Открытые двери

К новым свершениям в украинской экономике еще не созданная коалиция и еще не сформированное правительство подготовились со всей ответственностью. Нынешнее коалиционное соглашение «Украинский прорыв», призванное стать основой действий нового Кабмина, в вопросах экономики, социальной сферы и прочих важных аспектов жизни государства дублирует то, что было подготовлено в июне 2006 года, как минимум, на 90%.

Надо отдать должное: по базовым отраслям перечислен большой комплекс вопросов, налицо серьезное отношение к ним. Однако во многом авторы соглашения стучатся в открытую дверь, тогда как действительно острые проблемы, от решения которых зависит наше будущее, упущены. В частности, это относится к ядерной энергетике.

«Обеспечение энергетической независимости требует развития ядерной энергетики», — говорится в документе. И это справедливо. Но уже начиная со стратегических целей, возникает серьезный диссонанс с действительностью. Например, в соглашении указано, что необходимо строить новые энергоблоки и продлевать ресурс эксплуатации старых, для чего требуется принять решение о проведении аудита НАЭК «Энергоатом» по международным стандартам и предусмотреть для этого соответствующее финансирование из госбюджета.

В то же время в соответствии с условиями действующих кредитных договоров с ЕБРР и «Евроатомом» «Энергоатом» уже проводит независимый аудит (именно по международным стандартам финансовой отчетности), результаты которого за 2005-й и 2006 год уже получены. В начале текущего месяца объявлен тендер на проведение аналогичного аудита и за 2007 год. И бюджетные деньги на это тратить не нужно.

Далее для «Украинского прорыва» требуется повысить инвестиционный потенциал эксплуатирующей компании путем переоценки балансовой стоимости основных фондов АЭС. Компания же на данный момент уже закончила переоценку всех основных активов, включая и атомные станции. В итоге их остаточная стоимость увеличена более чем в два раза, составив сумму в 31,6 миллиарда гривен.
А что действительно требуется — так это законодательно утвердить долгосрочные гарантии для инвестиций и включить в тариф на электроэнергию амортизацию переоцененных фондов. Только так будет создана основа для внедрения инвестиционных программ.

Но вернемся к продлению сроков эксплуатации. «Энергоатом» в этой важной проблеме уже продвинулся существенно дальше «плана мероприятий». По энергоблокам действующих в Украине атомных станций, чей ресурс будет продлен, разработаны детальные планы-графики, где расписано что, когда и как делается. То же самое по обеспечению «безубыточности производства при оптимизации трат» на основе долгосрочной программы управления ими. Такая программа действует с 2003 года, а уже два года как компания является прибыльной. Хотя при существующей системе искусственного ценообразования понятие прибыльности — относительное.

А что касается повышения безопасности, то атомная энергетика шагает в графике соответствующей Концепции, разработанной в 2005 году. И более того, поскольку данный документ охватывает только повышение проектной безопасности по восьми основным направлениям, «Энергоатомом» была подготовлена Сводная программа повышения безопасности энергоблоков, куда вошла и Концепция, и все мероприятия, направленные на реализацию рекомендаций МАГАТЭ и иностранных экспертов. Ее выполнение позволит за пять лет повысить уровень безопасности до международных стандартов, что обойдется почти в миллиард долларов.

И, наконец, главный момент. В тексте коалиционного соглашения имеется положение о разработке технико-экономического обоснования строительства завода по фабрикации ядерного топлива, точнее, тепловыделяющих сборок. Именно в этой части начинается та проблематика, по которой новое правительство (и парламентская коалиция) могло бы действительно сделать многое для реального развития ядерной энергетики.

Как мы понимаем, данная позиция проистекает из идей полной самостоятельности, самообеспечения не только урановым сырьем, но и готовым топливом. И просто подготовка некоего ТЭО еще не дает возможности получить новый статус. Притом что тема «полной независимости» всегда обсуждалась очень бурно, пока нигде официально не публиковались цифры, во сколько может обойтись проект строительства собственного топливного производства. Хотя даже интуитивно понятно, что если не приобретать товар на отлаженном производстве, бесперебойно работающем на объем, условно говоря, 100 единиц в год, а создавать его с нуля у себя для изготовления 50 единиц, то в итоге получится очень дорого.

Но чтобы посчитать это «дорого», нужно знать, во сколько обойдется циркониевое производство, которого у нас тоже нет. Другими словами, делать топливные сборки без основного их элемента — циркониевых трубок — не получится. Южная Корея, обладающая высочайшей технологической культурой, имеет свое сборочное производство, но трубки покупает у компании «Вестингхауз». По той же схеме работают испанцы. Но в Украине есть запасы циркониевых руд, и в советское время была заложена производственная база. Мы можем наладить выпуск. Но следует помнить, что у России, которая выпускала трубки всегда, процесс «подгонки» качества под мировые стандарты и обеспечение ритмичности производства занял десять лет, а для подстраховки друг друга работают два завода.

Все это — позиции для конкретных расчетов, при которых нужно изначально понимать, какую сумму государство готово потратить. При существующих условиях правительство вряд ли сможет заложить в бюджет дополнительные пять миллиардов гривен на развитие атомпрома. Это значит, что при наличии источника доходов только в виде фиксированного тарифа сроки окупаемости проекта переносятся так далеко, что отсюда не видно. Инвестора вряд ли могут привлечь подобные условия.

То же и со строительством новых энергоблоков. Имея Федеральную программу развития атомной отрасли, в которую заложены колоссальные средства, россияне могут подписывать контракты на производство необходимого оборудования мгновенно. При этом существуют монопольные производители (парогенераторов, например), 51% акций которых государство покупает. А если производитель не монополист, развивает конкуренцию. В Украине же исполнять подобные заказы могут только частные предприятия машиностроения, для которых проблемы ядерной отрасли имеют только коммерческое значение.

Вдумчивый топливно-энергетический министр, которому поставлена задача регулярного пуска новых энергоблоков, должен быть уверен, что у него эти корпуса будут печься, как пирожки. А хозяевам завода, может быть, выгодно делать металлоконструкции для Китая. К тому же госпредприятия, каковыми являются «Укратомпром» и «Энергоатом», не могут требовать передачи пакета акций государству для контроля гарантированного исполнения заказа. Да собственник их еще и не отдаст. А если отдаст, то они должны быть немедленно переданы Фонду госимущества — через постановление Кабмина.

Все это — конкретное поле приложения усилий правительства. Грубо говоря, от него требуется пакет законов, включая Ядерный кодекс и действенную Концепцию реформирования Оптового энергорынка в пользу введения прямых договоров и определение источников финансирования. Вот сфера, где правительство может реально помочь отрасли. Если оно действительно хочет ей помочь.

54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам