Диктатура миссионеров

Если произойдет чудо, и основные участники выборов признают результаты досрочной кампании, то это ровным счетом ничего не значит. Верховная Рада все равно будет нестабильным политическим образованием до тех пор, пока не пройдут выборы президента. Печально, но факт: создан прецедент “самороспуска” Рады по инициативе 150 депутатов, и никакого противоядия от этой демократической “болезни” нет.

В любой момент полторы сотни народных избранников, неудовлетворенных чем-либо, могут объявить о сложении с себя полномочий, “обнулить” свои списки по решению суда, и все. Опять придется проводить новые досрочные выборы. При этом официальные спикеры "НУНСа" не стесняются в открытую говорить о подобной возможности, заранее шантажируя своих политических оппонентов. Де-факто речь идет именно о шантаже, ведь как иначе можно расценить заявление Вячеслава Кириленко о том, что новая ВР должна (!) принять закон о лишении парламентариев неприкосновенности именно в той редакции, в какой хочет нынешняя оппозиция? Если этого не произойдет, то представители пропрезидентской силы сложат с себя полномочия и спровоцируют еще одни досрочные выборы. В каком нормальном парламенте решения принимаются путем шантажа?

И ведь не следует переоценивать значение Кириленко. Он всего лишь озвучил мнение, пользующееся поддержкой в Секретариате президента. Если сам гарант Конституции заявляет о том, что не будет вносить на рассмотрение новой Верховной Рады кандидатуру премьер-министра до тех пор, пока Рада не выполнит его условия, то о чем можно еще говорить? Подобные действия вполне в духе Виктора Ющенко. Достаточно вспомнить события июля-августа 2006 года, когда президент никак не мог решиться внести на утверждение парламента кандидатуру Виктора Януковича. Его юристы, чувствуя настроения патрона, начали выдумывать какие-то мифические права главы государства. Дескать, раз он вправе вносить кандидатуру нового премьера, то, по умолчанию, может ее и не вносить. Иначе зачем вся эта конституционная канитель?

Меньшинство должно выполнять волю большинства, как бы это не было противно некоторым индивидуумам. Такова природа демократии. Если страной правит меньшинство, то в политологии как раз для таких случаев припасено иное определение подобного режима. К сожалению, приходится констатировать, что концепция “мессианства”, положенная в основу деятельности президента, приводит именно к варианту господства меньшинства над большинством. Идеологическое оправдание подобной модели старо как мир: большинство просто не в состоянии постичь всю прелесть жизни в европейской, демократической стране, поэтому с его мнением можно не считаться.

Технология шантажа, которая будет положена в основу деятельности нового парламента (если, конечно, дело дойдет до принесения присяги новым составом Рады), делает его слабым и неустойчивым образованием. Та легкость, с которой его можно “обнулить”, позволяет говорить о бессмысленности существующей конституционной системы власти. Если Основной закон игнорируется практически в открытую, то зачем, например, Верховной Раде формировать коалиционное правительство? Оно же по определению слабое, поскольку в любой момент может лишиться “источника” своей легитимности.

Апелляция к воле народа также не способствует стабилизации работы законодательного органа власти. Во-первых, Секретариат президента девальвировал само понятие закона до чисто прикладного значения. У нас теперь суды не применяют законодательные нормы, а трактуют их. Во-вторых, как можно говорить о народовластии в системе, селектирующей выбор “суверенного источника власти”? 150 парламентариев вправе, простите за выражение, похерить волю большинства. Подобные иезуитские трюки девальвируют ценность выборов как таковых.

Идем дальше. Наверное, абсолютному большинству разумных людей понятно, что главная цель нынешней досрочной кампании заключается в том, чтобы вытеснить Партию регионов с партнерами в оппозицию и сформировать пропрезидентское большинство в Раде. Если не получится, то будем пробовать переизбирать дальше. Технологические усилия Секретариата в данном направлении можно было бы понять, если бы не один нюанс. О котором, кстати, все прекрасно знают: задача по формированию устойчивого пропрезидентского большинства (или, если хотите, “оранжевого”) не имеет решения. Во-первых, для этого необходимо контролировать, как минимум, 250-270 мандатов. "НУНС" и БЮТ при самых благоприятных вариантах использования административного ресурса лишь подходят к отметке 226 голосов. Во-вторых, суммарный депутатский капитал блока Тимошенко в два раза больше, чем возможный мандатный ресурс пропрезидентского объединения. А заподозрить Юлию Владимировну в желании покорно плыть в политическом фарватере Секретариата президента явно нельзя. Если сверхцель досрочных выборов нельзя реализовать даже теоретически, тогда зачем они нужны вообще?

Опять-таки, если попробовать рассуждать здраво, то Секретариату президента не нужен завершенный избирательный цикл. Им выгодно достичь точки политической нестабильности, которая наступит в момент подсчета голосов. А дальше они планируют развести ситуацию по двум основным сценариям. Первый – удушение новой Рады в зародыше с помощью подконтрольных судов. Это наиболее оптимальный вариант развития событий для СП, поскольку позволяет ликвидировать как парламент, так и двух основных конкурентов – Партию регионов вместе с правительством и Юлию Тимошенко как опасную претендентку на президентский престол. Второй: “подвешивание” нового парламента с помощью провоцирования перманентного кризиса. Сначала заблокировать избрание спикера и руководящих органов ВР. Затем заставить работать законодателей в режиме выполнения “хотелок” Секретариата президента. Я даже не уверен в том, что дело дойдет до формирования парламентского большинства. Раду, если она действительно будет избрана, станут держать в пограничном состоянии. Например, если не примете бюджет на 2008 год в варианте, разработанном СП, то президент распустит парламент. Если не признаете воинов ОУН-УПА ветеранами, то завтра появится указ о досрочном прекращении полномочий ВР шестого созыва. Если подобная "парламентская протоплазма" и есть демократически избранный законодательный орган власти, то тогда Винни-Пух – это вовсе не медведь, а бобер-трансвестит.