Размышления у инвестиционного подъезда

Размышления у инвестиционного подъезда

Завтра в Мариуполе открывается «Перший інвестиційний форум під егідою Президента України». Так и называется. Но первый он только для нынешнего президента Владимира Зеленского. А для его предшественников и страны в целом – какой-то там «...надцатый». Сколько у нас этих форумов уже было? Пересчитать невозможно. А как возьмешь отчет Госстата, так крупнейший инвестор на все времена один, и он не меняется – Кипр. И чего-то меня от этого факта ржака распирает...

Перечитал аннотацию мариупольского форума вместе с презентацией. Креативненько написано, в стиле страны в смартфоне. Узнал много новых слов, но лень было их гуглить: “Pitch-сесії, воркшопи, демозона IT-стартапів, кейси успіху” и все таком же духе так и остались неопознанными лингвистическими конструкциями. Узнал из новостей, что Зеленский пообещал $20 млрд. инвестиций в инфраструктуру Украины, но не понял за какой срок.

Потом набрел на очень основательное грантовое исследование в рамках проекта "Розуміння угод про асоціацію між ЄС та Україною, Молдовою і Грузією", которое наряду с нашими научными грантоедами делают их коллеги из "Реформатикс" (Тбилиси) и "Эксперт-групп" (Кишинев) за деньги правительства Швеции.

Знаете, на что шведы дали бабло? На то, чтобы подсчитать, сколько бабла в общей сложности дали все остальные. Циферки весьма примечательные. Что-то подобное мы тоже делали, подсчитывали, но не столь скрупулезно, потому как без гранта Швеции, своими силами свести бухгалтерию международной помощи проблематично.

Скучные цифры

Итак, общая помощь ЕС в послереволюционный период (с 2014 года) составила 16,1 млрд. евро, из которых Украина получила лишь 63% – около 10,4 млрд. евро. Эта сумма включает выплаты по "старым" проектам ЕБРР и ЕБР (до 2014 года). За период с 30 июня 2014 года по 30 июня 2019 года ЕБРР предоставил (займов и капитальных инвестиций) на 3,5 млрд. евро. Еще мы должны получить 1,7 млрд. евро.

С Европейским инвестиционным банком мы сработались хуже. В 2014-2019 годах ЕИБ и его партнеры в Украине подписали проектов на сумму 3,8 млрд. евро. Из них 3,5 млрд. евро остались неиспользованными. Нету ручек – нету печенек.

С 2014 года ЕС непосредственно выделил Украине четыре пакета макрофинансовой помощи стоимостью 4,4 млрд. евро. Из этой суммы Украина еще не получила 1,1 млрд. евро. Из них 600 млн. евро – из-за того, что не выполнила своих обязательств; еще 500 млн. должны поступить позже.

С 2014 года Европейская комиссия выделила Украине гранты на развитие и гуманитарную помощь общей стоимостью около 1,5 млрд. евро. Почти вся сумма была выплачена. Наконец, страны-члены ЕС отдельно оказывали помощь Украине в виде грантов, займов и капитальных инвестиций. В 2014-2017 годах выделенный нам объем достигал 1,7 млрд. евро, из которых около 1,5 млрд. было реально выплачено (86%).

Наибольшую часть помощи составляли гранты – около 1,3 млрд. евро (1,2 млрд. евро выплачено). Займы составили 367 млн. евро (217 млн. евро выплачено), а капитальные инвестиции – около 5 млн. евро (вся сумма выплачена).

Среди всех стран ЕС больше всего средств выделила Германия – около 1 млрд. евро (786 млн. евро выплачено). Также важными донорами были Швеция – 122 млн. евро выплаченных грантов, Польша – 118 млн. евро, Великобритания – 106 млн. евро и Франция – 62 млн. евро.

По другим вливаниям ситуация такая: МВФ по первой двухлетней программе stand-by из $17 млрд. дал $4,5 млрд. По второй четырехлетней в $17,5 млрд. Украина получила $6,6 млрд. в 2015 году, $1 млрд. в 2016 году и $1 млрд. в 2017 году.

По третьей 14-месячной программе на сумму около $3,9 млрд. мы схарчевали меньше половины – $1,4 млрд. В общей сложности МВФ выплатил Украине $14,6 млрд. – 51% от всей выделенной суммы. Нехило, я вам скажу.

Международный банк реконструкции и развития (МБРР) с 2014 года выделил кредитов для общественного сектора на сумму $5,9 млрд. В рамках этих проектов выплаты до конца сентября 2019-го достигли $2,8 млрд. (47%) – реализация муниципальных и инфраструктурных проектов происходит довольно медленно.

Международная финансовая корпорация (МФК) дала $350 млн. преимущественно в виде кредитов (всего $15 млн. – капитальные инвестиции). США предоставили Украине около $5 млрд. в виде двусторонней помощи в течение 2014-2019 годов (данные за 2018-2019 годы могут быть неполными). Эта сумма состоит из грантов на сумму $2 млрд. (включая военную помощь) и $3 млрд. гарантий.

Правительство Японии выделило $1,6 млрд. помощи – преимущественно в виде займов, но мы взяли только $465 млн. Главный японский проект – это модернизация Бортнической станции очистки сточных вод в Киеве, на который было выделено $1 млрд. Этот проект должен завершиться до 2025 года.

“Веселые” выводы

Вот это и есть наши основные инвесторы. МВФ, Мировой банк, ЕБРР, Евросоюз, американские гарантии, японская помощь на киевскую “говнянку”. Запад кормит Украину с ложечки, а то бы протянула ножки. Где эти деньги примостились? Не знаю. Какие-то инфраструктурные проекты видно. Валюта в резервах лежит: небольшой пачкой от МВФ, остальное – “дутики” в виде ценных бумаг.

