Против лома нет приема

Против лома нет приема

В конце прошлого месяца отечественный ГМК погрузился в уныние. В марте ценовая конъюнктура для экспортеров ухудшилась. Скоро мы сможем это увидеть по колебаниям на валютном рынке. Свое спасение металлурги традиционно видят в лоббировании повышения пошлины на металлолом: 3 апреля после длительных раздумий президент подписал соответствующий закон. Эксперты говорят, что правильнее было бы наладить качественный сбор бытового лома. Заодно и страну бы почистили от хлама.

Именно валютная выручка от экспорта позволила удержать доллар в марте и пополнить резервы НБУ не только заемными средствами. Как известно, в 2018 году дефицит текущего счета платежного баланса увеличился до $4,7 млрд. В этих условиях каждый доллар экспортной выручки в прямом смысле слова на вес золота.

Основных экспортных секторов экономики у нас два – это горно-металлургический комплекс (ГМК) и сельское хозяйство. В последнее время именно аграрии обеспечивают львиную долю валютных поступлений – 39,3%. ГМК уже не в лидерах. Но дает почти четверть валюты. А это $11,6 млрд.

Прошлый год был неплохим для отечественного металлургпрома. Продавалось все – руда, чугун, трубы, плоский прокат, стальные полуфабрикаты. Причем заработать удалось значительно больше, чем годом ранее (в 2017-м) при том, что физические объемы экспорта металлургической продукции даже снизились. Увеличению выручки способствовал рост мировых цен. Приятная тенденция сохранялась также в январе-феврале этого года.

В результате Нацбанку удалось пополнить золотовалютные резервы не только займами, но и за счет выкупа на межбанке валюты экспортеров. Благодаря этому Национальный банк прибарахлился на $271,7 млн., из которых чистая покупка валюты на межбанке составила $162,2 млн.

Правда, этих денег все равно не достаточно для погашения гигантских долгов: в прошлом месяце на их обслуживание было направлено $866,5 млн. Поэтому Минфин в поте лица делал заимствования. В марте правительство добыло 512 млн. евро под гарантии Всемирного банка; продало евробондов на $357,1 млн. и внутренних ОВГЗ, номинированных в валюте, на $159,8 млн. долларов и 5,4 млн. евро соответственно.

Пока власть искала алгоритм сведения концов с концами, ситуация в мире изменилась, и фортуна повернулась к нашим экспортерам спиной. В марте 2019 года мировая ценовая конъюнктура для украинских экспортеров резко ухудшилась.


С одной стороны, в Украине полно собственной недорогой железной руды по цене около $70 за тонну, в то время как мировая цена на сегодня достигает $86 долларов. Доля Украины в мировой добычи железной руды – около 3,5-4%. То есть нам ее хватает с головой. Можно и на экспорт вывозить. Что мы тоже делаем

Как отмечает все тот же Нацбанк в "Макроэкономическом и монетарном обзоре",произошло заметное снижение цен на зерновые и сталь. Причем если с зерновыми все на уровне ожиданий (пшеницу, например, сдерживали ожидания хорошего урожая в Бразилии и Австралии, сокращения импорта Индонезией и наращивание экспорта ЕС), то с металлом все немного по-другому.

Высокие цены конца января – начала февраля были обусловлены стечением субъективных факторов. Так, 2 февраля Еврокомиссия окончательно ввела ограничения на импорт металлопродукции. В Индии, которая является вторым мировым производителем, упали объемы производства из-за ремонта на некоторых заводах. Одновременно с этим Китай активизировал закупки металлоконструкций для строительства объектов к зимней Олимпиаде 2022 года в Пекине.

В январе 2019-го Украина отправила за рубеж почти 2 млн. тонн стальной продукции, заработав $1 млрд. Примерно таким же оказался итог февраля. Но в марте объемы и цены начали снижаться. Индусы вновь вывели свои предприятия на полную загрузку. Китайцы “наелись” металлопрокатом для текущих олимпийских работ на данном этапе. От дальнейшего падения мировых цен металлургию спасает рост цен на железную руду. Но для нас это палка о двух концах.

С одной стороны, в Украине полно собственной недорогой железной руды по цене около $70 за тонну, в то время как мировая цена на сегодня достигает $86 долларов. Доля Украины в мировой добычи железной руды – около 3,5-4%. То есть нам ее хватает с головой. Можно и на экспорт вывозить. Что мы тоже делаем.

