Еще раз о прожорливости населения

Еще раз о прожорливости населения

Давно соцсети так дружно не вцеплялись в говорливого чиновника, как в истории с нашумевшим высказыванием министра социальной политики Андрея Ревы о том, что надо меньше жрать. За выходные мнений по этому поводу высказали много. Повторяться не буду. Я – об экономическом аспекте нашей всенародной прожорливости.

Тем более что к тому моменту, когда эта статья появится на сайте, мы получим с десяток трактовок того, что именно хотел сказать министр соцполитики Андрей Рева, когда говорил, что мы много жрем по привычке. Надо понимать, генетической.

Кстати, о генетике. Вспомнилась история с министром культуры Евгением Нищуком. Помните, когда он сначала сболтнул в эфире "Свободы слова" на телеканале ICTV про неправильную генетику “в Запорожье и в Донбассе”, что это “города завезенные” по сравнению с Черкассами – “славным гетманским и шевченковским краем”. А после того, как разразился скандал (причем не из-за “генетики Донбасса”, а из-за того, что министр ляпнул про Запорожье, забыв, видимо, по Запорожскую Сечь, чего патриоты не прощают), был вынужден долго извиняться и оправдываться.

Если кто-то был в отпуске, не читал на нашем сайте или просто пропустил эту резонансную историю, рассказываю еще раз. 8 августа министр соцполитики Андрей Рева был гостем канала «112». Где-то на 7-й минуте беседы ведущий привел статистику, что украинцы в прошлом году потратили на еду 50% своих доходов, в то время как у немцев эта цифра составляет 14%. Столько же мы тратили 70 лет назад, во времена СССР. В 1958 году этот показатель составлял целых 53%.

Правда, все как-то забыли, что в 1958 году образование и медицина у нас были бесплатными, квартирные условия, мягко говоря, аскетичными, но квартплата – условной, частные автомобили были лишь у заслуженных или высокопоставленных советских граждан, а на отдых в санаториях ездили по профсоюзным путевкам с большим, как сейчас говорят, дисконтом. Потому да – на еду тратили много. Остальное (в городах) накапливали на мебель, одежду, ковры. В селе были свои приоритеты. Кооперативные квартиры появились позднее.

Но это так, небольшой променад в историю. Вернемся к эфиру. Сначала министр сказал, что питаться надо полноценно и ограничений быть не должно. Дальше он решил показать, что историю СССР тоже знает, вспомнил, как полагается, про Голодомор, культ хлебных крошек, 125 блокадных граммов.

Зачет министру за то, что он не забыл о блокадном Ленинграде. Хотя норма в 125 граммов для “служащих, иждивенцев и детей” действовала только 5 дней – с 20 по 25 ноября 1941 года. До этого с 13 ноября была 150 граммов, а с 25 декабря по 24 января – 200 граммов. Спасала Дорога жизни.

Впрочем, блокаду он привел только лишь для того, чтобы доказать: в генах советского человека сидит страх перед голодом. Поэтому, дескать, он нажирается впрок. А вот у немцев страха перед голодом в генах нет, считает министр соцполитики. Что, заметим, несколько странно, учитывая нюансы 1945-го, разруху в послевоенной Германии, американские бомбежки и т.п. О том, что за буханку хлеба достопочтенные фрау отдавали не только вещи и велосипеды, но и, пардон, самих себя, это вам любой немец старшего поколения расскажет.

Но министр Рева так не считает. Он рассуждает следующим образом: "Когда мы говорим о том, что немцы тратят (на питание) 14%, а мы 50%, то тут система приоритетов... Мой отец всю жизнь считал приоритетом хорошо поесть. Он считал, что можно в чем-то себе отказать, но здоровое полноценное питание очень важно... Немцы едят немного по-другому. У них другой рацион. Их культура питания очень отличается от нашей. Учитывая, что цены на продукты примерно одинаковы в Украине и Германии (тут не поспоришь, – автор), они едят меньше не потому, что у них нет возможности, а потому, что такая культура. И поэтому они тратят меньше по сравнению с нашими людьми".



