Законодательное животнолюбие

“Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало” – так можно назвать занятие, которое придумали себе парламент и президент три года назад. Второй созыв подряд депутаты принимают, президент ветирует, они снова принимают с его замечаниями, он подписывает, они вносят изменения и ломают копья вокруг формулировок закона о защите животных от жестокого обращения. Все это происходит на фоне безнаказанного рейдерства, регулярных убийств провинциальных бизнесменов, разваленной правоохранительной системы и продажных судов.

В то время, когда ситуация в стране столь непроста, вести дискуссию на высшем государственном уровне о том, сколько питомцев можно держать дома – три или больше, и считать ли животными насекомых, выглядит несколько глупо. Хотя…

Первый вариант закона "О защите животных от жестокого обращения" был внесен в Верховную Раду 26 февраля 2003 г. Он дважды ветировался президентами Леонидом Кучмой и Виктором Ющенко. Последнее вето на него наложил Ющенко 21 февраля этого года. В этот же день народные депутаты приняли закон с замечаниями президента, чтобы не передавать "эстафету" следующему составу парламента.

С точки зрения здравого смысла, борьба вокруг такого нестратегического вопроса кажется абсурдной. Понятно, что животных надо защищать. Но в стране есть проблемы и поважнее. Но если вчитаться в тексты документов, которые вносились в парламент и дополнялись президентами, выходит, что все не так-то просто. Каждая новая норма, "стандартизирующая" отношение к домашним любимцам, либо противоречила уже действующему законодательству, либо создавала проблемы для органов местного самоуправления, либо требовала дополнительного финансирования, либо не учитывала пожелания лоббистов.

Вы спросите, какой тут лоббизм? Отвечаю: самый обыкновенный. Например, в одном из вето Виктор Ющенко попросил внести уточнения, кого именно можно считать животными. Относятся ли к таковым, например, насекомые? И вопрос, я вам скажу, нешуточный, поскольку закон содержит понятия о штрафах за жестокое обращение с животными, на его основе можно обратиться в суд и "задолбать" кого хочешь судебными исками (было бы желание и юридический опыт), и крайне важно знать – относятся пчелы к животным или нет. Если обидеть пчелу, и она не "снесет" меда, можно ли это расценивать как материальный ущерб собственнику?

Но тут же возникает проблема. Если в животные записать насекомых и распространить на них действие закона, как это отразится на проблеме уничтожения тараканов, не говоря уже о мышах?

Этот маленький пример я привожу для того, чтобы глубина и накал дискуссии вокруг отдельных норм законопроекта стали понятны широкому кругу читателей. Депутаты, легко справлявшиеся с тяжелейшими вопросами налогообложения, гражданского права и международной политики, оказались в положении неудачливых "пользователей" кубика Рубика, которым никак не удавалось сложить текст так, чтобы одно положение проекта не создавало проблемы для всего закона.

Скажем, как относиться к предложению запретить содержание в квартире или доме больше трех питомцев. Во-первых, это противоречит положению Гражданского кодекса о том, что "состав, количество и стоимость имущества, которое может быть в собственности физических и юридических лиц, не ограничивается, за исключением размеров земельного участка и вещей, изъятых из оборота". Но, во-вторых, если в аквариуме живут 40 рыбок – это никому не мешает, а 30 кошек в однокомнатной квартире создают невыносимые условия и запах для окружающих. И с этим "перебором" нужно как-то бороться.

Меня лично данное предложение закона беспокоило основательно, поскольку из четырех моих питомцев – пары влюбленных попугаев-какариков, носатой водоплавающей черепахи (трионикс) и полутораметрового вьетнамского полоза в террариуме – кто-то должен был попасть "под сокращение". Хотя никому, даже мне, этот квартет не мешает: полоз и черепаха вообще немые, а попугаи орут тихо и лишь когда их клювы не заняты едой, поцелуями или обдиранием обоев на стене, до которой они могут дотянуться из клетки. Но, к счастью, норму о "тройственном ограничении", если не ошибаюсь, в итоге исключили.