Тем не менее, когда в конце января на бразильском комбинате Mina Feijao – крупнейшем производителе железной руды в мире – произошла авария и цены в начале февраля резко повысились, наши производители резко засуетились.

Молниеносно началась пиар-кампания о том, что власть должна спасти комбинаты и трудящихся на них металлургов от массовой “утечки” за границу стального лома, где за него уже платят рекордные $315-340 за тонну. Заодно надо спасать увешанный долгами бюджет от утраты 25% валютных поступлений.

Оперативно появился законопроект №9474 о повышение экспортной пошлины с 42 до 58 евро за тонну, который был принят Верховной Радой 28 февраля, но подписан президентом только 3 апреля. Почему гаранту понадобился целый месяц на размышления?

Дело в том, что пошлина на металлолом – это вечная тема для украинских лоббистов. Ее то повышают, то отменяют. Причем отмены всегда добивался Запад, а введения наше металлургическое лобби.

Последний раз пошлину поднимали в 2018 году – с 30 евро за тонну до 42 евро. До этого – в 2016 году, втрое – до 30 евро/тонна. Сроком на три года. Тогда экспорт лома искусственно сбили с 2,4 млн. тонн до 810 тыс. тонн. Хотя никакого “железорудного кризиса” в мире не было, а у нас наблюдался избыток лома, связанный с военными действиями на Донбассе. Но вот появился новый повод, и теперь пошлина уже достигла 58 евро за тонну.

Для Украины пошлина составляет от 12,3% до 25,7%, для России антидемпинговая пошлина установлена в размере от 24,1% до 35,8%. В Украине послабления предназначены заводам группы “Интерпайп” и Днепровскому трубному заводу, в России – предприятиям Трубной металлургической компании

Самое забавное, что один из ключевых аргументов металлургического лобби в борьбе с заготовщиками металлолома весьма спорный. Металлурги уверяют, что введение пошлин на экспорт стального лома позволит вместо дешевого сырья продавать на внешних рынках больше готовой продукции. Соответственно будут расти поступления валюты и выплачиваться больше налогов.

Экспортеры металлолома парируют, что, несмотря на перманентное повышение вывозной пошлины на их товар, рост высококачественной стали и готовых изделий не отмечен. В основном Украина, как и раньше, экспортирует сырье и полуфабрикаты: чугун, заготовку, слябы, прутки, горячекатанный плоский прокат и т.п.

Единственная металлургическая сфера, где, по словам специалистов, лом незаменим, это электросталеплавильное производство и выпуск бесшовных труб. Но у них там свои проблемы, не связанные с пошлинами: Еврокомиссия с октября прошлого года продлила действие антидемпинговой пошлины на ввоз бесшовных труб диаметром не более 406,4 мм из Украины и России.

Для Украины пошлина составляет от 12,3% до 25,7%, для России антидемпинговая пошлина установлена в размере от 24,1% до 35,8%. В Украине послабления предназначены заводам группы “Интерпайп” и Днепровскому трубному заводу, в России – предприятиям Трубной металлургической компании.

Также пошлины на бесшовные трубы из Украины ввела Мексика – $170,1 за метрическую тонну. США разрешили ввозить трубы без пошлин, но зато сохранили антидемпинговые барьеры для экспорта украинских ферросплавов.

На самом деле разгадка последнего “опошливания” экспорта лома не в его дефиците, а в росте мировых цен на железную руду при одновременном снижении на сталь. Сейчас наша железная руда активно пойдет на экспорт. А вместо руды металлурги кинутся на металлолом.

Если бы не новые пошлины, цены на него резко выросли бы, и мог бы возникнуть дефицит. А так продавать за границу лом с новыми пошлинами уже невыгодно. А раз уже собрали, то надо реализовать. Хотя бы и по невысоким ценам на внутреннем рынке. Такая маленькая хитрость.

В идеале, говорят эксперты, было бы неплохо одновременно наращивать экспорт и лома, и металлургической продукции. Для этого нужно всего лишь немного напрячься: наладить более качественный сбор бытового лома и его грамотную логистику. Заодно и страну бы почистили от хлама.

Но этими хлопотами никто всерьез не хочет заниматься. Бизнес нацелен на так называемый промышленный лом, которого на всех желающих не хватает, поскольку в Украине не реализуются масштабные проекты замены старой инфраструктуры на новую.

Получается замкнутый круг, вырваться из которого не удается никому. А мы еще удивляемся, что у нас растет отрицательное сальдо торговли, дефицит платежного баланса. Как хозяйничаем, так и живем.