Борьба за Нафтогаз: украинская и мировая олигархия оспаривают газовые потоки

Борьба за Нафтогаз: украинская и мировая олигархия оспаривают газовые потоки

Украина начала реформу своего газового сектора. Одновременно она хочет решить проблемы на востоке страны и помешать строительству «Северного потока — 2» на Балтике, который обходит Украину и таким образом значительно сокращает украинские доходы от транзита газа из России в Европу. Реформы осуществляются медленно из-за недостатка политической воли у украинских властей. Медленные реформы и разлад внутри правящей элиты, а также разногласия с руководством государственной энергетической компании «Нафтогаз» негативно сказываются на и без того подпорченной репутации Украины в мире.

Все это может привести к тому, что транзит газа через Украину больше не будет считаться хорошей альтернативой новым газопроводам Газпрома, и тогда Киев лишится всего. После ввода в эксплуатацию «Северного потока — 2» может свернуться всякая дипломатическая деятельность вокруг Украины. Этот газопровод способен спровоцировать серьезные геополитические разногласия, в особенности, если учесть, что датчане дали понять: они могут не позволить прокладку газопровода через свои территориальные воды. Тем самым они не только спасли бы свою геоэнергетическую идею связать Норвегию и Польшу, но и снизили бы зависимость Центральной и Восточной Европы от российского газа.

Реформа украинского государственного монополиста «Нафтогаза» — одно из сложнейших и важнейших изменений, инициированных украинскими властями. Прежде всего, реформа необходима из-за серьезных экономических проблем, с которыми столкнулась Украина. В 2014 году дефицит Нафтогаза был покрыт из государственных средств и составил более шести процентов ВВП страны. Вместе с экономическим кризисом, который не прекращается с 2012 года, все это до основания разрушило украинскую макроэкономическую стабильность. В период с 2014 по 2015 год Киеву два раза приходилось просить финансовой помощи у Международного валютного фонда. Тогда МВФ назвал одним из условий выделения денег реструктуризацию Нафтогаза.

Реформа Нафтогаза имеет огромное политическое значение. На протяжении многих лет Украина зависела от импорта российского газа, что позволяло Москве влиять на украинское руководство, а довольно выгодная стоимость энергоносителей связывалась с политическими договоренностями и соглашениями в области безопасности, в том числе о военных базах в Крыму. Договор устраивал российские и украинские элиты, а большая коррупция продолжала вредить украинской экономике и увеличивать ее зависимость от России. Когда осенью 2015 года Украина решила отказаться от импорта газа из России, Москва лишилась рычага воздействия на Киев, но проблемы в украинском газовом секторе только умножились.

Нафтогаз — крупнейшая украинская корпорация в энергетическом секторе, и вместе со своими субподрядчиками (а это компании по добыче, хранению и транспортировке газа) является самым крупным налогоплательщиком в стране. Согласно плану реструктуризации, который правительство утвердило в июле 2016 года, и который основан на Третьем энергетическом пакете, согласованным с Европейским Союзом, Нафтогаз будет разбит на несколько корпоративных единиц и перестанет быть монополистом. Согласно договору, Нафтогаз откажется от газопроводов и подземных хранилищ в пользу новой компании, которая будет в непосредственном ведении Министерства энергетики и угольной промышленности. Таким образом хотят добиться появления прозрачного и конкурентного рынка газа. Такой рынок может привлечь иностранные инвестиции. К тем, кто заинтересован в продолжении газового транзита через украинскую территорию, относятся операторы из Италии и Словакии. Они могут помочь в будущей модернизации украинской газовой сети.

Важной составляющей реформы Нафтогаза является либерализация цен на газ для населения. Удержание государственной цены ниже рыночной стоимости привело к постепенному росту задолженности компании, а правительство покрывало эти убытки. Регулярный мониторинг этих цен стал также одним из условий МВФ. В 2014 — 2017 годах правительство повышало цены для индивидуальных потребителей почти десять раз, однако цена по-прежнему остается ниже рыночной, что способствует неэффективному потреблению газа и коррупции, ведь продажа газа осуществляется через посредников, которые не предоставляют точных данных о потреблении газа и фактических потребителях. Предположительно, эта система приводит к ежегодной потере 1,3 миллиардов евро. Большая часть потерянных средств прошла через западноевропейские банки.

