Коронавирусные окна Овертона

Коронавирусные окна Овертона

В конце этой недели был зафиксировано рекордное количество заразившихся коронавирусом. Суточный прирост стал наибольшим показателем за время пандемии. Но это, похоже, уже никого не интересует. Вырвавшиеся из карантинных застенков граждане толпами ходят по паркам, стоят в тесных очередях за уличным кофе, бодро набиваются в метро и снимают маски как только покидают “режимные учреждения”. Даже президент Владимир Зеленский запечатлелся со своим Офисом в кафе без масок в количестве больше 4-х за столом. За что пока еще штрафуют.

Мир приходит в себя после глобального “перепоя” и впадает в тревожное “похмелье”. Италия, еще недавно пугавшая всех вереницей грузовиков с гробами, открывает границы для туристов из Европы и разрешает свободное передвижение без двухнедельной обсервации.

Франция подсчитала, что два месяца жесткого карантина будут стоить ей около 6% ВВП 2020 года. По данным Le Figaro, такие предварительные оценки озвучил глава Банка Франции Вильруа де Гало.

Он сказал это, когда страна начала масштабное ослабление ограничений. Теперь свобода передвижения людей почти не ограничивается, в большинстве регионов разрешили посещать парки. Открылось большинство магазинов и предприятий, частично восстанавливают обучения в школах. Заболеваемость при этом растет, но этот факт почему-то уже никого не пугает.

В Штатах еще до того, как вспыхнул расовый пожар в Миннеаполисе, где белый полицейский убил при задержании афроамериканца, более восьми минут продержав его шею под своим коленом, и начало пылать по всей стране, граждане выходили на митинги против карантина. Правда, ничего при этом не громили.

Как объяснить логику происходящего? Почему, когда заболеваемость была ниже, все послушно сидели дома, не смели шастать, даже не решались святить куличи в пасхальную ночь? А теперь резко утратили чувство страха. Сняли с себя маски. Вышли в люди. И полиция никого за это не штрафует.

Пандемия коронавируса – отличнейший пример того, как действует система. С чего все началось? С разговоров о том, что в Ухане (город в Китае) появился новый смертельный вирус, которым заразились от мяса летучей мыши, купленного на рынке. Китайцы срочно разворачивают мобильные госпитали и вводят режим изоляции городов. Сначала в формате “не въехать, не выехать”

Ведь в медицинской системе ничего не изменилось: не прибавилось количество инфекционных больниц и коек в них, не появилось много новых врачей. Но все разговоры о том, что в пик заболевания не хватит мест в больницах и медработников для лечения зараженных, сошли на нет.

“Коронавирусников” все больше, карантина все меньше, а дефицита мест в больницах не наблюдается. “Одноразовые” госпитали по китайскому типу можно не строить. И мобильные морги на улицах не организовывать, как это было в Нью-Йорке. Поиграли в страшилки и хватит.

История с коронавирусом явственно демонстрирует, насколько психика даже образованного человека подвержена манипулятивному воздействию. Сначала нас убедили в том, что опасность велика, хотя на самом деле она была незначительной. Потом – что она миновала. Хотя цифры заболеваемости говорят об обратном.

Это – типичное “окно Овертона” – методика воздействия на разум общества, разделенная на 6 этапов: «Немыслимо», «Радикально», «Приемлемо», «Разумно», «Популярно», «Государственная норма».

Как пишут в специализированных СМИ, технология «окна Овертона» была названа в честь американского ученого и психолога Джозефа Овертона (04.01.1960 – 30.06.2003), который, изучив технологию влияния на человеческий разум, в 90-е годы написал научную диссертацию на данную тему.

Пандемия коронавируса – отличнейший пример того, как действует описанная выше система. С чего все началось? С разговоров о том, что в Ухане (город в Китае) появился новый смертельный вирус, которым заразились от мяса летучей мыши, купленного на рынке. Китайцы срочно разворачивают мобильные госпитали и вводят режим изоляции городов. Сначала в формате “не въехать, не выехать”. Затем в более жестком варианте – заваренные металлические двери домов, чтобы люди реально не могли выйти.

