Антикоррупционный «дранг нах остен», бессмысленный и беспощадный...

Антикоррупционный «дранг нах остен», бессмысленный и беспощадный...

Когда в марте этого года в Брюсселе на заседании Совета министров Евросоюза по иностранным делам было обнародовано неофициальное коллективное обращение к Украине с красноречивым названием «Чтобы сохранить Украину на пути реформ, важна борьба с коррупцией», я обратил внимание на то, что среди 13 его авторов, стран-членов ЕС, нет Германии. Подписались представители Хорватии, Чехии, Дании, Эстонии, Финляндии, Ирландии, Латвии, Литвы, Польши, Словакии, Словении, Швеции и даже Великобритании, находящейся в состоянии глубокого «брэкзита», а вот немцы самоустранились. Почему?

Казалось бы, Германия, лидер не только в ЕС, но и среди западных инвесторов на постсоветском пространстве, должна интересоваться судьбой своих денег. Да и «евромайдан-2015» в Украине состоялся под непосредственным присмотром тогдашнего главы МИД, а ныне федерального президента Германии Франка-Вальтера Штайнмайера. Опять же в одной «нормандской четверке» о мире в Донбассе одинаково пекутся Берлин и Киев. Не чужие ж люди те, кто правят сегодня и Германией, и Украиной.

Немецкая газета «Süddeutsche Zeitung» недавно провела собственное расследование, выяснила и раструбила на весь свет, что Украина из-за коррупции только на собственной таможне теряет ежегодно более 4 млрд. евро. То есть более одной десятой доходной части всего украинского госбюджета и в два раза больше того, что Украина в текущем 2018 году хочет получить от Международного валютного фонда, Евросоюза и Всемирного банка, разом взятых

И вдруг – на тебе: немецкая газета «Süddeutsche Zeitung» недавно провела собственное расследование, выяснила и раструбила на весь свет, что Украина из-за коррупции только на собственной таможне теряет ежегодно более 4 млрд. евро. То есть более одной десятой доходной части всего украинского госбюджета и в два раза больше того, что Украина в текущем 2018 году хочет получить от Международного валютного фонда, Евросоюза и Всемирного банка, разом взятых. При этом немцы, опираясь на документы, таможенные и транспортные накладные, поведали увлекательнейшие истории о том, как ловкачи с таможни изощренно на любой партии груза «поднимают» на свой карман тысячи евро. Те самые тысячи, которые автоматически теряет государство, побирающееся по миру в поисках кредитов, как клошары под парижскими мостами в поисках закуски.

Опять же возник вопрос: почему снова немцы чмурят укров и шумеров? Им что, больше всех надо? Но, как мне кажется, ответы тут просты и незамысловаты, как, собственно, и сами вопросы. Во-первых, сказывается длительная история взаимоотношений. Немцы еще в начале прошлого века пытались помочь украинцам построить свою «дэржаву» и даже на своих штыках насадили им Ясновельможного гетмана Павла Скоропадского, который в знак благодарности ободрал собственных землепашцев и затопил украинским зерном пол-Германии. Держава украинцев, которые тогда еще и не подозревали, что они – укры, арийцы и даже шумеры, немцам для этого, собственно, и нужна была – чтобы ободрать как липку.

