У новых стран нет будущего вне ЕС

У новых стран нет будущего вне ЕС

Движения за независимость в европейских странах имеют очень разные исторические корни и используют совершенно различные методы. Между решением партии шотландских националистов о том, чтобы бороться за независимость внутри институциональных рамок, согласованных с британским правительством, и попыткой лидеров каталонских сепаратистов продавить получение независимости, нарушая демократическую конституцию Испании и не считаясь со страной в целом, — пропасть.

Мощные силы среди фламандских националистов в Бельгии систематически пытаются ослабить различные институты в стране и тем самым облегчить развод с валлонскими соседями, но подавляющее большинство уважает правила игры.

И, тем не менее, у этих движений есть одна общая черта: будущее независимой Шотландии, Фландрии и Каталонии вне ЕС они себе не представляют. Один из самых больших парадоксов нынешней Европы заключается в том, что всеми ругаемый и переживающий кризис ЕС часто оказывается теми неизбежными рамками, в которые стремятся новые, независимые страны.

Поэтому не менее парадоксально, что среди наиболее громогласных сторонников, например, каталонцев, в Европе — партии крайне правого и левого флангов, враждебно относящиеся к ЕС, что, в частности, получило подтверждение во время дебатов в Европарламенте в среду.

Глава правительства Каталонии, Карлос Пучдемон, в своей речи в среду вечером призывал ЕС выступить посредником в кризисе, возникшем в отношениях с Испанией, и он неоднократно заявлял, что независимую Каталонию он не мыслит себе без членства в ЕС. Да и население Каталонии — тоже. Несколько опросов общественного мнения, проведенных до применения насилия в связи с референдумом в прошлое воскресенье, показали, что примерно 40-42% каталонцев выступают за независимость. Но эта цифра падает до 20-25% в случае, если Каталония не будет членом ЕС.

В Шотландии та же ситуация. Первый министр Шотландии Никола Стерджен из партии независимости Шотландской национальной партии регулярно встречается с членами Еврокомиссии, и возможный референдум в Шотландии тесно связан с отношением Великобритании к ЕС в будущем. Брексит сделает новый референдум оправданным и необходимым, говорит Никола Стерджен, потому что существенное большинство шотландского населения хочет остаться в ЕС.

Объяснение позиции лидеров — и населения — Шотландии и Каталонии очень простое: речь идет о деньгах.

В будущем и Шотландия, и Каталония — экономически жизнеспособные страны. Если существовать они будут в рамках ЕС. Без ЕС обеим странам — если до независимости дойдет — будет крайне нелегко. Им придется вести переговоры с ЕС о заключении торговых соглашений, у каталонцев будет новая валюта, им придется пересматривать не только политические, но и экономические отношения с Испанией. И как небольшие государства, в будущем они утратят то влияние, которое дает участие в обязательном международном сотрудничестве.

В случае развода они также возьмут на себя часть испанского государственного долга. Эксперты подсчитали, что Каталония вступит в новую эпоху в истории страны с государственным долгом, составляющим почти 130% ВВП, а это — очень тяжелое бремя. И это будет без участия в новом стабилизационном механизме ЕС, который должен помешать тому, чтобы у экономик государств-членов почва окончательно ушла из-под ног.

Итак, вопрос заключается в следующем: останутся ли шотландцы и каталонцы вне ЕС — и как долго?

Пресс-секретарь федерального канцлера Ангелы Меркель в своем выступлении в среду ясно дал понять: нарушение демократических норм неприемлемо. Президент Франции Эммануэль Макрон выразил солидарность с испанским правительством, а заместитель председателя Еврокомиссии, Франс Тиммерманс, в среду отклонил в Европарламенте возможное посредничество, а значит — вопрос решен, во всяком случае, на среднесрочную перспективу.

Не только Испания, но и Франция не пойдет на переговоры о вступлении, которые требуют единогласных решений. Их поддержат и другие европейские страны, которые не хотят изменения своих границ, и ни в коем случае после такого хаотичного процесса, как каталонский.

С Шотландией все обстоит иначе, здесь референдум будет проводиться после переговоров между британским и шотландским правительством. Поэтому Никола Стерджен очень осторожно ведет себя после проигранного в 2014 году референдума, она вновь и вновь повторяет, что пойдет на переговоры о новом референдуме, когда станет ясно, что подавляющее большинство населения — за независимость. Звучит не особо романтично. Но зато очень реалистично.

Источник: Politiken