Хроники медреформы. «Убить» профессуру

Хроники медреформы. «Убить» профессуру

Не знаю, заметил это кто-то или нет, но пандемия коронавируса совпала у нас с другой «заразой» – введением второго этапа медицинской реформы. Реформу все жестко критикуют и хватаются за голову, но реально ее никто не отменял. Поэтому всякие разные идиотизмы вылезают то тут, то там. Об «оптимизации» туберкулезных и психиатрических диспансеров мы уже рассказывали. В этой статье мы расскажем об уничтожении клинической медицины.

23 апреля на одном из своих регулярных брифингов министр здравоохранения Максим Степанов рассказал, что до его ведомства, наконец, дошла информация, как страну пытаются оставить без лучших специалистов в медицине – действующих и будущих.

Что, собственно, произошло? В Украине пока еще остались научные медицинские институты и высшие учебные заведения, где пытаются готовить будущих врачей. Понятно, что квалифицированного хирурга на лягушках не научишь – всем нужна практика в больницах.

С другой стороны, профессора, доценты, научные сотрудники не могут качественно передавать свои знания подрастающему, так сказать, поколению, а тем более проводить научные исследования и составлять рекомендации для эффективного лечения заболеваний, если не будут ежедневно практиковать.

Поэтому в Украине сложилась вполне адекватная, пусть даже советская практика, когда преподаватели медицинских вузов, научные сотрудники мединститутов и студенты-медики после лекций или исследований шли в обычные больницы и лечили там пациентов.

По себе знаю, что попасть к специалисту с медкафедры, а тем более с ученой степенью – это большая удача. К известным профессионалам люди съезжаются со всей Украины и месяцами стоят в очередях. Но злой гений Ульяны Супрун фактически лишил цвет украинской медицины права на профессию.

С 1 апреля, когда стартовал второй этап медреформы, у научных сотрудников и преподавателей кафедр медицинских вузов нет доступа к пациентам, и они не могут оказывать помощь.

Но это еще не самый пик трэша. Как признал министр Степанов, после введения второго этапа медицинской реформы клинические кафедры высших учебных заведений, которые располагаются в медучреждениях, обязаны платить огромные суммы аренды. То же самое касается учреждений последипломного образования

Свыше 10 тыс. светил медицины с самыми высокими научными званиями не могут практиковать в больницах, поскольку они никто и звать их никак. Чтобы оказывать помощь в больницах, вузовские и научные кадры должны подключиться к электронной системе здравоохранения E-health.

Для этого медицинское учреждение обязано предоставить пакет документов в ГФС о сотрудниках учреждения для получения ими КЭП (квалифицированный электронной подписи сотрудника учреждения). И данные о руководителях.

И тут оказалось, что система выписана криво и не учитывает всех реалий отечественной медицины, сложившихся годами. Есть больница, есть научно-исследовательский институт (допустим, проблем печени, сердца или чего-то еще) и медицинский вуз. Что их объединяет? То, что научный центр или вуз имеет в больнице так называемую клиническую базу. Причем это может быть не только в больнице, но и в санатории, интернате для больных людей (инвалидов), в общем, всюду, где нужно.

Не может даже самый лучший профессор медуниверситета, пробегая, заскочить в первую попавшуюся больницу и попросить дать ему возможность провести операцию – вырезать аппендицит. Ну, просто, чтобы навык не потерять.

Понятно, что все приписаны к конкретным лечебно-профилактическим учреждениям, как-то там оформлены – по договору или на полставки и получают за свою работу зарплату. И в целом имеют официальный статус. Из-за невозможности технически оформить все это дело в системе E-health статус исчезает вовсе.

Фактически можно сказать, что лучших специалистов автоматически сокращают. Они утрачивают не только возможность работать и лечить пациентов, но и получать оплату за свою работу в больницах, поскольку раз их нет в реестре, то Национальная служба здоровья Украины (НСЗУ) не может их персонифицировать и платить зарплату.

Но это еще не самый пик трэша. Как признал министр Степанов, после введения второго этапа медицинской реформы клинические кафедры высших учебных заведений, которые располагаются в медучреждениях, обязаны платить огромные суммы аренды. То же самое касается учреждений последипломного образования.

"Второй вопрос касался аренды имущества учреждениями высшего последипломного образования для размещения клинических кафедр. То есть клинические кафедры (хирургия, терапия и другие) находятся непосредственно в медучреждениях, и это понятно, ведь, чтобы научить студента, ему необходимо все делать на практике. После 1 апреля в связи с изменениями в законодательстве они обязаны платить большие суммы аренды – для вузов это доходит до 80-90 млн. грн. в год", – заявил 23 апреля глава Минздрава.
Как все чудно получается?! На словах – да. А на деле проблема пока так и не решена. Пока формально по причине карантина и коронавируса – не до того было. Но, как мне кажется, просто не знают, каким может быть выход из тупика, в который медицину загнала реформа Супрун. Ну что ж, дорогие чиновники, ищите этот самый выход. Нащупывайте его!

За что платить такие баснословные суммы, спросите вы? Ну, например, за аренду стола в ординаторской, операционного зала для проведения хирургических вмешательств, диагностического оборудования, если речь идет о клинической диагностике. Лабораторий и реагентов. Пробирок, санузлов, медицинских халатов.

Не просто так пришел профессор полечить больных после лекций в университете, но еще и попрактиковать хочет. А за это “удовольствие” надо платить. Понятно, что из своего кармана никто платить не станет, так что из бюджета вуза. Или научного института. Но там такие бюджеты, что им самим на жизнь не хватает. Теперь, когда все ранее бесплатное и доступное как само собой разумеющееся стало недостижимым и платным, у “работников клинических кафедр возникли проблемы с доступом работников к предоставлению медпомощи”, как сформулировал это Максим Степанов. Соответственно у граждан теперь тоже проблемы с доступом к хорошим врачам.

Надо этот вопрос исправить? Надо. И Минздрав это признает. Поскольку второй этап медреформы пока никто не отменял, надо выходить из положения в рамках всего того дебилизма, который напринимали раньше, при Супрун. А там есть не только нормативные акты, но и внесенные в законодательство изменения, их чистить – это время.

Поэтому, как сказал Степанов, Минздрав взял этот важный вопрос в работу и будет решать, что делать с арендой помещений для кафедр и функционированием научных институтов на базе больниц. А для лучшего решения вопроса, по словам министра, договорились с ректорами высших медицинских учебных заведений создать постоянный орган, в который войдут все руководители вузов, "чтобы быть всегда на связи и решать в том числе и на законодательном уровне проблемы, которые у них возникают".

Как все чудно получается?! На словах – да. А на деле проблема пока так и не решена. Пока формально по причине карантина и коронавируса – не до того было. Но, как мне кажется, просто не знают, каким может быть выход из тупика, в который медицину загнала реформа Супрун. Ну что ж, дорогие чиновники, ищите этот самый выход. Нащупывайте его! Вас для того и назначили. А мы поглядим на успехи, посочувствуем.

Продолжение будет.