Не совсем так получилось, зато арийцы появились и там, и там. В том же прошлом веке они потянулись друг к другу лет эдак через двадцать, но, как говорится, осадочек остался. Настоящие укро-арии и шумеры, несмотря на врожденно-ментальную проевропейскость, никогда особо не доверяли немцам. Что-то неуловимо-необъяснимое, какая-то непонятная несочетаемость всегда разделяли эти арийские народы. Может, то, что немцы никогда шумеров арийцами не считали. И когда в 1941 году лучшие сыны и дочери, как сегодня выяснилось, самой древней нации Европы встречали немцев хлебом-солью, принесли присягу «Великому Рейху», создали сначала два карательных батальона «Нахтигаль» и «Роланд», а потом и целую дивизию СС «Галичина», на немецкую взаимность все равно не наработали. И когда сами вырезали поляков и евреев во Львове, а потом, сидя за расстрельными пулеметами, помогали «фюреру немецкого народа» решать «еврейский вопрос», бороться с «коммуно-савецкими» сталинистами и искоренять партизан везде, от Бабьего Яра в Киеве до Хатыни в Белоруссии, все равно взаимной любви не заслужили. Более того, немцы высокомерно отнеслись даже к «восстановлению Украинской державы» 30 июня 1941 года, вскоре перестали замечать претензии «этих варваров» и посадили в тюряги всех видных шумерских вождей, чтобы самые главные из них – Степан Бандера и Андрей Мельник во главе своих «ветвей» Организации украинских националистов (ОУН) – не вцепились друг другу в глотки. А еще не залили украинской кровью украинскую же землю. И не потому, что немцы были гуманистами. Им, как всегда, нужны были в Украине дармовые рабочие руки, а также «млеко» и «яйко», чтобы не самозвано-фейковым, а настоящим арийцам из «фатерлянда» было что «эссен» (кушать).

С тех пор вот, неверное, так и повелось: шумеры, особенно нынешние, определяющие курс страны и пребывающие у власти, надеются на собратьев по арийской крови, а не их на фиг посылают. И всячески унижают, тыча мордами в, энтшульдиген зи битте, собственные биоотходы. Даже сейчас, когда в «Древней Шумерии» случился евромайдан, который, напоминаю, близок немецкому президенту. А также выбрал европейский вектор и в окрыленно-возвышенном порыве устремился в погоне за членом НАТО и ЕС, изменения в отношениях нет. Но и на пятом году после революции гидности и на втором работы благословенного безвиза что-то не складывается: немцы опять макают украинцев (а древние шумеры – это, согласно новой мифологии, именно они). Прямо называют «ворами» и «коррупционерами», недостойными Европы, несмотря на преданность отдельным ее атрибутам типа гей-парадов и толерантности.
И на пятом году после революции гидности и на втором работы благословенного безвиза что-то не складывается: немцы опять макают украинцев (а древние шумеры – это, согласно новой мифологии, именно они). Прямо называют «ворами» и «коррупционерами», недостойными Европы, несмотря на преданность отдельным ее атрибутам типа гей-парадов и толерантности.

Вот тут-то и всплывает вторая причина взаимного недоверия: укры хотят доверять немцам, чтобы веру свою поменять на деньги, а немцы совсем не нуждаются в доверии, а просто хотят найти такой действенный инструмент, при помощи которого можно было бы держать «унтерменшей-унтерариев» в повиновении. И не только немцы этого хотят, а весь так называемый коллективный Запад, имеющий сегодня Украину во всех мыслимых и немыслимых позициях. Вслед за «Süddeutsche Zeitung» всполошилась авторитетнейшая международная аудиторско-консалтинговая сетевая компания «PricewaterhouseCoopers»), которую тоже озаботила украинская коррупция. «PwC» в текущем году тоже провела свой опрос и выяснила: со случаями коррупции и взяточничества столкнулись 73% украинских компаний (в 2016 году таких фирм было всего 56%, а в мире этот показатель в среднем составляет 25%). Более того, по данным «PwC», самыми распространенными из таких преступлений в Украине остаются, наряду с коррупцией и взятками, незаконное присвоение активов и мошенничество в сфере закупок. То есть и эти спецы зафиксировали общий рост коррупции и прочих экономических преступлений, мешающих нормальному развитию страны.

И это при том, что в упомянутом «письме 13» Украине было четко сказано: «Для Европы успех Украины имеет стратегическое значение. Сейчас процесс изменений достиг критической точки. ...Ключ к успешному реформированию и притоку иностранных инвестиций – это борьба с коррупцией. Украина уже создала антикоррупционные учреждения, запустила систему электронных деклараций и повысила прозрачность государственных закупок. Но теперь необходимо обеспечить независимость и эффективность антикоррупционных учреждений».

