Отечественный затор у ворот еврорая

Когда весна нынешнего года самым благоприятным образом повлияла на интеллектуальное самочувствие Президента, его IQ стабилизировался и он 16 марта напечатал в Wall Street Journal статью "Реалистический Киев", все немного вздрогнули: что бы это значило? Поскольку по-английски читают не все избиратели, то разъяснять мысли "шефа" бросился замглавы президентского Секретариата Александр Чалый. Оказалось, ничего страшного Ющенко не намыслил, а просто решил в течение 10 лет выйти на полномасштабную имплементацию в Украине так называемых копенгагенских критериев, необходимых для вступления любой страны в Европейский Союз. Более того, г-н Чалый был уверен, что это "вполне реально" и в Украине, потому что Ющенко начинает политику "нового реализма".

Всех сразу попустило. Некоторых даже обрадовало: а че, в Европе оно, знаете ли, неплохо. Однако, как показала последующая практика, Чалый жестоко ошибся.

С того мартовского события прошло почти три месяца, и 13 июня уже сам Ющенко собрал на лужайке журналистов и лично рассказал им о "новом реализме". За первый час пресс-конференции на пленэре Президент смог ответить только на четыре вопроса масс-медийщиков (а их по такому случаю — не каждый день Президент начинает "новую политику" — собралось более 300 человек). И никто ничего не понял: где же "новый реализм" на пути в сладкую Европу? Потому что первые 40 минут встречи Ющенко рассказывал, как он классно договорился со спикером парламента Александром Морозом и премьером Виктором Януковичем провести в сентябре досрочные выборы в Верховную Раду Украины. О ЕС было только сказано, что мы туда стремимся, а значит, там будем.

Получилось, скажем прямо, негусто. И результаты не заставили себя долго ждать. 12 июля сего года Европарламент поддержал предложение предоставить Украине перспективу членства в Европейском Союзе. В ходе голосования по докладу с предложениями Совету ЕС к мандату на переговоры по новому углубленному соглашению (УС) между Украиной и ЕС пункт 5, который говорит о том, что переговоры должны привести к заключению Соглашения об ассоциации, а также положение о возможности обретения членства в ЕС в долгосрочной перспективе дополнены поправкой европейского депутата Элмара Брока — "включить возможность предоставить Украине членство". Г-н Брок внес это предложение с голоса, но за него проголосовали 558 депутатов из 596 присутствующих.

Киев возликовал. Однако, как оказалось, зря. В гуле приветствий нужно было прислушаться к главе миссии Украины при ЕС Роману Шпеку. А он, конечно, высоко оценил проголосованные Европейским парламентом рекомендации с предложением ЕС предоставить Киеву перспективу членства. "Это хороший сигнал в правильное время", — сказал он, добавив, что принятый европарламентариями документ предусматривает предоставление Украине тех "инструментов ускорения экономических, политических и социальных реформ, которые Евросоюз ранее использовал в отношении стран, которые не так давно стали членами ЕС, и которые ранее оставались недоступными для Украины".

Однако Шпек сказал и главное: документ Европарламента носит рекомендательный характер, так как мандат на переговоры с Украиной в отношении нового углубленного соглашения уже сформирован. Это — раз.

Во-вторых, по словам Шпека, в мандате сказано, что название соглашения и перспективу его выполнения стороны будут обсуждать на основе конечного текста документа, и потому "сейчас Украине необходимо приложить максимум усилий, чтобы наполнить проект соглашения. И продемонстрировать, что Украина имеет не только политическую волю, но и реальные возможности для достижения перспективы членства". "Главное не столько восхищаться, а сосредоточиться над его (УС. — Авт.) содержанием в отношении ускорения демократических реформ, создания дееспособных институций, стабильной политической системы, всего того, что может в будущем позволить нам сказать, что Украина соответствует критериям членства в ЕС. Сейчас это в наших руках", — подчеркнул Шпек.

И он оказался прав. Уже в понедельник, 23 июля, в интервью "Франкфуртер альгемайне цайтунг" председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу заявляет, что Украина, как и Турция, не сможет в ближайшем будущем вступить в Евросоюз. Отвечая на вопрос, является ли Украина европейской страной, г-н Баррозу сказал: "Однозначно. Однако ни мы, ни Украина не можем в настоящее время осилить ее вступление в ЕС. Ее ожидает судьба Турции. Мы взяли на себя обязательства вести переговоры с Турцией. Переговоры — это одно дело, вступление — другое. Переговоры с Анкарой будут продолжаться и дальше, но до фактического вступления ей еще далеко".

А все потому, что Украина и ЕС на словах по-прежнему продолжают движение встречными курсами, но вот на практике найти точный пункт встречи никак не могут.

Можно сказать и еще жестче: Европа хоть как-то движется навстречу Украине, даже выдает ей авансы, а вот Украина — как при прежнем "евроинтеграторе №1" Леониде Кучме, так и при его последователе и "сыне" Викторе Ющенко встала на путь евроинтеграции и… прочно там стоит. В самом начале то есть. Европа и Украина по-прежнему играются в "заманухи", но, увы, безрезультатно. Первая подкладывает кусочек сыра: дескать, ну, милая Украина, не лежи, поднимись и возьми. А вторая и усом не шевелит: мол, мы же уже сказали, что хотим в Европу — что вам, хоронякам, еще надо?

И Европа периодически дает задний ход. Или, не видя ответного движения, демонстрирует, что все останется по-прежнему, если Украина не будет ничего делать.

