И снова о конфискации: гражданская от Зе вместо спецконфискации от ПАП

И снова о конфискации: гражданская от Зе вместо спецконфискации от ПАП

Слышали новость? В Зе-команде предложили ввести «гражданскую конфискацию» активов чиновников. Об этом рассказала в эфире на «1+1» (а где же еще?) списочница «Слуги народа» Анастасия Красносельская. Такой проект действительно есть. По данным пресс-службы президента он уже внесен в Верховную Раду. Чем гражданская конфискация Зеленского отличается от спецконфискации Порошенко? Попытаемся понять...

Законопроект “О гражданской конфискации коррупционных активов чиновников и восстановлении уголовной ответственности за незаконное обогащение” предусматривает конфискацию так называемых незаконных активов по решениям суда в гражданском порядке, без обвинительного приговора. Чем, по сути, возвращает наказание для чиновников за незаконное обогащение, которое Конституционный Суд Украины в феврале 2019-го признал неконституционным.

Как говорится, те же яйца, только в профиль. Вся фишка в том, что антикоррупционные органы, которых у нас великое множество, пока не могут расследовать производства о незаконном обогащении, поскольку соответствующая статьи Уголовного кодекса “забракована” решением КСУ. Поэтому им предлагается адаптировать наше законодательство к мировому и воспользоваться Директивой ЕС 2014/42/EU, которая допускает гражданскую конфискацию незаконно нажитого имущества чиновников.

Уголовная ответственность при этом будет наступать, если активы превысят “значительный размер” по меркам Конвенции ООН против коррупции. Боюсь ошибиться, но в пересчете с валюты Великобритании, США, Австралии, Канады, Швейцарии и других стран это получается около 900 тыс. грн.

Все, кто обогатился гривной меньше, обезопасят себя от тюрьмы, но не от сумы. Во время следствия их изрядно испотрошат. Это без вариантов. Тем более, что рассмотрение дел о незаконном обогащении предлагается отнести к юрисдикции Высшего антикоррупционного суда, что должно стать дополнительной гарантией беспристрастного рассмотрения соответствующих эпизодов. Так считает пресс-служба президента, и мы с ней согласны.

По мнению экспертов, новая норма была призвана позволить следователю арестовывать имущество на ранней стадии, когда еще отсутствует подозреваемый. А также арестовывать имущество, записанное на третьих - подставных - физических или юридических лиц

Но не следует забывать, что и не совсем демократический, зато проевропейский “режим Порошенко” в процессе борьбы с осколками антинародного режима Януковича заметно подвинулся в данной сфере. “Папередниками” нынешней власти было сделано немало.

Стержень всего процесса – статья 96-1 УК, которая так и называется “специальная конфискация”. В статье сказано, что специальная конфискация состоит в принудительном безвозмездном изъятии по решению суда в пользу государства денег, ценностей и иного имущества в случаях, определенных этим Кодексом, при условии совершения умышленного преступления или общественно опасного деяния, предусмотренных частью первой статьи 150, статьей 154, частью второй и третьей статьи 159 - 1, частью первой статьи 190, статьей 192, частью первой статьи 204, 209 - 1, 210, частями первой и второй статьи 212, 212 - 1, частью первой статьи 222, 229, 239 - 1, 239 - 2, частью второй статьи 244, частью первой статьи 248, 249, частями первой и второй статьи 300, частью первой статьи 301, 302, 310, 311, 313, 318, 319, 362, статьей 363, частью первой статьи 363 - 1, 364 - 1, 365 - 2 настоящего Кодекса.

Помимо этого, Верховная Рада приняла, а президент подписал закон от 18.02.16 г.. №1019-VIII, которым предусматривались усовершенствование процедуры ареста имущества и института специальной конфискации. В частности, в Уголовный процессуальный кодекс внесли изменения, согласно которым арест имущества допускается в целях обеспечения: вещественных доказательств; специальной конфискации и т.д.

По мнению экспертов, новая норма была призвана позволить следователю арестовывать имущество на ранней стадии, когда еще отсутствует подозреваемый. А также арестовывать имущество, записанное на третьих - подставных - физических или юридических лиц.