Но, с другой стороны, в том же документе сказано, что, мол, мы, европейцы, вас все равно поддержим и поможем, ибо, извините за длинную цитату, «верим, что:

мы и в дальнейшем будем поощрять украинское руководство на пути реформ, в том числе в сферах борьбы с коррупцией, правосудия, избирательного законодательства, правоохранительных органов, приватизации, энергоэффективности и дерегуляции;

мы не будем воздерживаться от откровенных заявлений, когда есть такая необходимость. И при этом мы должны избегать создания платформы для популистов, даже если те взяли на вооружение реформистские и антикоррупционные лозунги;

мы должны помогать правительству противодействовать неправдивому тезису, мол, с 2014 года «ничего не изменилось». Нужно способствовать распространению информации о положительных сторонах и об успехах украинских реформ;

мы должны дополнительно усилить зависимость помощи ЕС от условий, стимулирующих реальный прогресс реформ в ключевых сферах;

мы должны четко определить, что политическая ассоциация и экономическая интеграция с ЕС невозможны без тщательной и прозрачной административной, политической и экономической трансформации Украины. Не существует путей к успеху в обход этих преобразований;

мы должны и в дальнейшем предлагать долгосрочные, но гибкие программы помощи в дополнение к более целенаправленной технической помощи – в частности, для выполнения ассоциации. Группа поддержки Украины в тесной координации с государствами-членами сделала важные шаги в этом направлении. Эта совместная работа должна быть усилена;

мы должны расширить поддержку межчеловеческих контактов и профессиональных обменов, демонстрируя, что для нас важны не только государственные органы и структурные реформы, но и украинские граждане;

мы должны уделять первоочередное внимание на политическом уровне вопросам антикоррупционного суда и избирательной реформы;

мы должны продолжать поддержку гражданского общества, роль которого в защите реформ является решающей. Мы должны защищать гражданское общество от тех, кто стремится сузить пространство для его действий. Это особенно важно, когда речь идет об антикоррупционных активистах;

мы должны поддержать Украину в противодействии российской дезинформации, кибератакам и другим гибридным действиям России во время украинских выборов 2019 года».
Для нынешних властей Украины обицянки-цяцянки Запада означают: вы нам пока нужны, и мы ваши штаны поддержим и во время избирательной кампании будущего года, но дрючить будем не по-детски – до полного подчинения. А главный кистень в этом деле – борьба с коррупцией. И вне зависимости от того, есть коррупция, нет ее, это очень удобный и всем понятный инструмент

Все, конец цитаты. И если кратко, то для нынешних властей Украины обицянки-цяцянки Запада означают: вы нам пока нужны, и мы ваши штаны поддержим и во время избирательной кампании будущего года, но дрючить будем не по-детски – до полного подчинения. А главный кистень в этом деле – борьба с коррупцией. И вне зависимости от того, есть коррупция, нет ее, это очень удобный и всем понятный инструмент. Потому что, как было сказано в документе выше, есть «великая» и очень нужная Западу цель – «правительство (Украины, разумеется. – Авт.) должно обеспечить прозрачное и эффективное корпоративное управление государственными предприятиями, которое уменьшит пространство для коррупции и обеспечит быстрое выполнение недавно принятого законодательства о приватизации». Другими словами, пока вы все нам по дешевке не загоните и не продадите, мы с вас не слезем, «поборемся с коррупцией» до конца...

...Так что ничего необъяснимого на самом деле и с немцами, и со всем остальным Западом в лице США или ЕС не произошло. Они просто объявили очередной «дранг нах остен» (натиск на восток) теперь под видом борьбы с коррупцией. Авось что-нибудь еще, кроме уже отобранного за бесценок, да и обломится. При полном непротивлении тех жадных в Украине, с коррупцией которых в случае чего могут и побороться...