Недавно Нафтогаз отчасти поправил свои дела, поэтому в 2017 году выплатил почти три миллиарда евро в виде налогов и дивидендов, а это около 14% государственных бюджетных доходов. И это только ожесточило борьбу за контроль над этой корпорацией и ее финансовыми потоками. В 2016 году в особенных условиях организованной украинской олигархии Министерство экономического развития и торговли Украины попыталось взять под контроль Укртрансгаз, одну из наиболее прибыльных «дочек» Нафтогаза, которая занимается транспортировкой и хранением газа. Действия министерства шли вразрез с планом реструктурирования Нафтогаза, согласованным с Энергетическим сообществом и Европейским банком реконструкции и развития, точнее соответствующим договором о финансовой помощи из этого банка. В итоге министерство отказалось от своей идеи, поскольку международные финансовые институты угрожали прекратить помогать Украине финансово.

Украинское правительство, когда-то бывшее любимчиком Запада, показало свое истинное лицо: это сборище политических представителей украинских олигархических кланов и организованной преступности. Так вот, украинское правительство попыталось незаметно вернуть себе контроль над Нафтогазом. Весной прошлого года оно расширило состав членов надзорного комитета с пяти до семи человек, тем самым получив большинство в комитете. Два оставшихся независимых члена подали в отставку в знак протеста. В ноябре 2017 года под международным давлением Киев был вынужден принять новый состав комитета, в котором большинство членов независимо от правительства.

Реструктуризация привела также к конфликту между правительством и руководством Нафтогаза. Они обвиняют друг друга в попытках саботажа работы компании. Власти решили не торопиться с созданием новых фирм по транспортировке газа, а Нафтогаз открыл внутри Укртрансгаза новое подразделение для выполнения этой задачи. Однако руководство Нафтогаза на этом не остановилось и пошло еще дальше, стремясь к полной независимости. Оно привлекло финансовую консалтинговую компанию, которая входит в холдинг Rothschild & Co, чтобы та помогла реструктурировать Нафтогаз и привлечь иностранных инвесторов. В ответ правительство блокировало прямые переговоры Нафтогаза с этими инвесторами. Открытие новых компаний откладывается, в том числе, из-за процесса в Стокгольмском арбитражном суде, где Нафтогаз ведет тяжбу с Газпромом. Согласно плану реструктуризации, новые компании, которые будут пользоваться инфраструктурой Укртрансгаза, смогут начать работу только после вынесения окончательного вердикта в Стокгольме. Это решение крайне важно для иностранных инвесторов, поскольку определит, кто получит миллиарды долларов. Считается, что арбитражный суд будет на стороне Нафтогаза, но Украине все равно придется выплатить Газпрому два миллиарда долларов долга. В конце февраля уже можно ожидать окончательного вердикта.

Тогда уже ничто не помешает созданию новых компаний. Ничто и никто, кроме правительства. Для завершения реструктуризации нет политической воли, поскольку эти фирмы сыграют важную роль в президентских и парламентских выборах 2019 года. Неясно, хочет ли Киев допустить еще одно увеличение цен для населения, ведь правительство боится потерять голоса избирателей. С другой стороны, продолжение реструктурирования Нафтогаза чрезвычайно важно для получения помощи от международных финансовых институтов. Если арбитраж примет позитивное для Украины решение, и на рынке капитала появится возможность дополнительного финансирования, то правительство может сохранить контроль над фирмой и воспрепятствовать инвестициям в украинскую газовую систему.

За всем этим следит целый регион, а особенно Скандинавия, Польша и Румыния. Реструктуризация всего украинского газового сектора будет иметь большие последствия для Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы — регионов, интересы которых затрагивает «Северный поток — 2».

Источник:
Advance