Был еще законопроект №4057 "О внесении изменений в Уголовный процессуальный кодекс Украины относительно особенностей обращения в доход государства денежных средств, валютных ценностей, государственных облигаций Украины, казначейских обязательств Украины, драгоценных металлов и/или камней, иных ценностей и доходов от них до вынесения приговора суда”, из-за которого Таня Черновол поцарапала Якова Безбаха (это теперь уже бывшие нардепы). Он не принят.

И законопроект №2541а, который расширяет границы применения специальной конфискации преступных активов – на все умышленные преступления. Он как раз проголосован и подписан президентом. Но его долго и упорно критиковали в ЕС и ОБСЕ за то, что документ «не содержит гарантий защиты имущественных прав, которые бы соответствовали стандартам ЕС». А «положения законопроекта могут создать существенную угрозу как нарушения права личности на справедливый суд, так и гарантий права собственности в понимании Европейской конвенции по правам человека».

Еще нам указывали на то, что "концептуальные положения законопроекта не могут быть признаны соответствующими распространенной в странах-участницах ОБСЕ практике обращения с неправомерно приобретенным имуществом или имуществом, в отношении которого не может быть доказана законность происхождения, а его размер не соответствует задекларированным доходам владельца".
Путь #ясчитаю тупиковый и демотивирующий. Нельзя же исключать фантастический вариант, что нация внемлет новому лидеру, осознает содеянное, сгруппируется и перестанет воровать. Ну да, это почти чудо. Но если не верить в чудеса, то их и не будет...

Но мы так старались бороться с коррупцией и стремились наполнить конфискационный спецфонд, что пропустили эти замечания мимо ушей. Однако фонд все равно упорно не наполнялся.

По статистике за весь 2018 год из 4,7 млрд. грн., запланированных по статье “спецконфискация”, решением судов сумели забрать в бюджет 140,6 тыс. грн. Это по данным Государственной казначейской службы. За другие преступления, не связанные с коррупцией и “антинародным режимом”, конфисковали более 78 млн. грн.

Пытались даже действовать по принципу “новое – хорошо забытое старое” и подсобрать остатки богатств беглого экс-премьера Павла Лазаренко, отмотавшего в американской тюрьме длительный срок за отмывание денег. С тех пор он живет в доме за $1,8 млн. недалеко от Сан-Франциско и ведет борьбу за $250 млн. на оффшорных счетах.

Не так давно наши органы возбудились на тему отобрать эти деньги у Павла Ивановича. Писали, что $23 млн. могут оставить ему, $160 млн. отдать Украине, остальное – разделить между сопричастными странами (Штаты, Швейцария и т.д.). Причем час Х ответа на сделку был установлен 31 января 2019 года. Но этот срок давно прошел, а денег Лазаренко страна не увидела.

Теперь, как объяснила будущий депутат Анастасия Красносельская, предлагается в гражданском, а не уголовном процессе конфисковать у чиновника все то имущество, которое он не может объяснить официальными доходами. Таким образом фактически украденное у государства имущество будет возвращено, а чиновник уволен с должности.

Хорошо, давайте еще так попробуем. С уголовным процессом не срослось, “поиграемся” с гражданским. Главное, как мне кажется, не закладывать в бюджет “средства от специальной конфискации активов преступного режима”. Потому что заложили 12 млрд. грн. Но как ни старались, столько не наскребли.

Ну, и с точки зрения идеологии государственности, не говоря уже о презумпции невиновности, не гуманно записывать всех должностных лиц в коррупционеры еще в день назначения и сразу же планировать, сколько у кого можно будет конфисковать. Мы же не планируем количество погибших в боевых действиях в ООС?

Путь #ясчитаю тупиковый и демотивирующий. Нельзя же исключать фантастический вариант, что нация внемлет новому лидеру, осознает содеянное, сгруппируется и перестанет воровать. Ну да, это почти чудо. Но если не верить в чудеса, то их и не будет...