятников советской эпохи, включая мемориалы в честь воинов Красной армии. И при том, что в украинском Львове собираются убрать Монумент Славы на улице Стрыйской. На том основании, что он является аварийным и начал рассыпаться. И даже как-то не хочется задавать вопрос, какой народ имеет будущее. Осмысленное и нравственное...

...Впрочем, уже известен и некий предварительный итог – положение субстанции, которая не может пристать ни к одному берегу полыньи. От прошлого украинцы насильственно отрываются, но вот будущее-то им светлое что-то не светит. Ни дома, ни на Западе, ни в России, если там начнут обижаться. С Украиной все понятно: тут социальный геноцид под видом реформ все никак не понравится украинцам, и они не очень хотят, чтобы их стало меньше. На западном направлении путеводной звездой должен был стать безвизовый режим, открывающий путь не только в братиславскую кофейню или венскую оперу, но и на тамошние стройки и места у суден и горшков для подмывания гениталий и пролежней местных стариков. Но 11 июля Украина празднует первый месяц «святого безвиза», а им воспользовалось менее 100 тысяч. И денег нет, и на Западе украинцев никто не ждет, и они (украинцы) начинают это понимать. А Россия? А что Россия? Она пока только ругается. Но очередную полынью для украинцев на своей территории может создать в любое время...