В начале января активно подключились СМИ, цитируя ученых и приводя новые статистические данные – количество заболевших и умерших по всему миру. Проблеме необходимо было дать определение. COVID-19 звучит ярко. Не то, что такой-то там свиной грипп.

Дальше в мировых телеэфирах стали появляться сотрудники ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения) с заявлениями: “Чрезвычайное положение мирового масштаба, угроза заражения очень велика. Ситуация набирает обороты, число заразившихся и умерших растет. Проводятся научные исследования для создания противовирусного препарата”.

С тех пор многие перешли на маски, и возник их дефицит. А теперь не только дефицита нет, а даже отмечается затоваренность защитными средствами. И что характерно, все меньше людей брызгают на ладони антисептиком (все равно надо нажимать на “пыптык” сверху, а это такой же путь к заражению, как кнопки на банкомате, – автор). Отбоялись уже?
Зарождаются сомнения. Под них хорошо ложатся (как фоновая музыка) рассуждения власти о том, как мы будем ослаблять карантин. Раз ослаблять, значит, угроза прошла. Статистика показывает обратное? Кто там следит за этой статистикой. Сказали, что можно открыть парки, вот и эпидемии конец. «Окна Овертона» захлопнулись

Нет, мы просто прошли все стадии «окна Овертона». Сначала не верили. Потом спорили. Появились группы сторонников и противников серьезности заболевания и массовой самоизоляции. Победили те, кто боялись. Главным образом благодаря Италии и ее художественному подходу к изображению масштабов эпидемии.

Фразу о том, что “в Италии людей не успевают хоронить” (хотя, по официальным данным, статистика не показывала особого превышения уровня смертности) я впервые услышала в середине марта. После этого многие восприняли на ура введение ограничений – от запрета на вылет в другие страны до штрафов за несанкционированный выход на улицу.

Особо убедительно звучал аргумент, что это не только у нас карантин, а и по всему миру. Если мы вдруг все одновременно заболеем, не хватит врачей и больниц. Был создан ажиотаж на средствах медицинской защиты: масках, антисептиках и так далее. Крупный бизнес начал соревноваться, кто сколько благотворительных масок поставит в лечебные учреждения и за сколько закажет чартерный рейс из Китая. Где пандемия к тому времени пошла на спад и “мировая мастерская” заработала с утроенной силой.

Не удивительно, что население уже само жаждало изоляции, так сильно оно пропиталось страхом перед эпидемией. Опросы показывали 70% желающих побыть с семьей в квартире и не ходить на работу. Правда, в начале. Потом многие поняли, что погорячились, и это оказалось для них неожиданно тяжелым испытанием.

Но при этом многие еще не думают о деньгах и глобальном подрыве экономики и готовы терпеть ради того, чтобы избавиться от смертельной заразы. Дни идут, количество заболевших почти не растет, а объем доходов украинцев (как и граждан остальных стран) падает.

Зарождаются сомнения. Под них хорошо ложатся (как фоновая музыка) рассуждения власти о том, как мы будем ослаблять карантин. Раз ослаблять, значит, угроза прошла. Статистика показывает обратное? Кто там следит за этой статистикой. Сказали, что можно открыть парки, вот и эпидемии конец. «Окна Овертона» захлопнулись. А потом открылись, но уже с другим видом. Теперь мы почти так же твердо убеждены, что не надо бояться вируса, как еще пару месяцев назад, что это самое страшное заболевание в истории человечества. Зомбо-эксперимент мирового масштаба явно удался.

P.S. А кофейное фото президента – это любопытный шаг. В развитие темы “нечего не бойтесь”. Миллиардные потери экономики и невероятно огромные COVID-затраты спишем на глобальный тренд. Поигрались и хватит. Будем теперь “лечиться” от карантина и его последствий.