Украина 2013-2014 — Франция 2018-2019

Украина 2013-2014 — Франция 2018-2019

Сравнение двух этих народных мятежей, которые привели к сильнейшей дестабилизации ситуации в Украине и Франции, и анализ их освещения в национальных и международных СМИ сегодня могут представлять интерес сразу по нескольким причинам. Европейский союз серьезно изменился за пять лет и растерял былой блеск.

Великобритания проголосовала за Брексит, социально-экономический кризис подрывает веру в будущее, миграционный кризис оказался большим ударом по ЕС, а 3% дефицита стали мантрой экономической элиты на фоне бюджетных сокращений и жесткой экономии, которые идут рука об руку с подъемом национализма на каждых выборах.

Остальной мир изменился еще сильнее. Первым политическим потрясением стало избрание президентом США Дональда Трампа, который выступает против неолиберальной глобализации и беспокоится лишь об интересах страны. Китай же переизбрал лидером Си Цзиньпина без ограничения числа мандатов и становится главным защитником свободной торговли, сохраняя при этом конституцию советского типа и ограничивая открытость собственного рынка в рамках системы свободной конкуренции. Владимир Путин, в свою очередь, без труда добился переизбрания на четвертый срок в России, которая стала полюсом стабильности и добивается регулируемой глобализации. Ко всему этому можно добавить переизбрание консерватора Синдзо Абэ в Японии, приход к власти в Индии консерватора-популиста Наредры Моди и недавнюю победу консерватора Жаира Болсонару на президентских выборах в Бразилии с непонятными пока последствиями для экономики страны.

«Счастливая глобализация», которую провозглашали Евросоюз и Америка Барака Обамы, получила роковой удар в разваливающемся на части мире.

Можно понять, что Европейский союз был привлекательным для украинцев в 2013 году, однако нельзя не признать, что он куда менее притягателен для французов в 2019 году.

Именно в такой обстановке глубинка поднимается против неолиберальной политики, погрязшей в непоследовательности Франции.

За полтора года президентства Эммануэль Макрон понемногу реализовал экономическую программу по «методике стартапов», и большинство французов совершенно этого не хотят (реформы пенсионной системы и пособий по безработице, жилищные субсидии).

Почему же тогда французы избрали его? Ведь не было никаких сомнений, что он будет без колебаний следовать либеральным указаниям Брюсселя. Таким образом, вот уже третий подряд президент терпит катастрофу, и на этот раз я не представляю, как можно обойтись без глубокой реформы французской представительной системы, если, конечно, власть не задействует силы правопорядка и суды для подавления мятежа, что в долгосрочной перспективе просто немыслимо для европейской «демократии».

Пусть те, кто не согласны с идеей этой реформы, задумаются, как можно навязывать экономический проект, который получил поддержку менее 18% избирателей, остальным 82% французов без попрания демократии?

Президент Макрон, разумеется, был избран на законных основаниях, однако масштабная реализация его предвыборного проекта представляет собой карикатуру на «демократию».

Стоит отметить, что поиск другой демократической организации сейчас исходит от «желтых жилетов», и лично я нахожу этот момент спасительным. Именно здесь мы подходим к первому сравнению с Евромайданом.

Президент Янукович тоже был законно избранным, однако его результат в 35,32% в первом туре говорит о вдвое большей легитимности, чем у Эммануэля Макрона.

Напомним, что по докладу ОБСЕ, президентские выборы на Украине в 2010 году были прозрачными, честными и соответствующими европейским стандартам. Кроме того, они отличались массовой явкой, которая составила порядка 70% во втором туре.

После двух месяцев столкновений на Майдане Виктор Янукович согласился на проведение досрочных президентских выборов в феврале 2014 года, однако на следующий день был свергнут в результате государственного переворота.

У западных СМИ не нашлось ни слова возражения, и поэтому их нынешнее неприятие подобного сценария во Франции представляет собой абсолютное лицемерие.

Перед тем, как перейти к прочим сравнениям, следует вспомнить об одном интересном примере, о котором практически не говорят СМИ. После банковского краха 2008 года исландское правительство развалилось, и гражданское учредительное собрание подготовило новую конституцию. В настоящий момент она заморожена, однако может быть реактивирована позднее другим большинством.

Ответственных за крах отдали под суд, и они отбывают срок в открытой тюрьме в двух часах от столицы. Избавившаяся от мошенников страна смогла снова выйти на экономический рост.

