Газовые переговоры с агрессором: война войной, а транзит по расписанию?

Газовые переговоры с агрессором: война войной, а транзит по расписанию?

На фоне сообщений об успешных арестах в Швейцарии и Голландии имущества «Газпрома», чтобы взыскать присужденные Стокгольмским арбитражем $2,6 млрд., куда-то затерялась другая новость. ЕС упросил Россию начать переговоры с Украиной о заключении нового «газового соглашения» после завершения в 2019 году ныне действующего. Это не мешает нам требовать от «Газпрома» 171,932 млрд. грн. штрафа за «монополизм на рынке транзита газа». И мы не понимаем позицию Еврокомиссии, которая не поддержала «флешмоб» со своей стороны.

Незаметно подошли к концу 10 лет действия того самого газового контракта, подписанного 19 января 2009 года руководителями "Нефтегаза" (Дубиной) и "Газпрома" (Миллером) по итогам переговоров премьеров Украины и России Юлии Тимошенко и Владимира Путина.

Предварял контракт срыв поставок газа в Европу в январе 2009 года, когда Старый Свет почти три недели мерз. А финальным аккордом стало уголовное дело против Юлии Владимировны, закончившееся 7-летним тюремным сроком за “превышение полномочий”.

Парадоксально, но соглашение, за которое посадили Тимошенко, безукоризненно выполняется до сих пор, несмотря на аннексию Крыма, гибридную войну на Донбассе, санкции против России и т.д.

Более того, нескрываемую тревогу нашего руководства вызывает перспектива прекращения газового транзита после истечения срока действия документа 1 января 2020 года. Мы очень хотим продолжить транзит и заключить для этого новое соглашение. Более того, я почему-то нигде не встречаю возмущения по этому поводу и комментариев из серии “контракт с дьяволом” или «бизнес на крови героев АТО».

От транзита отказаться трудно. И морально, и материально. В год больших долговых выплат и капризов МВФ $3 млрд. на дороге не валяются. К тому же, пока Украина транзитная держава, Европа должна ею особенно дорожить, как важной энергетической артерией. Прошлый год, как назло, был особенно приятным и доходным: из-за ремонта альтернативных трубопроводов по нашей ГТС было транспортировано 93 млрд. куб. м, что стало наибольшим показателем за последние семь лет.

Мы бы с удовольствием конфисковали и газовую трубу, если бы она принадлежала “Газпрому”. Но труба наша. Техническое состояние ее, как известно, плачевное. И хотя Гройсман, анонсируя начало газовых переговоров с агрессором, заявил: “наша ГТС – это проверенная и надежная альтернатива любым политическим проектам вроде “Северного потока-2”, позиция Украины будет твердой и ответственной”, все знают: затраты на содержание растут с каждым годом

Правда, насчет доходности – “Газпром” так не считает. Еще в середине 2015 года зампред его правления Александр Медведев заявил, что Россия полностью откажется от услуг Украины, "даже если солнце поменяется местами с луной". Причина – высокая плата за транзит (выше, чем в Европе) и абсурдное, с точки зрения “Газпрома”, требование Украины заплатить штраф за монопольное положение на рынке транзита газа.

Такой беспрецедентный штраф на сумму 86 млрд. грн. (около $3,4 млрд.) Антимонопольный комитет Украины (АМКУ) выставил “Газпрому” в январе 2016 года, ссылаясь на антимонопольное законодательство ЕС. Поскольку штраф не был уплачен, на него “натикали” проценты и сейчас сумма к взысканию составила 171,932 млрд. грн. (около $6 млрд.).

Как заявил министр юстиции Павел Петренко, Украина попытается взыскать этот долг в зарубежных юрисдикциях, параллельно с долгом по решению Стокгольмского арбитража. Мы уже достигли успеха на этом поприще и арестовали какие-то активы “Газпрома” в Европе.

Мы бы с удовольствием конфисковали и газовую трубу, если бы она принадлежала “Газпрому”. Но труба наша. Техническое состояние ее, как известно, плачевное. И хотя Гройсман, анонсируя начало газовых переговоров с агрессором, заявил: “наша ГТС – это проверенная и надежная альтернатива любым политическим проектам вроде “Северного потока-2”, позиция Украины будет твердой и ответственной”, все знают: затраты на содержание растут с каждым годом.

