Стартап-нация в долговой яме

Стартап-нация в долговой яме

Если мы хотим «стать следующей Startup-нацией», как сказал премьер Владимир Гройсман, то нужно поторопиться. Потому что скоро нам будет не до стартапов. Долговые выплаты Украины в 2018-2019 гг., по разным оценкам, составляют от $11 млрд. до $13,5 млрд. А за три года – $22 млрд. Где взять такие деньги? Мы попали? Да, мы попали. Спасибо Наталке Яресько за ее мастерскую реструктуризацию. Боже, храни Пуэрто-Рико, где она сейчас промышляет.

Сейчас обо всем этом подробно. Приготовьтесь к тому, что будет “много букв и цифр” и, возможно, не самых понятных терминов. Хотя попытаюсь обойтись без “умняков” и чисто банковского сленга.

Итак, знаете, почему курс доллара на Украине в летние месяцы не растет? Потому что Нацбанку и Минфину выгодно выкупать его подешевле. В госбюджете-2017 среднегодовой курс гривны заложен на уровне 27,2 грн./$1. Минфин прогнозировал к концу года реальный курс 27,8 грн./$1. Но пока он колеблется в пределах от 25,49 до 25,55 гривны. По этому приятному курсу Нацбанк скупает на межбанке валюту для погашения внешних займов.

Первый платеж МВФ в $450 млн. мы сделали в начале августа. Следующая выплата Фонду – в ноябре (около $637 млн.). Кроме этого, в ноябре и декабре надо погасить валютные ОВГЗ на $700 млн. И заплатить четыре платежа купонного дохода по евробондам – в сентябре и ноябре. Всего журналисты насчитали $2,2 млрд. выплат до конца осени.

И это, заметим, у нас еще режим “из жизни отдыхающих”. До 2018 года продолжается трехлетняя “передышка”, которую Наталка Яресько заложила в реструктуризацию внешнего долга в 2015-м. Она, как известно, метила в кресло премьер-министра после смещения Арсения Яценюка. И потому расчистила долговое поле на три будущих года (больше у нас премьеры на своей должности не “живут”). А потом ввернула такое! Явно с расчетом: “после меня – хоть трава не расти”.

Но концепция поменялась, и кресло премьера досталось не Яресько, а Гройсману. Пока он все еще наслаждается этим фактом, но как в старом еврейском анекдоте: “Если невеста ушла к другому, еще неизвестно, кому повезло”. С учетом долговой перспективы так оно и есть.

Все идет к необходимости падать на колени перед держателями ОВГЗ и просить реструктуризации облигаций, естественно, добавив процент доходности по новым ценным бумагам. Мы и так платим около 5,5% в валюте. А с реструктуризацией надо будет заплатить еще больше. Иначе кто же согласится на отсрочку? Даже госбанки не согласятся. У них там зарплаты по 100 тыс. грн. Им деньги нужнее всех

Если послушать представителей Нацбанка и Минфина, то предстоящие осенью выплаты в $2,2 млрд. (всего в нынешнем году – $2,7 млрд.) – это фигня и чепуховина. С МВФ Нацбанк рассчитывается его же деньгами: в апреле Международный валютный фонд дал нам тот несчастный $1 млрд., который “задолжал” еще с осени 2016-го. Всего мы планировали получить от МВФ три транша. Один – в мае, второй – в сентябре. Но “осень близится, а траншика все нет”.

По евробондам и другим внешним долгам (кроме МВФ) платит не Нацбанк, а Минфин. Он тоже велосипед не изобретает, а погашает старые евробонды за счет выпуска новых. Сообщается, что часть денег под грядущие в сентябре выплаты Минфин собрал в июле и августе, разместив ОВГЗ на $500 млн. Как пишет ЛИГА, ссылаясь на аналитиков финансового рынка, только в августе размещение принесло $351 млн. Оно, конечно, легко и приятно: разместили, получили, отложили, накопили. Но бесконечно играться с ОВГЗ невозможно. Даже с валютными. В 2018-м по ним наступают выплаты в $1,1 млрд., а дальше – по нарастающей.

Все идет к необходимости падать на колени перед держателями ОВГЗ и просить реструктуризации облигаций, естественно, добавив процент доходности по новым ценным бумагам. Мы и так платим около 5,5% в валюте. А с реструктуризацией надо будет заплатить еще больше. Иначе кто же согласится на отсрочку? Даже госбанки не согласятся. У них там зарплаты по 100 тыс. грн. Им деньги нужнее всех.