Спасибо, конечно, дорогой товарищ Рева, что вы не побоялись признать факт: украинцы все-таки не прямиком из Скифии появились, а вышли из единого пространства бывшего СССР. Что было – то было, доказывать обратное – занятие абсолютно бессмысленное, но многие пытаются.

Все остальные факты “смонтированы” как-то неубедительно. Например, утверждение, что мы при своих ценах жрем много, а немцы едят аккуратно, вот и разница. Во-первых, к счастью, далеко не все цены, особенно на сезонные продукты, у нас такие же, как в Германии. Иначе мы бы точно сдохли с голоду. Во-вторых, если цены в какой-то мере соизмеримы, то зарплаты явно нет.

Средняя зарплата в Германии (в зависимости от регионов она может заметно отличаться) составляет 3527 евро в месяц. Минус налоги, коммунальные расходы, расходы на проезд в транспорте или содержание машины, плюс разные социальные доплаты и льготы. Как бы там ни было, выходит 105 тыс. 810 грн.

У нас такую зарплату получают только отдельные топ-менеджеры, сотрудники госкомпаний и Нацбанка (пока им не прикрыли “зарплатную лавочку”) и обидчивые секретарши “Приватбанка”, которые после увольнения начинают публиковать откровения о внутренней кухне корпорации и своих интимных проблемах. Если кто не читал блоги Виктории Страховой, очень рекомендую.

Так вот, у Страховой в “Приватбанке” была “мизерная” зарплата в 100 тыс. грн., но ей это казалось нечестным, потому что другие получали 140 тыс. грн., а работали меньше, и болезненные месячные их не мучили (мужики патамушто).

Я верю премьер-министру Владимиру Гройсману, что в среднем наше население зарабатывает 7200 грн. в месяц. Хотя еще в мае средняя зарплата официально составила 6840 грн. Но благосостояние народа неуклонно растет. Ориентир – 10 тыс. грн. зарплаты в месяц в обозримом будущем. Открою секрет: такие цифры не роскошь, а инфляция.

Итак, возьмем даже завышенный ориентир – 8 тыс. грн. Не 10 тыс. грн., как мечтает Гройсман, и не “минималку” в 3,2 тыс. грн. Сравним средний класс в Украине (формулировка на грани шутки) и в Германии: 8 тыс. грн. и 105,8 тыс. грн. Они тратят на еду 14%, мы 50%. Вопрос: это точно вредные пищевые привычки или все-таки наша бедность?

Я тут нашел интересную табличку: потребления разных продуктов питания (в кг в год на душу населения) в Украине, России, странах СНГ и странах ЕС.

В первой колонке (1) страны, затем – (2) годы. Дальше – (3) мясные продукты без учета сала и субпродуктов. После мясных идет колонка – (4) молоко и молочные продукты. Затем отдельно – (5) сливочное масло. Следующая графа – (6) яйца. За ней подряд – (7) сахар, (8) растительное масло, (9) картофель, (10) овощи и наши любимые арбузы, (11) фрукты и ягоды и в конце – (12) хлеб, хлебопродукты и макаронные изделия.



Судя по этой таблице, по мясным продуктам в лидерах как раз европейцы. Немцы ели в 2013 году 88 кг мяса в год. Пиво без рульки, как шнапс без колбаски. Меньше всего лакомятся мясом в Таджикистане (15 кг на человека). Результат Украины 2015 года – 51 кг. Это скромнее, чем в России (73 кг) и Беларуси (89 кг).

Министр Рева сказал бы, наверное, что мы традиционно любим не столько мясо, сколько сало, а оно тут не учтено. По такой логике таджики, небось, тоже все вегетарианцами заделались, потому что плов им надоел. Или все-таки мясо – это слишком дорого для бедных? Риторический, знаете ли, вопрос получился...

Но, с другой стороны, я могу понять и министра со всем правительством. Они там замахались в правительстве от того, что цены постоянно растут. И считают, видимо, что растут они не из-за печатного станка Нацбанка, а из-за населения, которое покупает много хавчика. Если бы жрать стали меньше, а лучше перестали бы вовсе, цены упали бы. И не пришлось бы правительству заморачиваться с повышением пенсий. При пустом-то бюджете. В общем, одна беда от этого прожорливого населения...