Нефтедроны и «вселенская шмазь»

Нефтедроны и «вселенская шмазь»

Атаки дронов на нефтяные объекты в Саудовской Аравии уже выпала из топ-новостей. Нефть подскочила, но успокоилась. Проехали и забыли? Не факт. Все больше признаков того, что бикфордов шнур уже подожгли и огонь движется к бочке с «вселенским порохом». То премьер-министр Пакистана что-то ляпнул про ядерную войну. То премьеру Израиля захотелось маленькой победоносной войны перед выборами. И за всем этим наблюдают русские, поглаживая свои «Панцири».

Из ленты новостей:

Премьер-министр Пакистана Имран Хан заявил, что конфликт между Индией и Пакистаном может перерасти в ядерную войну. Об этом сообщает издание The Telegraph.

Председатель партии «Кахоль Лаван» Бенни Ганц раскритиковал премьер-министра Израиля Биньямина Нетанияху за желание развернуть крупномасштабную операцию в секторе Газа. The Times of Israel сообщает, что Ганц обвинил своего политического оппонента в желании втянуть страну в войну перед выборами.

Но больше всех на деле, а не на словах, хотели бы повоевать Эр-Рияд и Тегеран. Причем не руками посредников, как они делали до последнего момента, а напрямую. Атака йеменских хуситов, которые являются единоверцами большинства жителей Ирана, направленная на скважины Саудовской Аравии – страны суннитского большинства, является очевидным поводом для «вооруженной перепалки».

Европа от одной мысли об этом жутко нервничает. Любой конфликт между двумя упомянутыми странами несет угрозу блокировки Персидского залива. В таких случаях там всегда появляются американские военные, чтобы обеспечить свободную навигацию такого важного для международной торговли морского коридора. А если влезут американцы, то сами понимаете, во что это выльется…

Несмотря на отставку советника президента США по вопросам нацбезопасности Джона Болтона, который периодически обещал, что Ирана не будет в течение трёх месяцев, сторонников эскалации конфликта в Вашингтоне немало. Их мысли озвучила сенатор-республиканец от американского штата Южная Каролина Линдси Грэм, заявившая в своём твиттере, что Соединённым Штатам необходимо атаковать иранские нефтеперерабатывающие предприятия, чтобы «переломить режиму хребет».


«Шииты» и «сунниты» – это две ветви ислама, которые враждебны друг другу намного сильнее, чем католики и православные в христианстве. И на этом пытаются неумело играть западные державы, которые в мусульманских разногласиях разбираются как свинья в апельсинах


Простому обывателю сложно понять, что за «шмазь» происходит в мировой и конкретно в ближневосточной политике. А происходит вот что. 14 сентября анонимные беспилотники атаковали два нефтеперерабатывающих завода компании Saudi Aramco, из-за чего добыча в Саудовской Аравии сократилась на 5,7 млн. баррелей нефти в сутки (это составляет 50% добываемых объёмов).

Ответственность за атаку взяла на себя вооружённая группировка йеменских повстанцев-хуситов. Их представитель Яхья Сари на собственном телеканале Al Masirah заявил, что атаки будут продолжаться до тех пор, пока не завершится война в Йемене. Все это выглядело бы по-террористически банально, если бы не одна техническая особенность: нефтяное богатство Саудовской Аравии от нападения примитивнейших дронов не уберегло высокотехнологичное и очень дорогое американское оружие. Позор!

Не удивительно, что госсекретарь США Майк Помпео тут же заявил, что действиями повстанцев Йемена руководили иранцы, они же поставили им беспилотники своего отечественного производства. Понятно, что такими высказываниями Помпео хотел защитить честь американского оружия. Но в арабском мире это восприняли иначе. Там происходящее рассматривается с точки зрения вечного конфликта между шиитами и суннитами, и весь вопрос в том, какое место займут американцы, когда начнется очередная суннитско-шиитская война.

И тут необходимо немного историко-теологического ликбеза. «Шииты» и «сунниты» – это две ветви ислама, которые враждебны друг другу намного сильнее, чем католики и православные в христианстве. И на этом пытаются неумело играть западные державы, которые в мусульманских разногласиях разбираются как свинья в апельсинах.

Для европейского человека тут действительно все запутано. Сунниты признают исключительно пророка Мухаммеда, шииты же равно почитают как Мухаммеда, так и его двоюродного брата Али. У суннитов религиозная власть принадлежит избираемым или назначаемым духовным лицам, а у шиитов представитель высшей власти должен быть исключительно из рода Али.

Шииты – меньшинство, они составляют около 20% из всех мусульман в мире и признают власть Али как единственного наследника пророка. Сунниты уверены, что Мухаммед не назначил преемника, поэтому праведными надо считать четырех первых халифов – Абу Бакра, Умара ибн аль-Хаттаба, Усмана ибн Аффана и Али ибн Абу Талиба (отсюда движение Талибан). В итоге сунниты не считают шиитов истинными мусульманами. А шииты обвиняют суннитов в чрезмерном догматизме, который стал почвой для исламского экстремизма.

