«Садок вишневий» в эпоху эпидемии. Путевые заметки

«Садок вишневий» в эпоху эпидемии. Путевые заметки

Столичное домоседство дало сбой уже в первый день тотальной отмены транспортных перевозок: в нашем многоквартирном доме начало «плясать» напряжение в сети. Соответственно отключились роутеры, и упал интернет. Без интернета жизнь в формате «остаюсь дома» утратила здравый смысл. Мы сели в машину и поехали в село: посмотреть, как живет украинская провинция в условиях коронавируса. И у кого больше шансов остаться в живых после окончания убийственных для экономики карантинных мероприятий.

Несмотря на карантин, Киев традиционно стоял в пробках. Преимущественно из-за ремонтных работ на дорогах и участившихся ДТП (в хорошую светлую погоду – явный признак нервозности масс).

Удивительное дело: детей в школу возить не надо, офисы закрыты, рестораны тоже, переговоры перешли в онлайн-режим, кинотеатры и торговые центры не работают, куда все едут? По делам!

Как говорят знакомые бизнесмены, особую ценность в нынешний период приобрел работник с машиной, который может сам доставить себя на рабочее место. Банки, например, продолжают работать (в отличие от большинства страховых компаний, и, глядя на количество ДТП, возникает вопрос: как будет с выплатами по страховкам? – автор). Ремонты в квартирах хотят продолжать. Без работника пульта охраны “обнесут” все закрытые рестораны и бутики. И т.п.

Большая надежда у наших работодателей, особенно строительных компаний, была на наплыв заробитчан из-за границы. Многие привезли машины и уже этим повысили свою ценность. “Безлошадные” коллеги забеспокоились о такой конкуренции.

Но оказалось, что в Киев поток заробитчан не зашел, почти все разбрелись по домам. Причина простая: жилье в столице не сильно дешевеет, к тому же и заболеть страшно – в больницу не возьмут. Поэтому сидят возле жен, чинят хаты, смотрят телек и пьют пиво. Ну, или не только пиво. Один из существенных рисков этого карантина – нация сопьется и обленится. Но чего не сделаешь ради спасения себя и родины от эпидемии.


Отсутствие базарных дней создает неудобство, но не критичное. А небольшие придорожные базарчики и стихийную торговлю “у ворот” никто не отменял. Городские блага цивилизации вроде спортзалов и кинотеатров в селе и так недоступны. Поэтому никакой “культурной ломки” не происходит. Родителей в фоновом режиме волнует вопрос, что будет с выпускным в школе и дипломом в институте

Теперь несколько общих впечатлений от разницы между “карантинными” городом и селом. В селах, как и в Киеве, “умерли” маршрутные перевозки, закрыты бары-клубы-забегаловки (последних абсолютное большинство). Но местных это не сильно расстраивает: доступ к алкоголю у них есть, а сообщение о запрете на экспорт спирта вселяет оптимизм, что подорожавшая до неприличия легальная “горилка” скоро может опять подешеветь. Пока употребляют нелегальную или домашний продукт.

Отсутствие базарных дней создает неудобство, но не критичное. А небольшие придорожные базарчики и стихийную торговлю “у ворот” никто не отменял. Городские блага цивилизации вроде спортзалов и кинотеатров в селе и так недоступны. Поэтому никакой “культурной ломки” не происходит. Родителей в фоновом режиме волнует вопрос, что будет с выпускным в школе и дипломом в институте. Но все себе отвечают, что “якось воно буде”.

Вузовская молодежь, съехавшаяся “до мамки” из многочисленных общежитий страны, воспринимает дистанционное обучение как возможность не учиться вовсе. И так же, как родители, уверена, что “якось буде”. Под шумок “всем поставят” и все проскочат. Поэтому собираются на “пятачках”, с телефонами, тихонько покуривают, поплевывают, попивают слабоалкоголку.

Младшее поколение “гуляет в футбол” и просто гуляет. Запрет на посещение детских и спортивных площадок в селах никто не воспринимает всерьез. Да и такого понятия, как спортивная площадка, тут нет. Ну, стадион так стадион. “А шо, не можна мяча поганять?”.

В целом образование демонстрирует тут свою полную бесценность. В смысле отсутствия какой бы то ни было ценности, кроме “корочки”. А страх перед эпидемией воспринимается как очередной эксперимент над народом. Теперь уже во всемирном масштабе.

Поэтому людей в масках в селе я не видела, за исключением скучающей продавщицы в лавке и покорной послушницы, заметавшей на церковном дворе. Бабуля, у которой мы покупали черемшу, на вопрос, боится ли она вируса, опасного для пожилых людей, ответила философски: “Я свое пожила, лишь бы снова не начали молодежь на фронт тягать”.

И тут нашим политикам надо бы понять, что более сильным страхом для глубинки, которая испокон веков была главным донором пушечного мяса для любой войны, является не столько коронавирус, сколько новый призыв на войну молодых, сильных, здоровых мужчин, которые тут в дефиците.

Что касается экономической активности, то продавцы вещевых рынков остались без работы. Но вся остальная провинциальная активность сохранена. Работают автомастерские. Из нескольких нерастаможенных евроблях делают одну для езды по проселочным дорогам. В условиях отсутствия маршруток сгодится.
Нет у людей и четкого понимания, куда их госпитализируют при выявлении коронавируса. В районную больницу? Или в Киев? А куда еще? Насчет изолятора в Александровской больнице не слышали, врачей в защитных спецкостюмах не видели. В душе уверены, что лечиться дорого, и если это не грыжа, не рак и не перелом, можно пересидеть дома

Работают хлебокомбинаты, кирпичные заводы, нефтебазы, даже сигаретная фабрика (стратегический товар). Работники копошатся возле каких-то складов. Экспедиторы грузят товары. Стройки идут полным ходом. Весна все-таки.