Ярчайший пример такого подхода тоже имеется. Совсем недавно Киев опять радовался евроуспехам: в Люксембурге было подписано очень выгодное для Украины соглашение об упрощении процедуры предоставления украинцам шенгенских виз. А буквально через несколько дней в Киеве под консульским отделом французского посольства участники ансамбля "Дети Украины", которым было отказано в оформлении виз на международный фестиваль в Нормандию, три часа танцевали перед окнами. После чего им визы таки выдали. Аналогичный случай несколько месяцев назад был зафиксирован и под консульским отделом посольства Германии, где пришлось петь детскому хору из Харькова.

Но и это унижение детей — еще не все, что может предложить украинцам "просвещенная Европа". Буквально на следующий день после упомянутого положительного голосования в Европарламенте об интеграционных перспективах Украины, 13 июля сего года, евродепутат от Румынии Адина-Иоанна Валеан в Страсбурге призвала коллег, Еврокомиссию и Совет ЕС не ратифицировать "визовое соглашение". До тех пор, пока Украина не отменит визовый режим с Румынией и Болгарией. Мол, ранее Украина отменила визовый режим для всех стран ЕС, а мы чем хуже?

Но, с другой стороны, и обвинять европейцев в том, что они по-всякому гнобят украинцев, вряд ли стоит. Конечно, консульские работники из Франции и Германии могли бы явить "варварам" примеры европейского "цивилизованного" подхода к гражданам, которыми они так гордятся и постоянно тычут в лицо украинцам, а не заставлять детей унижаться. Конечно, "визовое соглашение" еще не вступило в силу, и требовать его безусловного выполнения еще рано. Но Украина — и только Украина! — виновата в том, что не может защитить своих граждан от унижений. И не отвечает адекватно на такие вот выпады румынских евродепутаток.

Да, проситель всегда находится в униженном положении и зависит от того, у кого он просит. Но не любой же ценой надо вымаливать пропуск в еврорай!

Однако есть еще одна сторона этой ситуации. Проситель еще более унижен, если он еще и не совсем достоин того, о чем просит, но пытается в чужой монастырь проникнуть со своим уставом. Украина, к сожалению, находится именно в таком положении…

Возьмем, к примеру, уже упомянутые копенгагенские критерии. В 1993 году на заседании Европейского совета в Копенгагене было принято принципиальное решение о том, что страны при наличии волеизъявления с их стороны должны соответствовать в своем развитии четким условиям. Звучит это приблизительно так: членом ЕС имеет право стать любое европейское государство, соблюдающее демократические принципы общественного строя: "принципы свободы, демократии, уважения прав человека и основных свобод, а также принцип правового государства" (ст. 6, ст. 49 договора о Европейском Союзе). Для вступления в ЕС страна-заявитель должна выполнить экономические и политические условия, в соответствии с которыми она обязана:

— обеспечить стабильность институтов, гарантирующих демократию, права человека, верховенство закона и защиту меньшинств;

— обладать работающей рыночной экономикой, а также способностью справляться с давлением конкуренции и рынка в рамках Союза;

— принять общие правила, стандарты и политику, составляющие основу законодательства ЕС, включая приверженность целям политического, экономического и валютного союза.

Позже к этим критериям был добавлен еще один: существование юридических и административных структур, способствующих принятию и внедрению европейского права.

Все, кто хотел, эти критерии "освоили", и за последние годы ЕС расширился с 15 до 27 стран-членов. Ну вот и давайте скажем честно: есть ли это все в Украине? Даже не так: работает ли все это в Украине так, чтобы могло: а) соответствовать европейским представлениям; б) обеспечивать — это главное! — жизнь граждан Украины по европейским меркам?

Увы, увы, и еще раз увы. Ситуация почти бытовая: наличие пылесоса в квартире не гарантирует отсутствия пыли в ней. Так и в Украине: все вроде бы и есть, но вот оно или не работает вовсе, или работает из рук вон плохо.

Более-менее уверенно можно говорить разве что о победе рыночных отношений в экономике, которая осваивает правила свободной конкуренции и частной инициативы. Но делает это нередко вопреки усилиям государства, а не благодаря его мудрой политике. А высочайший уровень государственной и межличностной коррупции, беззаконие в отношении собственников, невозможность защитить свои права в судах, которые вместо защиты поощряют рейдерство и прочие реприватизационные процессы, чиновничий беспредел сводят на нет многие рыночные достижения.

Преданность же упомянутым "общим правилам, стандартам и политике, составляющим основу законодательства ЕС", имеет место быть только на словах. От чиновников нельзя даже узнать точную цифру украинских законов, адаптированных к европейскому законодательству, не то что выяснить процент их применения на практике.

Точно так же обстоят дела и со "стабильными институтами, гарантирующими демократию, права человека, верховенство закона и защиту меньшинств", и с "юридическими и административными структурами, способствующими принятию и внедрению европейского права". Они вроде бы и есть, но в действительности их нет, потому что они или не работают вообще, или работают совсем плохо.

Да что там говорить, если в стране уже несколько месяцев не могут полноценно работать парламент страны и Конституционный суд только потому, что у Президента Ющенко "случилась" некая "политика нового реализма". И он по этому поводу решил не только переформатировать по своему усмотрению расклад политических сил, но и изменить Конституцию страны в свою пользу незаконными и неконституционными методами...

…Европейцы изо всех сил стараются этого не замечать, ссылаясь на "трудности роста молодой демократии". Но может так случиться, что им просто не с кем будет говорить о евроинтеграции, если власть в Украине потеряет все признаки демократичности и легитимности. В этом-то и вся проблема…