Сходства


Оба мятежа вызваны непопулярными решениями: с одной стороны, отказом от договора об ассоциации с ЕС, с другой стороны, повышением цен на топливо. В обоих случаях требования протестующих быстро дошли до отставки главы государства.

Кроме того, в обоих случаях СМИ находятся в руках олигархии, которая обогатилась на приватизации государственного имущества. В оторванной от реального мира Франции пропагандисты (журналисты) этих СМИ погрязли в грубом конформизме. Они всеми силами защищают политическую и экономическую систему, которая оказалась на последнем издыхании и ведет мир к катастрофе.

Как на Украине, так и во Франции, протестующие получили поддержку 60-70% населения. Схематически можно сказать, что в одном случае речь шла о расколе на восток и запад, а в другом — о противостоянии городов и глубинки.

Еще одно довольно заметное сходство заключается в том, что украинцы пели гимн и ходили с национальными и европейскими флагами, тогда как французы поют «Марсельезу» и ходят с триколором.

Можно также отметить агрессивные группы рядом с мирными демонстрантами. В первом случае это были националисты и неонацисты, а во втором — леворадикалы и ультраправые (в гораздо меньшем числе). В обоих случаях насилие по большей части ограничено столицей.

Другой общий момент: зависимость от иностранного государства или внешнего института. Энергетика и экономика Украины зависела от России. Франция же зависит от ЕС в валютно-экономическом плане.

Последний любопытный факт: Украина и Франция — крупнейшие страны Европы после России, однако это, судя по всему, не играет роли в данных кризисах.

Различия

На Украине демонстрации проходили исключительно в Киеве, тогда как на востоке и юге страны были организованы контр-демонстрации. Во Франции демонстранты собираются по всей стране, и нет никаких акций в поддержку правительства.

На Украине было массовое внешнее вмешательство, в первую очередь со стороны Запада, национальная политическая оппозиция шла в первых рядах, а отморозкам платили за то, что те устраивали беспорядки. Во Франции поддержка оппозиции более отстраненная, и никому не платят за участие в демонстрациях. На Украине бунт пользовался поддержкой элиты, тогда как во Франции речь идет о бунте глубинки против привилегированной элиты.

Освещение в иностранных СМИ

Продолжительность и зрелищные кадры этих протестов повлекли за собой комментарии по всему миру. Особое внимание привлекают к себе столкновения, развертывание сил правопорядка и пожары.

Как в США, так и в России встречаются весьма критические, а иногда и иронические статьи о жестоком подавлении демонстрантов во Франции. Любопытно читать в одном американском издании, что российские методы в конечном итоге более мягкие. Наверное, министру внутренних дел Франции когда-нибудь придется ответить за это.

Несколько примеров


Вот несколько видео в порядке предпочтения для иллюстрации противостояния «желтых жилетов» с депутатами «Вперед» и журналистами информационного мейнстрима.

Неизвестная медсестра произносит простые, но золотые слова о нашей повседневной жизни, о реальной жизни страны, существование которой, видимо, неизвестно нашему привилегированному классу.

Великолепный ответ активистки «желтых жилетов» депутату «Вперед» Жану-Батисту Джебари (Jean-Baptiste Djebbari), которому приходится всячески изворачиваться. С 19:00 до 20:20.

Глупая депутатша с отвратительным голосом недовольна тем, что некоторым французам помешали спокойно сделать рождественские покупки, хотя настоящая проблема в том, что у миллионов граждан едва хватает денег до конца месяца. Прекрасный ответ на 0:50: «…народ представляет депутат Республики, а не ваша партия».

А вот надевший желтый жилет профсоюзный деятель, который не собирается мириться с презрительной иронией заносчивой журналистки. Когда гражданам дают слово, они говорят очень правильные вещи, а им в ответ лишь заявляют, что нельзя расшатывать государственные институты, потому что это играет на руку ультраправым. Когда они, наконец, поймут, что это их узколобие выводит всех из себя и придает сил ультраправым?

Несколько неизвестных


Первая неизвестная — это устойчивость движения. Оно может быть остановлено лишь с помощью репрессий или резкого поворота политики правительства. Обострение ситуации может погрузить страну в хаос и привести к серьезным экономическим последствиям. Возможна ли эскалация насилия? Сложно предугадать, но будем надеяться, что нет.

