Америка скучает по культуре WASP

Америка скучает по культуре WASP

Решение принца Гарри и Меган Маркл «отойти» от исполнения королевских обязанностей напомнило мне о странном восхищении американцев членами британской королевской семьи. Каждое утро с момента первого объявления на эту тему «Вашингтон Пост» публикует все больше материалов о королевских особах: о том, как это событие освещают британские таблоиды, о «переходном периоде» этой пары, о «темной стороне их бегства», о планах переезда в Канаду, о том, как Канада отреагирует на этот шаг. Приводятся многочисленные объяснения этой американской одержимости: здесь и стремление уйти от действительности, и желание лицезреть историю в процессе ее сотворения, и стабильность монархии, и участие в шоу, которое происходит в реальной жизни.

Я осмелюсь выдвинуть еще одну причину. Наблюдая за королевскими особами, американцы, несмотря на свои догмы мультикультурализма и антиклерикализма и невзирая на свою расовую, этническую, религиозную принадлежность, все-таки поддерживают определенные аспекты культуры белых англосаксонских протестантов (есть аббревиатура, обозначающая эту когорту людей — БАСП). Мы ценим то, что напоминает нам о нашем англосаксонском наследии, в том числе королевскую семью. Доцент кафедры истории Бостонского университета Арианна Чернок (Arianne Chernock) заявила в 2018 году Си-Эн-Эн, что интерес американцев к королевским особам «сохраняется с 1776 года… Как только мы разорвали связи, вернулось восхищение и даже некая одержимость членами королевской семьи». У американцев, утверждает Чернок, сохраняется ощущение общего пути, общей истории и общего мировоззрения с нашими британскими родственниками по ту сторону Атлантики.

В чем же состоит эта культура белых англосаксонских протестантов, в чем общность пути, истории и мировоззрения? Обозреватель Росс Даузет (Ross Douthat) в своей статье, посвященной покойному президенту Джорджу Бушу-старшему, отмечает такие достоинства белых протестантов англосаксонского происхождения как «твердая приверженность идее „положение обязывает", личный аскетизм и самоограничение, благочестие и набожность, которые проявлялись не только в благодарственных записках, лодочных туфлях и посещении церкви всей семьей. Это было духовное начало, готовившее большинство привилегированных детей не только к успеху, но и к служению». Я бы добавил к этому определенные черты среднего класса, такие как стремление к успеху («человек, который сам себя сделал»), индивидуализм, амбициозность, финансовая расчетливость, гражданская активность, учтивость и интеллектуальная смекалка. Даже если мы сами не обладаем этими чертами (а американцы, к сожалению, все больше их утрачивают), то даже мимолетный взгляд на героев наших телевизионных шоу и фильмов (Джек Райан, Брюс Уэйн, Питер Паркер) указывает на то, что мы считаем эти качества олицетворением всего того лучшего, что есть в американцах.

Более того, несмотря на все нападки на бывшего президента Обаму, он, говоря словами американского ученого Уолтера Рассела Мида (Walter Russel Mead), является одним из самых ярких представителей «нео-БАСПов» в нашей стране. Мид так объясняет свою точку зрения:

«Он не продукт кенийских деревень или социализма третьего мира. Он получил образование на Гавайях в школе, не уступающей частному учебному заведению Новой Англии, и формировался как личность в одном из лучших университетов Америки. У него гораздо больше общего с технократами из Гарварда типа Макджорджа Банди (McGeorge Bundy), чем с африканскими борцами за свободу и социалистами третьего мира из 1970-х годов.

В идеях Обамы о сильном централизованном государстве, которое ведет людей по пути правды и добродетели, есть четкий отпечаток „Новой Англии". Пуританский Бостон верил в сильное государство, чей долг состоит в поддержке высоконравственного поведения и в наказании за аморальные поступки. К 1800 году многие потомки пуритан стали сторонниками унитарного государства и модернизма; но утратив любовь к христианскому учению, они так и не отказались от своей веры в богоугодное общее благо и в обязанность добродетельных людей наставлять остальных на путь истинный».