Свинки хрюкают, коровы мычат, куры бегают по дворам. Никаких ограничений на вход в магазин или в аптечный киоск. Такого, чтобы пускали по одному, как в Киеве, нет. Правило 10 метров, прямо скажем, игнорируется.

Местные смотрели новости по телевизору, который был и остается для них базовым окном в мир (здесь карантин ничего не поменял), и в курсе, что в Испании берут напрокат собаку, чтобы выйти из дома. А в Италии массовый мор. Но тревоги по этому поводу нет. «А в нас нихто в Италию не йиздыв. Мария була, та вона тут не живе. Собаку напрокат? Тю. Визьмить мою даром. Задовбала вже. Гавка и гавка».

Нет у людей и четкого понимания, куда их госпитализируют при выявлении коронавируса. В районную больницу? Или в Киев? А куда еще? Насчет изолятора в Александровской больнице не слышали, врачей в защитных спецкостюмах не видели. В душе уверены, что лечиться дорого, и если это не грыжа, не рак и не перелом, можно пересидеть дома.

К смертям от пневмонии относятся спокойно. Рассказывают, что только с начала года умер местный фермер: зажиточный мужик, молодой (около 50-ти). И деньги ему не помогли. Потом “сгорела” некая Людка, но она сама виновата – пила по-черному, валялась под забором. И еще один мужик, дальнобойщик. Но с ним непонятно. Приехал из рейса, слег и помер. То ли пневмония, то ли побили где-то.

Такова практика провинциальной жизни на сегодняшний момент. В теории экс-министр экономики Тимофей Милованов напророчил минимум 500 тыс. безработных уже в ближайшее время. Свой прогноз он обосновывает серьезными данными. Математика следующая.

В Украине безработица примерно 8,6%, что составляет около 1,5 млн. человек. Если безработица возрастет так же, как в Китае – на 1%, это будет означать, что 170 тысяч человек потеряют работу. Если добавить к ним неформально занятых работников, будет больше, чем полмиллиона.

“В Китае таких примерно 291 млн. В Украине это около 20% от общего числа работников, или 3,4 млн. человек. Из них 22-23% работают в сферах торговли, мелкого ремонта, питания, гостиниц и транспорта. То есть примерно 700 тыс. человек”, – рассуждает Милованов.

Всего в Китае по опросу рекрутингового агентства Zhaopin.com, 40% рабочих работают в нормальных условиях, 25% потеряли работу, 17% не получают зарплату, а 20% имеют задержку с зарплатой. В мире могут стать безработными от 5 до 25 млн. человек. Это означает, что значительное количество вернувшихся на карантин заробитчан могут не найти прежнюю работу.

Село выживет. Даже без транспорта, образования и банковских карт. С трудом – без интернета и телевизора. Им лишь бы не было настоящей войны. А война с коронавирусом – это “развлечение” для богатых. Не случайно «у депутатов понаходили, а нас никто не проверяет. И слава Богу...»

Гендиректор Dragon Capital Томаш Фиала в эфире программы "Свобода слова Савика Шустера" заявил, что в 2020 году украинская экономика может сократиться на 4-9%, национальная валюта девальвирует до 30-35 гривен за доллар, а инфляция составит 5%.

При этом кризис ожидается в мировом масштабе, и в лучшем случае повторится сценарий 2008 года. Это если карантин в Украине, Евросоюзе и Америке продлится максимум три месяца и не затянется до второго полугодия. Если карантин будет продлен до июня-июля, ВВП Украины может упасть на 9% и всем будут кранты.

При этом меняются потребительские настроения. Хотели купить новую машину – передумали. Присматривали новые кроссовки – перехотелось. Главная ценность – это деньги, особенно наличные. Расставаться с ними легко никто не будет. Меняется подход работодателей к оценке персонала. Оказалось, что его избыток. Без очень многих людей можно обойтись. Это все понимают и напрягаются.

Возникают вопросы, на которые в водовороте активной деятельности не обращали должного внимания. Например, как долго выдержит городская инфраструктура? Когда все сидят дома и одновременно пользуются интернетом и электроприборами, начинаются глюки. А стоит выбить на сутки-двое электричество, и все наши запасы в морозильных камерах пропадут. А если это не квартирные холодильники, а огромные склады? Например, рыбные?

Как долго мы сможем протянуть на остатках субстанций для производства лекарств без поставок новых? Остановлены лаборатории, которые все это делают, персонал научных институтов не ходит на работу. Импортеры сворачивают деятельность и не рискуют заключать новые контракты из-за нестабильности курса гривны. Экспортеры не знают, что еще запретят к вывозу и за что будут наказывать задним числом.

Но вся эта тотальная, пока невидимая дестабилизация происходит скорее в наших головах. Очевидное проявление плодов хаоса еще впереди. И первыми это ощутят на себе жители мегаполиса, кому доступны тесты, анализы, лечение в спецбольницах.

Село выживет. Даже без транспорта, образования и банковских карт. С трудом – без интернета и телевизора. Им лишь бы не было настоящей войны. А война с коронавирусом – это “развлечение” для богатых. Не случайно «у депутатов понаходили, а нас никто не проверяет. И слава Богу...».