Где брать собственно валюту на погашение долгов, тоже не совсем понятно. На две выплаты перед МВФ полученной от него в апреле “ссуды” еще хватит, а дальше Нацбанку придется залезть в свои золотовалютные резервы (ЗВР).

Экспорт не даст столько валюты, чтобы покрыть долговые потребности в 2018-2019 гг. Хотя зампред НБУ Олег Чурий и заявил http://minfin.com.ua/2017/08/22/29601388/, “если цены на металлы останутся на нынешнем уровне до конца года, поступления валютной выручки металлургов могут превысить наши предварительные оценки приблизительно на $1 млрд.”, его оптимизм явно преувеличен.

Весь украинский экспорт за I полугодие 2017 г. составил $20,65 млрд., в том числе аграрный – $8,7 млрд. Но это – выручка, а прибыль от экспорта падает. Далеко не все экспортеры после уплаты налогов покрывают текущие затраты. К тому же валюта нужна не только Нацбанку, но и импортерам.
Короче говоря, сколько мы должны заплатить в три ближайших года, точно никто не знает, но очевидно, что долгов у нас больше, чем денег. Нынешние ЗВР НБУ составляют всего $15 млрд. Мечты МВФ о наращивании их до $30 абсолютно нереальны. Точно так же, как и стартапы Гройсмана. Какая стартап-нация при таких долгах, полном отсутствии кредитования и “заточенности” банковской системы, превратившейся в “Маньку Облигацию”, работать на саму себя и на выплату долгов?!

Импорт у нас значительно превышает экспорт. Поэтому даже с учетом “искусственно выгодного” курса доллара (ниже заложенного в бюджете) и в преддверии крупных выплат НБУ купил в августе на межбанке только $191 млн.

При этом наркоманская зависимость банков и Минфина от ОВГЗ (теперь уже валютных) выгодна всем сторонам сделки, включая Нацбанк, но исключая реальный сектор. Потому что деньги крутятся по одной и той же схеме. Минфину понадобилось срочно погасить долг, он продал ОВГЗ банкам или госбанкам. НБУ нужны деньги – он продает свои сертификаты банкам. Большая часть операций банков, кроме банального перечисления денег между клиентскими счетами, сосредоточена вокруг покупки, продажи и обмена депозитных сертификатов НБУ и ОВГЗшек правительства.

Как раньше мы в школе марки собирали и менялись друг с другом, так и сейчас – финансовая система превратилась в кружок филателии. Ставки по депозитам падают, ликвидность у банков избыточная – на корреспондентских счетах 28 августа был 51 млрд. грн. (для сравнения, 21 августа – 41 млрд. грн.). В сертификаты НБУ вложено то ли 50 млрд. грн., то ли 60 млрд. грн. А кредитования экономики нет в принципе. И при такой ситуации не будет.

Вся эта картина, заметим, развернута на фоне расслабляющего льготного периода выплаты внешних долгов. Еще не наступили “благословенные” времена, когда в 2018 году только правительству нужно будет погасить более $4 млрд. валютного долга. Не считая долга Нацбанка перед МВФ, который он мечтает привычно закрыть через новые транши (если они будут).

Затем, в течение 2018-2020 гг., в общей сложности нужно будет выплатить $22 млрд. Из них до 2019-го включительно то ли $11 млрд. – цифра, которую озвучил зампред НБУ Дмитрий Сологуб, то ли $12,8 млрд., как сказал его коллега, еще один зампред Нацбанка Олег Чурий. Или аж $13,5 млрд., как прогнозируют независимые эксперты.

Короче говоря, сколько мы должны заплатить в три ближайших года, точно никто не знает, но очевидно, что долгов у нас больше, чем денег. Нынешние ЗВР НБУ составляют всего $15 млрд. Мечты МВФ о наращивании их до $30 абсолютно нереальны. Точно так же, как и стартапы Гройсмана. Какая стартап-нация при таких долгах, полном отсутствии кредитования и “заточенности” банковской системы, превратившейся в “Маньку Облигацию”, работать на саму себя и на выплату долгов?! Риторический вопрос, сам понимаю...