Уроки Греции для Украины: путевые заметки-2

Уроки Греции для Украины: путевые заметки-2

Большинство наших туристов едут в Грецию по пакетным турам на курортные острова – Крит, Родос, Корфу и Кос, минуя неспокойные Афины с их карманниками, мигрантами и перманентными забастовками. Мигрантов мы не застали, с карманниками и забастовками столкнулись на личном опыте. А еще узнали, как греки живут при высоких ценах, низких зарплатах и настоятельном требовании Запада «полюбить геев», что явно не свойственно православному государству.

Протесты: «как закалялась сталь»

В первой части нашего повествования мы рассказали о пути Греции к экономическому кризису, который также принято называть долговым. После оглашения в 2010 году новоизбранными социалистами истинного размера дефицита бюджета в 12,5% и последовавшей за тем угрозы банкротства страны ЕС принял два пакета помощи на 80 и 110 млрд. евро соответственно.

Первый пакет давался под условия, которые затрагивали в основном богатых. Знакомая для нас тема – теневая экономика Греции по самым скромным оценкам составляла 30%. Проведенная ЕС ревизия показала, что только 15 тыс. греков декларировали доход, превышающий 100 тыс. евро, и это при обилии роскошных домов в окрестностях Афин. Началась борьба с “зарплатами в конвертах”.

В СМИ есть много публикаций на эту тему. Например, о том, как власти использовали GoogleMaps, чтобы зафиксировать дома с бассейнами и проверить доходы их хозяев. В ответ предприимчивые афинские буржуа начали покрывать свои дворы поддельной травой, асфальтом и “камуфляжем”, чтобы скрыть богатство от спутников.

Не добившись от Греции “раскулачивания богатых”, ЕС потребовал экономить на бедных. Второй пакет помощи, который греческий парламент одобрил в марте 2010 года, предполагал уменьшение зарплат на государственных и частных предприятиях; повышение НДС до 21%; повышение налога на бензин на 15%; рост налога (уже существующего) на импортные автомобили до 10-30% и т.д.

В госсекторе, например, предполагалось сокращение штата в три раза и установление предела зарплат рядовых клерков на уровне 500 евро. Большим начальникам зарплату ограничили в 3 тыс. евро в месяц. К этому добавилось так хорошо знакомое нам повышение цен и отмена скидки (читай – субсидии) на коммунальные услуги.

Пенсионная реформа включала в себя установление предела пенсий на уровне 800 евро, возвращала специальный налог на высокие пенсии – свыше 2,5 тыс. евро. Минимальная пенсия упала до уровня 300 евро, на которую при довольно высоких греческие ценах на продукты (почти на уровне Германии), проезд и коммунальные услуги прожить невозможно.

Не удивительно, что второй пакет помощи в 110 млрд. евро греки встретили первой общенациональной забастовкой госслужащих, которая прошла 4-5 мая 2010 года и сопровождалась массовыми беспорядками. В забастовках приняли участие даже военные. Протестующие пытались захватить парламент, в столкновениях после применения полицией слезоточивого газа погибли три человека.


Национальная гвардия Греции – колоритные эвзоны у стен парламента, где восемь лет назад шли настоящие уличные бои


Несмотря на массовые протесты в Афинах, канцлер Германии Ангела Меркель фактически заставила Грецию принять помощь под непопулярные условия. Все понимали, что речь шла о спасении не столько Эллады, сколько европейской валюты и сохранении Евросоюза. "Будущее Европы на кону", – сказала Меркель.

Привычка бастовать

С тех пор прошло 8 лет. Греция не перестает бастовать. Только за время нашего пребывания в Афинах бастовали работники аэропорта (из-за чего были отменены рейсы авиакомпаний), пригородной электрички, порта Пирей, общественного транспорта – метро, автобусов, троллейбусов и даже таксисты.

Туристов такая ситуация сводит с ума. Они не могут понять, как в разгар курортного сезона автобусы, которые идут из города на морские пляжи Глифады, отказываются выйти на линию. И, оставив недоумевающих туристов стоять на жаре на остановках, дружным табуном уходят в депо.

А желтые такси, еще недавно бодро снующие по городу, после решения забастовочного комитета в пять часов вечера вдруг все как один сняли “шашечки” и перестали реагировать на призывные жесты потенциальных пассажиров.

В отличие от туристов, местные жители привыкли к забастовкам и относятся к ним с пониманием и поддержкой. Если киевляне вынуждены интересоваться, какие улицы перекрыты из-за ремонтов и палаточных лагерей, то афиняне ежедневно мониторят афишу забастовок. Обычно информация о прекращении работы тем или иным видом транспорта появляется за сутки. Также она объявляется бегущей строкой на электронных табло на остановках. Увы, не на всех остановках такие табло есть. К тому же предупреждение идет на греческом языке. Да и от внезапных забастовок никто не застрахован. Именно такую устроили во время нашего пребывания таксисты.


Сайт забастовок – «настольная книга» каждого жителя Афин

При этом бастующие все-таки не стремятся полностью парализовать жизнь остальных сограждан. В Греции распространены почасовые забастовки. Скажем, метро работает в часы пик – развозит людей на работу и с работы, а днем бастует. Или чередуется протестами с наземным транспортом.

Удается ли грекам чего-то добиться этими забастовками? Говорят, что да. Смогли отстоять часть зарплаты и рабочие места. Сейчас почти все забастовки транспортников направлены против приватизации общественного транспорта.

Интересно, что драконовские требования Евросоюза в этой сфере были продиктованы необходимостью сделать транспортную систему Греции менее убыточной. Но, заставляя урезать расходы и сокращать персонал, они добились лишь того, что из афинских автобусов и трамваев исчезли контролеры. А на некоторых линиях метро не работают турникеты. В итоге большая часть горожан годами ездит бесплатно или с просроченными проездными. Какая уж тут экономия.

