Политико-газовая зависимость

На днях в Украине официально стартовала предвыборная кампания. В то же время с российской стороны прозвучали намеки на изменение газовых цен. Сначала об этом заявил депутат Госдумы Сергей Глазьев: он высказал прогноз, что в краткосрочной перспективе "Газпром" будет повышать цены на газ для Украины. Следом за ним представитель "Газпрома" Сергей Куприянов в эфире "Эха Москвы" сообщил, что переговоры по поставкам газа в Украину начнутся осенью и что цены на 2008 год в контракте не зафиксированы. Аналитики полагают, что ход новых газовых торгов не будет зависеть от результата встречи Владимира Путина и Виктора Ющенко, намеченной на 15-20 августа…

Главный вопрос газового ценообразования на 2008 год – будет или не будет стоимость голубого топлива увязана с результатами выборов 30 сентября и форматом созданной после них парламентской коалиции, которая получит право формировать правительство. Мало у кого из аналитиков вызывает сомнение утвердительный ответ на данный вопрос. Проблемы, которые испытало правительство Юрия Еханурова в 2006 году в сфере заключения контрактов на поставки газа, было следствием не только специфического непрофессионализма команды Алексея Ивченко, но и желания Кремля продемонстрировать возможности болевого приема, не применяя его целиком.

В то же время, в 2007 году особых проблем не возникло. Правительство Виктора Януковича получило наиболее благоприятную цену на газ из всех стран, кроме Беларуси. Правда, не стоит забывать, что Беларусь заплатила за право получать голубое топливо на $30 дешевле своим трубопроводом. Не было проблем и с транзитом (во всяком случае, претензий нам никто не предъявлял). И, судя по всему, предъявлять не собирается. Но это вовсе не означает стабильность цен на газ. То, что они повысятся, не вызывает сомнений. Вопрос – насколько? А это уже будет зависеть от целого ряда факторов, только один из которых – политический.

Во-первых, поставщики. На сегодняшний день конечная стоимость газа в Украине складывается из "микста" среднеазиатского, российского и отечественного голубого топлива. Наше – самое дешевое. Его решено направлять исключительно населению. Для промышленных нужд мешают среднеазиатский (41 млрд. кубометров туркменского, 7 узбекского и 8 казахского) и российский. Приблизительная стоимость туркменского газа – $100 за тысячу кубометров. Российского – $230 за тысячу кубометров. Стоимость "входящего" газа на границе Украины с Россией, как известно, $130 за тысячу кубов. Хитрость в том, что российского газа мы берем самую малость – 17 млрд. кубометров. Впрочем, среднеазиатский газ тоже является в какой-то мере российским, так как он предварительно выкуплен "Газпромом" у Туркменистана на 25 лет вперед.

Поэтому фактически Украина зависит от двух факторов: отношений Туркменистана и России и наших отношений с Россией. Прямого контакта у Киева с Ашхабадом нет и быть не может. Как нет и другой трубы для перекачивания голубого топлива из Азии в Европу (включая Украину), кроме российской. Не удивительно, что все попытки нашей власти вести какие-то переговоры и сепаратные от России игры с туркменскими лидерами приводили к одному: подписанию нереальных договоров на поставку газа, о которых забывали, как только их прожектерский характер становился очевиден. Последний ничего не значащий договор пыталась подписать Юлия Тимошенко во время своего недавнего премьерства. В нем шла речь о прямых поставках туркменского газа на период с 2007 по 2026 год, хотя уже в 2005 году было ясно, что газ выкуплен "Газпромом" и он не захочет обеспечить доставку законтрактованных объемов в Украину.

Вырисовывается следующая схема: туркменский газ выкуплен "Газпромом", у "Газпрома" его покупает и смешивать в коктейль "РосУкрЭнерго", перепродавая нам. Конечная цена зависит от стартовой цифры, которую назовет туркменское правительство и наценок посредников – "Газпрома" и "РосУкрЭнерго". Наценки, как и тарифы, плюс схема поставок газа, пропорции смешивания "коктейля" и т.д. являются предметом переговоров украинской и российской сторон. Но стартовая цифра остается за пределами нашего влияния: это зависит от того, как поладят Владимир Путин, Гурбангулы Бердымухаммедов и руководители их газовых корпораций.

Парадоксально, но смерть одиозного Туркменбаши Сапармурата Ниязова оказалась на руку России, а не нам. Для того, чтобы укрепить свои позиции внутри страны и лишить влияния людей из окружения Ниязова, в том числе и путем заключения их на длительные сроки в тюрьму, Бердымухаммедову понадобилась поддержка Кремля. Он ее получил, и теперь будет всю жизнь расплачиваться. Естественно, газом. Т.е., если раньше, до того, как весь туркменский газ был до 2028 г. законтрактован "Газпромом", переговоры украинских делегаций с правительством Туркменстана имели смысл, то теперь у них нет даже формальной составляющий. Ниязов, уже не располагая свободными объемами газа, пытался имитировать независимую от "Газпрома" игру, обнадеживая наших переговорщиков. Бердымухаммедов даже этого делать не будет, чтобы Кремль не заподозрил его в нелояльности. Тем более, что вторым по значимости вопросом для него (после отношений с Россией) является не обеспечение газом Украины, а поставка голубого топлива в Китай.