Ранее глава правления НАК "Нефтегаз Украины" Андрей Коболев сообщал, что минимальные инвестиции в поддержание стабильной работы газотранспортной системы Украины составляют $200-300 млн. ежегодно. При существующих объемах транзита это еще кое-как окупается, но, если транзит будет падать, ГТС станет резервной, на случай ремонтов других трубопроводов, а ремонтировать ее все-таки придется, мы рискуем попасть в убытки.

Что же касается идеи полной интеграции украинской объединенной энергетической системы в энергосистему континентальной Европы (ENTSO-E), то это пока наша мечта. Из разряда вступления в НАТО или членства в Евросоюзе.

На практике вопрос стоит лишь в том, будет транзит через Украину в принципе или нет? Подпишет Россия с нами новое соглашение (о пролонгации нынешнего после судебных решений речь не идет) или увильнет от этого.

Так как ситуация неясная, мы просим Евросоюз выдвинуть Путину ультиматум: без сохранения транзита российского газа через Украину не будет “Северного потока-2”. Но при этом Украина забывает, что совладельцами нового трубопровода, практически на равных с Россией, являются европейские страны, участвующие в проекте, прежде всего Германия.
На этом фоне мы плавно подошли к переговорам с Россией о новом газовом соглашении. Компанию нам составили наши “газовые доноры”, поставщики “европейского” газа по реверсу – Польша и Словакия. Они тоже хотят сохранить транзит российского газа. И готовы, несмотря на некоторые политические противоречия между Украиной и Польшей, координировать свои усилия

Поэтому Ангела Меркель на переговорах в Сочи 18 мая высказала не требование, а просьбу сохранить украинский маршрут после запуска нового газопровода. На что Владимир Путин ответил: "Хочу подчеркнуть: поставки будут продолжены, если они окажутся экономически обоснованными и целесообразными для участников экономической деятельности".

Вскоре после этого Владимир Гройсман сообщил на своей странице в Facebook, что Украина и ЕС договорились начать трехсторонние переговоры с участием России по транзиту газа европейским потребителям. Такое заявление он сделал по итогам встречи с вице-президентом Еврокомиссии по вопросам Энергетического Союза Марошем Шефчовичем – по сути, посредником между Россией и Украиной в данном вопросе.

Примечательно, что Шефчович так и не увязал пуск “Северного потока-2” с транзитными гарантиями нам и почти повторил путинскую формулировку о “целесообразности”. “Конструктивное и стабильное сотрудничество между Россией и Украиной в области энергетики имеет первостепенное значение для Европейского Союза. В этом контексте я всегда подчеркивал необходимость продолжения долгосрочного транзита российского газа через Украину в ЕС надежным и коммерчески целесообразным способом”, – дипломатично сказал он.

Более того, Еврокомиссия подложила нам свинью, решив не штрафовать "Газпром" за монополизм, осложнив тем самым процесс принудительного взыскания с «Газпрома» штрафа АМКУ в $6 млрд. Мы-то ссылались на европейское антимонопольное законодательства, а там действует прецедентное право. В общем, приятного мало.

Не случайно глава украинской делегации в ПАСЕ Владимир Арьев фактически обвинил Еврокомиссию в коррупции. «Еврокомиссия решила не штрафовать «Газпром», подписав с ним мировое соглашение. И это после скандала с фактами, что в ЕС закрывали глаза на вопиющие нарушения со стороны российского монополиста! Я вижу, антикоррупционный суд нужен не только Киеву, но и Брюсселю”, – возмущался Арьев.

На этом фоне мы плавно подошли к переговорам с Россией о новом газовом соглашении. Компанию нам составили наши “газовые доноры”, поставщики “европейского” газа по реверсу – Польша и Словакия. Они тоже хотят сохранить транзит российского газа. И готовы, несмотря на некоторые политические противоречия между Украиной и Польшей, координировать свои усилия. Для чего, как пишет DW, устроили 25 мая в Брюсселе “репетицию квартета” в составе Украины, Польши, Словакии и Еврокомиссии.

Интересно, что представителей Германии на мероприятии не было. А глава миссии США при ЕС Адам Шуб только испортил присутствующим настроение, напомнив, что транзитным перспективам собравшихся угрожает не только "Северный поток-2", но и "Турецкий поток" который куда ближе к завершению.