Большая часть финансовой помощи, как я понимаю, вложена в реформы: написание проектов, прокорм тех, кто эти проекты пишет, подкормка тех, кто буянит, когда реформы не идут. Ну, и жилищное строительство. Реформаторам и чиновникам от новой власти надо где-то жить в Киеве. Они же в своей основной массе “сами мы не местные...”. Поэтому в столице строительный бум...

Это вам, дорогие мои, собирательный портрет иностранного инвестора Украины. Частный внешний инвестор сюда давно не ходит. Он заходил при Викторе Ющенко, на волне первой «оранжевой» революции. И весь вышел в связи с кризисом 2008 года. Тогда, действительно, деньги вкладывались в частный сектор – в банки, торговые центры, жилищное строительство, автомобильное кредитование. С начала президентства Виктора Андреевича в 2005-м и по 2008 год иностранные банки скупили все приличные украинские за немалые деньги. Появились потребительские кредиты, ипотека, автокредиты. Все в валюте. Народ хватал. Потому что никогда такого не видел. И в голову не приходило, что в Европе ипотека – 2%, а у нас 22%! И зарубежные банки просто на нас зарабатывают. Объем-то немалый, если брать численность населения.

Кредиты разогрели рынок недвижимости и ритейла. “Хрущевки” продавались по $100 тыс. за трешку (если в не самом плохом месте). Ремонты в исполнении закарпатских бригад тянули на треть этой суммы. Но промышленного развития как-то не происходило. Донецкие продавали металл, пока мировые цены были хорошими. Сельское хозяйство еще не стало локомотивом экономики, но уже выбиралось из “силосной ямы”, в которую его загнал развал СССР.

Потом все это рухнуло и переползло в рецессию. Поэтому когда Виктор Андреевич говорит, что с 2005 года по 2009 год Украина получила $30 млрд. инвестиций, я даже не спорю с ним. Наверное, получила. Получила и проела. С аппетитом. Схрумкала и не заметила. Вот только должок остался. В кризисном 2008 году у нас набежал валовой внешний долг на $80 млрд.

При Викторе Януковиче немного еще русские вложились. Даже не немного, а прилично. Но донецкие все гребли под себя, поэтому русские деньги тут работали только в сотрудничестве с ними. Из этого вышел один сплошной неэффективный менеджмент. Иностранцы распродали банки. И дальше начался процесс выплаты долгов, из-за чего нашим главным инвестором стал... МВФ.

Игра “Найди инвестора”

И с тех пор сколько у нас форумов ни проходит, сколько инвестиционных советов при президенте или Кабмине ни заседают, одна и та же тема на повестке дня: уровень коррумпированности не снижается, условия ведения бизнеса некомфортные (радости по поводу 64-й строчки в Doing Business не разделяю, потому что Россия на 28-м, а Беларусь на 49-м, – автор), защиты права собственности нет, суды – сплошной кошмар.

Поэтому если вы меня спросите, кто те люди, которые все-таки вкладывают сюда какие-то капиталы, я отвечу, что все они делятся на две категории. Первые – это те, которые здесь живут и зарабатывают (наши дорогие олигархи и агробароны), а деньги прячут на Кипре, в оффшорах Голландии, Англии, на всяких там Виргинских островах. Заводят по мере надобности.

Вот вам картинка на начало года, поверьте, такая же будет и в конце. Только немного цифры поменяются. Кипр на начало 2019-го инвестировал в общей сложности $8,88 млрд., Нидерланды – $7,061 млрд., Великобритания – $1,956 млрд., а Германия – $1,668 млн. Остальные меньше. За первое полугодие (на 1 июля 2019 года) с Кипра дополнительно зашло $388,8 млн. (до $9,92 млрд.), из Нидерландов – $295,1 млн. (до $7,41 млрд.), из РФ – $145,5 млн. (до $0,74 млрд.) и Швейцарии – $100,3 млн. (до $1,65 млрд.).



Наибольший рост иностранных инвестиций зафиксирован в финансовой и страховой деятельности ($318,5 млн.), добывающей и перерабатывающей промышленности (соответственно $184,9 млн. и $176,4 млн.), оптовой и розничной торговле – $113,8 млн., операциях с недвижимостью ($122,6 млн.), а также профессиональной, научной и технической деятельности ($128,4 млн.).

Пополнили свои капиталы в банках (у кого они есть), подкинули в резервы страховых компаний, вложились в торговые центры, в разработку каких-то месторождений, в элеваторы... На этом как бы и все, что можно сказать о первой категории наших дорогих “иностранных” инвесторов.

Вторую категорию мы знаем под наименованием “нерезиденты” – это те, кто пришли заработать быстрые, горячие деньги на наших ОВГЗ, по которым выплачивается чуть ли не самый высокий процент в мире.



О них все сказано на сайте НБУ: с начала года объемы вложений нерезидентов в ОВГЗ выросли в 15 раз. Портфель облигаций внутреннего государственного займа (ОВГЗ) в собственности иностранных инвесторов на 26 октября достиг 97 млрд. грн., увеличившись на 8,1 млрд. грн. по сравнению с итогами еженедельного аукциона. В долларах с начала года они завели $4 млрд.

Благодаря их игре у нас на удивление крепкая гривна. Пока. Временно. До обвала пирамидки. Живем и радуемся, что хоть такие инвесторы у нас есть. А то бы вовсе никаких не было. Несмотря на форум в Мариуполе и колдовское обаяние нашего президента.