Недавно Казахстан, Китай и Туркменистан подписали соглашение о строительстве газопровода "Центральная Азия" (через Казахстан). При этом Туркменистан отдал Китаю в разработку газоносную территорию "Багтыярлык", являющуюся составной частью самой перспективной добывающей площадки "Сагкенар". По официальным данным, ресурсные запасы газа на этой территории составляют свыше полутора триллионов кубометров.

Соглашением в то же время оговорено, что в ближайшие 30 лет Туркменистан спроектирует и проложит газопровод "Центральная Азия" для экспорта в Китай 30 млрд. кубометров газа ежегодно. И хотя финансирование преимущественно берет на себя Китай, Ашхабаду тоже придется вложить значительные средства в технико-экономическое обоснование и разного рода исследовательские разработки. Это является дополнительной причиной, по которой цена на туркменский газ в 2008 году может подрасти. Россия в данном случае ничего не теряет – она просто прибавит к новой цифре наценку за транзит и свои услуги, и перепродаст газ "РосУкрЭнерго", который (в случае сохранения присутствия на рынке) распределит энергоресурс уже на уровне "розницы". То же самое сделает и другой посредник, который появится, если "РосУкрЭнерго" будет все же вытеснено с нашего рынка.

Пока такой вариант развития событий вызывает сомнения, но главный соперник "РосУкрЭнерго" – "Итера" – не теряет надежды и не уходит из Украины. Более того, еще недавно в руководстве "Итеры" испытывали пессимизм в связи с тем, что итоги встречи 12 февраля 2007 года между премьер-министром Виктором Януковичем и председателем совета директоров МГК "Итера" Игорем Макаровым, не дали толчка для широкомасштабного развития проектов (даже проект по добыче метана, который обсуждался в качестве главной темы аудиенции, пока отрабатывается только на одной шахте – им. Засядько). Этот пессимизм вылился в решение совета директоров вообще закрыть представительство в Украине. Но с началом избирательной кампании "Итера" оживилась и передумала. Пока можно предположить, что она рассчитывает активнее поучаствовать в рознице, потихоньку выдавливая оттуда, где это удастся, "РосУкрЭнерго". Более того, по слухам, у "Итеры" наладились отношения с руководством "Газэкспортом" – дочерней компанией "Газпрома", которая имеет почти монопольное право на экспорт газа.

В общем, решение "Итеры" не закрывать офис до окончания выборов и формирования нового коалиционного правительства – это первый сигнал о том, что участники газового рынка связывают ситуацию на нем с итогами парламентских выборов.

Вторым таким моментом является заявление представителя "Газпрома" Сергея Куприянова, что приступить к переговорам с Украиной по вопросу о цене газа на 2008 год планирует лишь осенью. С одной стороны, к этому времени, как сказал Куприянов, уже будет видно, как сложится цена на газ в Средней Азии. С другой, мы говорили выше, что новый президент Туркменистана во многом обязан Кремлю, поэтому упорствовать в вопросе цены своего стратегического ресурса он не будет. А это означает, что слова о неопределенности со стоимостью среднеазиатского газа – в значительной мере отговорка, позволяющая "Газпрому" оттянуть начало переговоров с Украиной до окончания избирательной кампании.

Впрочем, у такой позиции "Газпрома" есть еще одна причина: обосновать отказ Владимира Путина обсуждать с Виктором Ющенко глобальные проблемы поставок газа в Украину. Дело в том, что секретариату президента захотелось "повоевать", и на предстоящую встречу в Сочи они готовят Виктору Андреевичу пакет весьма банальных предложений: перейти на поставки российского газа (а не среднеазиатского) и "привязать" стоимость газа к стоимости его транзита. Правда, поднимая вопрос повышения цены на транзит, мы автоматически нарываемся на удар в ответ – повышение цены на транзит газа от месторождений до территории Украины. А Уренгой с Тюменью, как известно, находится от нас на значительно большем расстоянии, чем восточная граница нашей страны от западной. Не случайно украинские переговорщики, неоднократно прибегавшие к тактике увязывания цен на газ и транзит, быстро от нее отказывались. А вариант оплаты транзита газа "натурой" (т.е. голубым топливом) уже не относится к реальным: время, когда это еще можно было обсуждать, безвозвратно прошло.

Поэтому для всех очевидно, что разнообразия путей снабжения Украины газом нет. Переход на прямые контракты с "Газпромом" просто приведет к ситуации, аналогичной белорусской, когда совсем недавно "Газпром" пригрозил с августа сократить Беларуси поставки природного газа на 45%, пока она не выплатит $456,16 млн. долга, образовавшегося после повышения цены на него вдвое (с $46,68 до $100 за тыс. кубометров). Правда, у нас повышение будет посерьезнее – с $130 до $230, не считая всевозможных "накруток".

Так что в интересах Украины, чтобы Виктору Андреевичу банально отказали в дискуссии на газовую тему, оставив ее для будущего правительства. В зависимости от того, кто победит на выборах, цена газа будет колебаться (в сторону повышения или понижения) вокруг цифры $190 за тысячу кубометров. Причем, то, в какую сторону она повернет, напрямую зависит от результата парламентских выборов и коалиционных переговоров.