Необъявленная реформа: зачем Западу прибирать к рукам нашу энергетику?

Необъявленная реформа: зачем Западу прибирать к рукам нашу энергетику?

Заместитель госсекретаря США Джон Салливан на недавней встрече с премьер-министром Владимиром Гройсманом отметил «важность осуществления Украиной реформ в секторе энергетики». До конца лета «Нефтегаз» будет расформирован, а ГТС подготовлена к продаже. В мае в НКРЭКУ произошла кадровая революция. USAID дает $90 млн. на реформы в энергетике. Похоже, что страна готовится к масштабной энергетической реформе, а мы об этом ничего не знаем!

Выскажу небанальное суждение. Похоже, инвесторы к нам все же придут, но после того, как мы расчистим для них территорию: посадим несговорчивых чиновников (Антикоррупционный суд), раскулачим своих олигархов и подготовим ресурсную базу. Т.е., сделаем нормальные дороги, стабильное энергоснабжение, построим аэропорты и запустим по железной дороге пусть и старые, но европейские поезда. Не может руководящий персонал “плантаций” ездить на работу в некомфортных условиях!

О плантациях поговорим подробней, когда Украина после долгих препирательств все-таки откроет рынок земли. А вот о реформе, призванной обеспечить западных инвесторов энергетическими ресурсами, можно дискутировать уже сейчас. Хотя среди великого множества реформ, включая судебную и школьную, энергетическая не фигурирует, преобразования уже идут. Осталось понять, что изменится в ближайшем будущем.

Итак, наша система, как любят говорить в верхах, энергетической безопасности состоит из нескольких сегментов. Газ – это, собственно, голубое топливо, трубы, хранилища, компрессорные станции, находящиеся в ветхом техническом состоянии. А также украинская газодобывающая промышленность. Не забываем, что газа мы добываем не так уже и мало, а при соответствующих инвестициях могли бы дойти до 20 млрд. куб.м. в год. Естественно, на этом хотят зарабатывать иностранные компании. И, не сомневаюсь, что заработают. Детали – ниже.

Второй сегмент – электроэнергетика: ГЭС, ТЭС, “ветряки” и АЭС. Уголь, мазут, ядерное топливо, линии электропередач. Инвесторам важно, чтобы не было перепадов напряжения в сети, всякого рода “сюрпризов”, способных уничтожить дорогостоящее оборудование и нанести убытки производству. Поэтому уже много лет они внедряют тут проекты модернизации энергосистемы, строительства магистральных линий электропередач, новых гидроэлектростанций и т.п. Деньги на это дает ЕБРР и другие системные кредиторы.

Пока тарифы были низкими, иностранных инвесторов ничего тут не интересовало. Но со временем, когда народ научится платить много, а олигархов заставят провести техническое перевооружение отрасли за свой счет, инвесторы появятся. И вытеснят местных конкурентов. К тому времени уже “обезоруженных” на всех фронтах

Отдельная тема – снабжение украинских АЭС “расходными материалами”. Раньше поставка топлива и утилизация ядерных отходов была заботой России. Сейчас мы переходим от сотрудничества с агрессором к контактам с американской компанией Westinghouse. Ее ТВЭЛы не совсем подходят к нашим советским энергоблокам. Но при большом желании “впихивать невпихуемое” удается. На рынок захоронения наших ядерных отходов Запад не претендует. Но деньги на оборудование могильника даст. Будем прихоранивать где-то у себя.

Третий сегмент – это тепловые электростанции, плюс топливо для них – газ, уголь, мазут. Эта сфера тесно переплетена с многострадальным ЖКХ и полностью контролируется олигархами, чьи доходы зависят от установленных государством тарифов.

Пока тарифы были низкими, иностранных инвесторов ничего тут не интересовало. Но со временем, когда народ научится платить много, а олигархов заставят провести техническое перевооружение отрасли за свой счет, инвесторы появятся. И вытеснят местных конкурентов. К тому времени уже “обезоруженных” на всех фронтах. В первую очередь – лишенных тесных связей в профильных госорганах.

В этом контексте заслуживает внимания ротация руководства Нацкомиссии по регулированию электроэнергии и коммунальных услуг (НКРЭКП). В середине мая близкого, как считалось, к президенту Дмитрия Вовка уволили с поста главы НКРЭКУ. Срок его полномочий истекал 26 мая. Но Вовк участвовал в конкурсе на новый состав Нацкомиссии, и с этого конкурса его благополучно “сковырнули” административными методами. Не сомневаюсь, что таким образом было исполнено требование западных кредиторов.

Так что же все-таки будут реформировать и каким образом? Начнем с электроэнергетики. Мало кто помнит, что еще в 2012 году, когда Виктор Янукович находился в процессе переговоров с Западом относительно подписания Соглашения об Ассоциации с ЕС, Украина дала Европе обещание либерализовать энергорынок. Но Соглашение не подписали. Случился Евромайдан. После – известные всем события в Крыму и на Донбассе. В общем, обещание как будто забыли.

Но так это выглядело для народа, а не для заинтересованных лиц. В апреле 2017 году был принят закон "О рынке электрической энергии". Петр Порошенко торжественно подписал его во время посещения Трипольской ТЭС. С телеэкранов сообщили, что “данный закон был разработан совместно с европейским Энергетическим Сообществом, одобрен ЕС и США, а также поддержан мировыми антикоррупционными организациями”. На эти слова никто не обратил особого внимания.

А зря. На самом деле состоялась церемония начала энергетических реформ, обещанных Евросоюзу, за которые он дал нам в качестве пряника второй кредитный транш макрофинансовой помощи в размере 600 млн. евро.