Люди типа Обамы это «нео-БАСПы», как их называет Мид. Их «личное семейное древо не имеет никакой связи ни с англами, ни с саксами. Они могут даже не быть протестантами. Но эти люди насквозь пропитались идеями и ценностями, которые были сформированы британской историей и американским опытом».

Это и опыт моей семьи в США. Дед моего отца эмигрировал в Америку из Польши на рубеже XX века и, находясь во время Первой мировой войны в американской армии, посчитал, что целесообразно поменять свою фамилию Чох (Czoch) на Чок (Chalk), чтобы сержанту-инструктору было легче ее произносить. И хотя мой дед учил польский как свой первый язык, он с энтузиазмом перенимал обычаи белой англосаксонской протестантской Америки середины XX века. Его дом в Виргинии был типичным отражением ее менталитета. Там были портреты Линкольна, Вашингтона и прочая патриотическая атрибутика. То же самое можно сказать о семье моей матери, все предки которой ирландцы и которая прибыла в Америку во время большого голода 1840-х — 1850-х годов.

Насколько мне известно, никого из моих предков во время войны за независимость США в Америке не было. У моей семьи нет никаких свидетельств того, что наши ирландско-американские предки воевали в годы гражданской войны. Но как ирландская, так и польская ветвь моей семьи чтит эту историю как свою собственную. Мне прививали веру в то, что путь к успеху кроется в ценностях веры белой кости, в личной ответственности, амбициозности, бережливости, самоограничении, гражданской активности и учтивости, образцом которой были такие люди как Вашингтон, Линкольн — и даже Роберт Ли. Мои католические предки соответствовали этим стандартам и качествам, продолжая жить по этим правилам из поколения в поколение, выбираясь из бедности, занимаясь семейным бизнесом, находясь на военной и государственной службе.

Все это не является оправданием для белых американских протестантов англосаксонского происхождения, которые совершили множество ошибок, главными из которых стали узаконенное рабство и расовая дискриминация как на Севере, так и на Юге. Именно БАСПы, поддерживавшие такие качества среднего класса как расчетливость и трудолюбие, эксплуатировали миллионы вновь прибывших иммигрантов на американских фабриках и заводах. Именно БАСПы входили в Ку-клукс-клан не только на Юге в 1870-е годы, но и на анти-католическом Среднем Западе в 1920-е годы. И именно БАСПы несли американский колониализм и эксплуатацию народам Латинской Америки и бассейна Тихого океана.

Мои предки понимали, что, хотя многие белые англосаксонские протестанты свысока смотрят на их католическую веру, культуру и язык, Америка, где господствуют БАСПы, предлагает нечто такое, к чему стоит приспособиться. Именно культура БАСПов сыграла беспрецедентную роль в развитии представительного правления, общественной жизни и в личном социально-экономическом продвижении. Недостатки и некоторые исторические аспекты американской культуры БАСПов, включая их антикатолические предрассудки и преследования иммигрантов, многократно перевешиваются ее достоинствами.

Недавно я побывал в театре Форда. Убийство Линкольна никак не связано с историей моей семьи в США. Более того, практически все, о ком говорил экскурсовод (сам Линкольн, его убийца Джон Уилкс Бут, гость Линкольна майор Генри Рэтбоун, врач Линкольна Чарльз Лил), принадлежали к этой самой белой кости. Но, размышляя о гражданской войне и о той роковой пятнице в 1865 году, я понимал, что это моя история в той же мере, как и любого другого американца, прибыл ли он в Америку на судне «Мэйфлауэр», на переполненном пароходе в конце 19 века, или на американском военном корабле из Южного Вьетнама в 1975 году. Мне предложили сделать историю США моей собственной историей через образование, американскую культуру и мое гражданство.

Пусть БАСПы оставят себе свою протестантскую веру, свою этническую и семейственную элитарность и снобизм, да и любовь к британской королевской семье. Но что касается их многочисленных и достойных одобрения ценностей, то ни я, ни моя семья не можем себе представить свою жизнь без них.