Сможет ли Эммануэль Макрон понять высшие государственные интересы и найти в себе смелость передать бразды правления сильной личности вроде Алена Жюппе (Alain Juppé) или Николя Саркози (Nicolas Sarkozy), а также изменить информационную стратегию, чтобы успокоить гнев людей? Это, безусловно, является одним из вариантов вывода ситуации из тупика, однако это означало бы, что ему нужно отстраниться и сменить министра внутренних дел.

Еще одним вариантом выхода из кризиса могло бы быть решение поставить свой мандат на кон на осеннем референдуме. У него было бы девять месяцев, чтобы доказать, что он понял желания французов, и получить шанс остаться у власти.

Небольшая провокация

Представим себе повторение украинских событий 2013 года во Франции 2018 года. Замминистра иностранных дел России в сопровождении российского посла во Франции и телохранителей раздают борщ демонстрантам на Елисейских полях. Организаторы демонстраций ежедневно заходят в российское посольство и считают это совершенно нормальным.

Министры иностранных дел Германии, Италии и Турции прибывают во Францию, чтобы посодействовать выходу из кризиса. Они добиваются проведения досрочных президентских выборов, а также настоятельно советуют президенту Макрону не применять силу и не использовать армию против мирных (на самом деле, вооруженных) демонстрантов.

На следующий день в результате перестрелки погибает 82 человека и ранено 622, а вооруженные группы (не «желтые жилеты») берут под контроль президентский дворец, министерства и СМИ. Президент Макрон бежит и прячется у британцев по просьбе банка Ротшильдов.

Россия ставит у власти президента и правительство, поддерживающих ее интересы. Мы слышим, как замминистра иностранных дел России говорит послу: «К черту… Европейский союз».

Все это — чистейший плод моего воображения, или же нечто подобное уже произошло в другом месте?

Заключение

На международном уровне «желтые жилеты» представляют собой небольшое протестное движение против пришедшей к власти неолиберальной системы, которая стремится ограничить демократию так, чтобы та стала просто формальностью. Стоит напомнить, что «конституционная законность» вовсе не является синонимом «демократии».

По сути, Эммануэль Макрон был избран в особых обстоятельствах, которые нельзя игнорировать. Он представил не программу, а некий туманный проект. Информационный мейнстрим проявил по отношению к нему небывалое потворство и не выполнил свою работу, то есть не потребовал развить программу. СМИ сконцентрировались на скандалах, а также обвинениях в сговоре и связях с Россией, чтобы ослабить других кандидатов. Их действия вылились в избрание неопытного президента, который довел страну до раскола.

С подачи СМИ французы увидели в Макроне молодого человека с новаторской риторикой, который совершит революцию во французской политике на благо всех граждан. Полтора года спустя наступило полное разочарование.

Движение «желтых жилетов» вызывает симпатию по всему миру, иногда в связи с близостью идей, нередко в плане иронии над Францией, которая так любит читать другим нотации. Социальный имидж Франции, безусловно, очень сильно просел за границей. Никто и представить себе не мог, что у стольких французов шаром покати в холодильнике с 15 числа каждого месяца, если не раньше.

Проект Эммануэля Макрона представляет собой анахронизм с точки зрения мировой обстановки, которая свидетельствует об усилении консерватизма. Если вам был нужен неолиберализм, стоило избрать Алена Мадлена (Alain Madelin) в 2002 году (3,91%). Сейчас для этого уже слишком поздно, потому что кризис 2008 года подорвал национальные бюджеты, а у государств совершенно не осталось свободы для маневра в неолиберальных рамках, если, конечно, они не хотят ситуации вроде России в 1990-х годах.

Нужно указать на недопустимость нынешнего поведения правительства, которое считает всех демонстрантов исполненной ненависти толпой и дает себе право разгонять их. Следующий этап возможно будет еще более жестким. Такое массовое движение нельзя разогнать дубинками, тысячами арестов и несправедливыми приговорами.

В заключении хотел бы поделиться идеей, которую услышал на «Ютюбе». Пусть «желтые жилеты» несут перед собой портреты пострадавших от «несмертельного» оружия, чтобы силы правопорядка и журналисты осознали, какой ущерб они причиняют тем французам, которые осмелились пойти против непопулярных мер правительства.

Это отразилось бы на национальном и международном общественном мнении, а также указало властям на последствия их поступков.