По мнению Запада, чтобы не зависеть от России, мы должны как можно больше газа добывать самостоятельно. Добыча газа также полностью коррупционная сфера, подконтрольная власти и близким к ней олигархам. Иностранные инвесторы давно облизывались на этот лакомый кусок. И создавали условия своего захода на рынок

Закон внедряет так называемый третий энергопакет ЕС и кардинально меняет украинский энергорынок. Облэнерго делятся на два юрлица: одно займется передачей электрики и обслуживанием сетей, второе – продажей. Вместо ГП "Энергорынок", которое оптом скупает сейчас всю производимую электроэнергию, должна быть создана свободная биржа. Работать на ней смогут независимые трейдеры, конкурирующие друг с другом.

Поставщики электроэнергии, по замыслу реформаторов, должны напоминать интернет-провайдеров. Правда, пока не до конца ясно, как отключить свою квартиру от одного “электрофикатора” и перейти к другому, чей тариф и условия более выгодные.

Но Европа в такие мелочи не вникает. Она, судя по всему, претендует на нишу “торговцев светом”. Не сомневаюсь, что там можно будет неплохо заработать. Особенно, если НКРЭКУ разработает справедливые проекты методологий по тарифообразованию. А если не разработает, то НАБУ и Антикоррупционный суд с этим быстро разберутся. Не случайно оба процесса идут параллельно.

Теперь о газе и газопроводах. Нам постоянно повторяют, что для Украины особо важна диверсификация поставок газа. До 2014 году газ почти на 100% был российским, купленным непосредственно у “Газпрома”. В 2016 и 2017 годах Украина формально не потребляла российский газ, закупая его через европейские структуры. После решения Стокгольмского арбитража нам пришлось возобновить поставки минимальных объемов газа из России в соответствии с положением контракта "бери или плати".

По мнению Запада, чтобы не зависеть от России, мы должны как можно больше газа добывать самостоятельно. Добыча газа также полностью коррупционная сфера, подконтрольная власти и близким к ней олигархам. Иностранные инвесторы давно облизывались на этот лакомый кусок. И создавали условия своего захода на рынок.

Сначала МВФ заставил Украину взвинтить рентную плату с месторождений, чтобы лишить местные компании сверхдоходов, а сейчас призрак Антикоррупционного суда стимулирует Госгеонедры к справедливым условиям конкурса на заключение соглашений о разделе продукции (СРП).

По случайному совпадению, на днях американские компании SigmaBleуzer, Aspect Holding и Energy Transfer заявили о готовности инвестировать $100 млн. в добычу углеводородов. И с порога заявили, что их интересуют только площади свыше 500 кв. км. Мелочь украинские добытчики могут оставить себе.

Кроме здешнего газа, интересным может быть транспортировка российского. Для этого Украину заставили расформировать «Нефтегаз» и передать газотранспортную систему (ГТС) предприятию «Магистральные газопроводы Украины» (МГУ). Постановление правительства на сей счет было принято 14 февраля этого года. Срок передачи активов МГУ назначили до 1 июня 2018 года. Но, по данным информированных источников, его продлили до конца лета.
Зачем европейцам нужна украинская труба, понятно: даже после завершения строительства всех новых газопроводов, это проверенный резервный путь на случай ремонта, поломки, теракта и проч. неприятностей на основном маршруте. Весь вопрос в том, сколько транзитных денег при новой ситуации получит Украина

Речь идет о магистральных газопроводах, компрессорных, газораспределительных и газоизмерительных станциях, подземных хранилищах газа (ПХГ) и другом имуществе, необходимом для эффективной прокачки газа по территории Украины.

Согласно принятому еще в 2014 году закону, 49% акций МГУ смогут получить инвесторы из ЕС и США. В феврале вице-премьер Владимир Кистион заявил, что желание войти в совместное управление национальной ГТС выразили Бельгия, Франция, Голландия, Польша, Словакия, Испания, Италия, Румыния, Греция и Германия.

На сегодня известны 8 зарубежных компаний, которые подали заявки в наблюдательный совет МГУ. Это консорциум Snam (Италия), Eustream (Словакия), Gasunie (Нидерланды), GRTgaz (Франция) и анонимный (для прессы) немецкий концерн.

Насколько я понимаю, задача этих добрых людей – отстранить Украину от управления ГТС, обеспечить заключения нового договора о транзите с Россией (после окончания в 2019 году нынешнего контракта Путина-Тимошенко) и модернизация магистралей “под себя”.

Президент Фонда энергетических стратегий Дмитрий Марунич в одном из комментариев упоминал проект по замене советских газоперекачивающих агрегатов 70-х годов на американские, производства компании General Electric. Стоит это 79 млн. евро, из которых €26 млн. выделит «Укртрансгаз», а €53,6 млн. даст в кредит Deutsche Bank AG. Главный подрядчик реконструкции – немецкая инженерная компания Ferrostaal Industrieanlagen GmbH.

Зачем европейцам нужна украинская труба, понятно: даже после завершения строительства всех новых газопроводов, это проверенный резервный путь на случай ремонта, поломки, теракта и проч. неприятностей на основном маршруте. Весь вопрос в том, сколько транзитных денег при новой ситуации получит Украина. И не окажется ли так, что доходы останутся у международного консорциума, а затраты и долги достанутся персонально украинской стороне?

P.S. Это далеко не все, что можно сказать о “необъявленной энергореформе”. Но хотя бы понятно, на какие цели USAID собирается дать $90 млн. на пять лет. И на какие обязательства намекал Владимиру Гройсману Джон Салливан. Кстати, США так же выделяют $19 млн. на обеспечение энергетической безопасности Украины от России. Тендер c таким названием Агентство США по международному развитию объявило еще в феврале. Судя по всему, инвесторы таки идут. Стук их кованых сапог уже слышен вдалеке...