Полюби карманника своего

Еще одна проблема общественного транспорта – это карманники. Нигде в мире нет такого количества карманников, как в Афинах. За одну короткую поездку в метро или автобусе вас могут ощупать раз пять и вытащить самый глубоко запрятанный кошелек. Мы тоже расстались с кошельком в трамвае. Хорошо, что денег там было совсем немного, не в пример обворованному в киевском кафе на $3400 бой-френду евроинтеграторши Светланы Залищук.

Но факт остается фактом. На следующей остановке своего кошелька лишился и пожилой грек. В ходе поднятого им грандиозного шума мы узнали, что беспрецедентное нашествие карманников на Афины спровоцировано... опять-таки требованиями Евросоюза – гуманно относиться к преступникам.

Раньше в Греции были популярны народные задержания и самосуды над ворами. Но Евросоюз заявил, что это пережитки тоталитарного режима “черных полковников”. На сегодня арестовать вора могут лишь два полицейских при двух гражданских свидетелях.

И не дай Бог ударить негодяя, чья рука застряла в вашем кармане – вы сядете в тюрьму за избиение гражданина Греции (если он грек) или несчастного мигранта. Членовредительство “чернокожего вора” – это уже срок за расизм. А если пойманный преступник заявит, что он гей – будете нести ответственность за нарушение прав сексуальных меньшинств. Я уж не говорю о распространенных сообщницах-малолетках. Щупать ваш карман она может, а схватить ее нельзя, можно попасть на сексуальное домогательство.

Не удивительно, что при таких льготах для преступников в Афины стекается “босота” со всей Восточной Европы, Албании, Болгарии и Грузии. И чувствует себя королями положения. Евросоюз при этом лишь констатирует факт катастрофической ситуации с уличной преступностью в столице Греции.

Однополые браки в обмен на кредиты

Евросоюз требует от греков толерантного отношения не только к карманникам. Упомянутые выше геи и мигранты также превратились в “средство платежа”, которым Греция рассчитывается с кредиторами.

Под давлением Брюсселя был принят так называемый «антирасистский закон», который за оскорбление иноверцев, отрицание Холокоста и другие проявления ксенофобии предусматривает уголовное преследование и реальные сроки заключения.

По словам местных жителей, они болезненно относятся к тому, что из школьной программы изъяли информацию о некоторых национальных героях, дабы не задеть чувства детей мусульман или албанцев. Не считают тут поводом для гордости и тот факт, что Греция стала первой православной страной, официально, на законодательном уровне легализовавшей однополые браки.

Нам с юмором рассказывали, что европейские агитаторы изощрялись в изобретательности, убеждая население со страниц газет и экранов телевидения, что однополые браки были повсеместным явлением в Древней Греции, в Древнем Риме и у языческих кельтов, и только с приходом христианства появились жесткие антигомосексуальные законы. В ответ греки спрашивали, почему в таком случае Италии не принять закон о групповых оргиях, столь популярных при императоре Нероне?

Но шутки шутками, а то, что за новые кредиты приходится платить уже не экономическими, а моральными и политическими уступками, тут понимают очень хорошо. Так же, как и неслучайность требования ЕС “отделить церковь от государства”, ликвидировать систему зарплат священникам и задуматься о продаже нескольких принадлежащих стране островов. Как это похоже на призывы к открытию рынка земли в Украине, не правда ли?

Долговая зависимость не оставляет Греции выбора. Большие надежды возлагались на радикальную “СИРИЗА”, обещавшую “послать к черту” МВФ и европейский Центробанк. После прихода партии к власти ее лидер, нынешний премьер-министр Греции Алексис Ципрас, даже объявил дефолт (технический) и провел референдум по выплате долгов (ничего не значащий). А потом стал тем самым премьером, который подал законопроект об однополых браках и пошел на прочие уступки Евросоюзу. Если уж Ципрас не смог противостоять кредиторам, то не сможет никто, грустно решили греки.

Аэропорт-призрак как символ кризиса

Символом нынешнего экономического состояния страны мне показался закрытый 17 лет назад аэропорт “Элиникон”. В 2001 году Греция вступила в еврозону, и в этом же году старый аэропорт в Элиниконе, южном пригороде Афин, был заменен на роскошный, дорогой и огромный «Элефтериос Венизелос». Построенный опять-таки за кредиты Евросоюза.

А старый аэропорт просто бросили. Вместе с забытыми в нем самолетами обанкротившейся авиакомпании. В полуразрушенных зданиях валяются сломанные кресла, оторванные ремни безопасности, порыжевшие книжки пилотов. Удручающее зрелище.





Заброшенный аэропорт “Элиникон” напоминает Чернобыль и Припять


Говорят, что кризис и ограничения Евросоюза не дают преобразовать эту территорию во что-то дельное. Еще недавно тут был стихийный лагерь беженцев. Но его убрали, по требованию жителей ближайшего коттеджного поселка для богатых. И сейчас тут просто гулкая пустота.

После “Эликона” мы видели много заброшенных и развалившихся зданий в Афинах, магазинов, с выбитыми витринами, поросшие бурьяном спортивные площадки. Особенно меня поразили закрытые отели в курортном городе Лутраки, прямо на берегу моря, недалеко от уникальной радоновой водолечебницы, которая в будние дни также пустовала.

Но сказать, что Греция пребывает в ступоре – это погрешить против истины. Рядом с ветшающими казино и необитаемыми коттеджами кипит жизнь, молодежь “гудит” в клубах до утра, рестораны заполнены шумными компаниями, торговый центр “Аттика” (аналог нашего ЦУМа) заполнен самыми дорогими торговыми марками. У греческого кризиса многоликое лицо...