 

Европа вообще валяется в обмороке от всего, что связано с арабскими дрязгами. Американцы ведут себя достаточно топорно. Для них Иран – это однозначно враг, еще и потому что так считает Израиль. А значит надо поддерживать усилия Саудовской Аравии по сдерживанию Ирана


Иранский Аятолла Хаменеи и наследный принц Саудовской Аравии Мохаммед бин Салман представляют две ветви ислама: иранцы – это шииты, саудиты – сунниты. Выбирая из двух зол, Запад в итоге оказал большую услугу суннитам: в 2003 году коалиция во главе с США свергла лидера Ирака Саддама Хусейна – араба-суннита и одного из главных врагов Ирана. Баланс нарушился.

В 2011 год случилась «Арабская весна», которую опять-таки инспирировал Запад, но в результате получил очаги политической нестабильности в регионе. Иран и Саудовская Аравия воспользовались этими протестами для продвижения своего влияния, в частности, в Сирии, Бахрейне и Йемене. Это еще больше усилило их конфликт.

Хуситы – это «махновская» бригада шиитов-зейдитов (поэтому они пользуются поддержкой Ирана и его союзников в лице партии «Хезболла»), которая появилась во время йеменской революции 2011 года, в результате которой ушёл в отставку президент Али Абдалла Салех, убитый силами МВД 4 декабря 2017 года. В начале 2015 года они захватили столицу Йемена и создали Революционный совет, став де-факто действующей властью в Йемене, легитимность которой не признана ООН, США и европейскими странами.

Европа вообще валяется в обмороке от всего, что связано с арабскими дрязгами. Американцы ведут себя достаточно топорно. Для них Иран – это однозначно враг, еще и потому что так считает Израиль. А значит надо поддерживать усилия Саудовской Аравии по сдерживанию Ирана.

Но в действительности дипломатическая карта ситуации – это не прямые американские автобаны. Саудиты с одной стороны подкармливали часть сил оппозиции в Сирии и никогда не помирятся с Ираном (мир между шиитами и суннитами невозможен даже в эпоху цифровых технологий). Но, как мы не раз писали, с приходом к власти нового наследника Мухаммед бин Салмана, фактически и.о. короля, поскольку действующему монарху далеко за 80, стали «петь» в унисон с Россией в вопросах добычи нефти. Благодаря этому с сентября 2016 года добыча нефти странами-членами ОПЕК ограничена, и цены в $30 за баррель уже не предвидится.

Более того, на Западе пишут, что Москва и Эр-Рияд договорились о нефтяном переделе мира. При этом Иран остается союзником России в регионе и сыграл важную роль в сохранении на посту президента Сирии Башара Асада, которому американцы несколько лет назад готовили виселицу как Саддаму Хусейну. Не вышло.

Поэтому надо признать, что Россия в сложном арабском междусобойчике разбирается лучше, чем США и пожалеть, что «украинский вопрос» в Москве сочли второстепенным и явно недооценили. Отсюда и все остальное, включая промелькнувшее незамеченным решение Европейского союза о продлении санкций против России еще на шесть месяцев – до 15 марта 2020 года.

 


Учуяв запах пороха, приободрились союзники Саудовской Аравии – ОАЭ, Кувейт, Бахрейн, а также Египет и Иордания, которые подумали, что в случае военных действий им может перепасть кусок с барского стола. В Иране и Сирии соответственно напряглись


К европейским санкциям, которые заключаются в замораживании активов и ограничении поездок 170 физических и 44 юридических лиц, давно приспособились обе стороны и, похоже, они мало на что влияют. Но просто сам факт.

Возвращаясь к мировым процессам, стоит отменить, что скачок цен на нефть почти на 15%, что является рекордным суточным ростом с 1991 года, был кратковременным, и вскоре цены начали снижаться. Но нервозность на глобальном уровне усилилась.

Учуяв запах пороха, приободрились союзники Саудовской Аравии – ОАЭ, Кувейт, Бахрейн, а также Египет и Иордания, которые подумали, что в случае военных действий им может перепасть кусок с барского стола. В Иране и Сирии соответственно напряглись. Иракское правительство, состоящее в основном из шиитов, выбирая между бывшим врагом Ираном, с которым когда-то была война, и нынешним суннитским оппонентом Саудовской Аравией, склонно поддержать первого. Когда речь идет о наследниках пророка никакая дипломатическая и политическая логика не действует.

В Израиле оппозиция кричит, что Нетаньяху покончил с двусмысленностью в политических целях (в Сирии) и хочет втянуть страну в войну, чтобы отложить выборы. Премьер в ответ заявил, что «Исламский джихад» и ХАМАС сорвут выборы ракетным обстрелом городов, и обещал назвать дату начала военной кампанию в ближайшее время. Хотя на Западе пишут, что после встречи с Владимиром Путиным от крупномасштабной военной операции он на всякий случай отказался.

Ну и не утихает перманентный конфликт между Индией и Пакистаном, которые до середины 40-х годов XX века были единым государством, а разошлись с жуткой взаимной резней. И не могут помириться до сих пор. При этом часто забывают, что обе страны – счастливые обладательницы ядерного оружия.

Напомним об этом премьер Пакистана Имран Хан, разочарованный отсутствием международной реакции на решение индийского коллеги Нарендры Моди отменить самоуправление в индийском Кашмире. «Я пацифист, – скромно заявил лидер Пакистана. – Но когда две страны с ядерным оружием сражаются – если они ведут конвенционную войну – есть все возможности закончить ядерной войной». В общем, как говорили герои фильма «Москва слезам не верит»:

— А что вообще в мире делается?

— Стабильности нет...