В одном из проектов (а их было много, с разными авторами и в разные годы) предлагалось ввести обязательную регистрацию животных в течение 5 дней после покупки и перерегистрацию каждый год в ветеринарной службе. Кроме того, в законе содержалась даже квартплата за животных. В итоге это положение убрали или кардинально "реформировали", но оно тоже было причиной вето. С одной стороны, вроде бы надо регистрировать и учитывать зверье, с другой – по какому закону и где я могу зарегистрировать своего полоза? Нужно ли ему делать прививку от бешенства? Считается ли "выгулом без намордника" побег Шнура через балкон к соседям за их аппетитной кошкой, если в итоге он кошку жрать не стал, а улегся в соседский валенок и сладко спал, пока его не нашла старушка-инфарктница?

К слову, приведение в соответствие с законом "О защите животных от жестокого обращения" Уголовного кодекса и Кодекса об административных правонарушениях также повергло меня в тяжкие раздумья. Дело в том, что украинское законодательство уже давно содержит нормы, которые направлены на защиту животных от жестокого обращения. Они закреплены в отдельных законодательных актах, а именно: Уголовном кодексе Украины, Кодексе Украины об административных правонарушениях, законах Украины "О животном мире", "О ветеринарной медицине" и др. Установлена уголовная ответственность за издевательство над позвоночными животными (ст. 299 Уголовного кодекса Украины), а также административная ответственность за нарушение правил содержания собак и котов (ст. 154 Кодекса Украины об административных правонарушениях). Но в соответствии с международными нормами предусмотренные там наказания достаточно либеральны.

Поэтому предлагалось (и, по-моему, даже принято) внести изменения в ст. 299 УК, расширяя перечень отягчающих обстоятельств и увеличить размер штрафа за нарушение статьи до 300 необлагаемых минимумов доходов граждан, на тот момент – 5100 грн. А статья УК излагалась следующим, весьма неоднозначным образом: "Издевательство над животными, которые относятся к позвоночным, совершенное с применением жестоких методов или по хулиганским мотивам, либо их убийство, а также натравливание животных друг на друга, совершенное по хулиганским или корыстным мотивам, совершенное в присутствии малолетнего; или совершенное должностным лицом с использованием служебного положения; либо по предварительному сговору группой лиц, – караются штрафом до трехсот необлагаемых минимумов доходов граждан или ограничением свободы сроком до двух лет".

Нерасшифрованный пассаж о натравливании животных друг на друга явно адресовался организаторам собачьих боев, но его теоретически можно применить и ко мне, потому, что змеи вообще и полозы в частности едят только живой корм. Поэтому с точки зрения уголовного права, скармливая Шнуру мышей, хомяков и крыс (по две штучки в месяц), я произвожу стравливание между животными и могу получить два года тюрьмы. Притом, что в природе змеи совершенно безнаказанно жрут тех же самых хомячков и не несут за это никакой ответственности. И, опять же, если не давать полозу мышку он рано или поздно окочурится, и это тоже будет жестоким обращением со змеей.

В общем, вопрос законодательного оформления гуманного обращения с домашними любимцами оказался невероятно трудными делом. И только в марте этого года (т.е. спустя три года после подачи в парламент первого варианта) он был подписан главой государства.

Впрочем, как оказалось, даже этот вариант, выдержавший столько исправлений и дополнений, а также вето президента, не идеален. И сегодня парламентарии рассматривали (правда, безрезультатно) очередные изменения и дополнения в него. В обсуждении приняли участие в основном "нашеукраинцы" и "бютовцы". "Нашеукраинец" Борис Беспалый, как бывший инструктор служебного собаководства (по его словам), высказал обеспокоенность тем, что "на улице часто идет хозяин и собака повышенной агрессивности, и оба без намордников". А представитель БЮТ Ольга Боднар выразила консолидированное (по словам Николая Томенко) мнение фракции, что животные даны нам свыше, но из закона этого не видно. В результате проект отправили на доработку, чтобы вернуться к нему еще раз и всласть договорить о правовом оформлении животнолюбия.

В принципе, ни я, ни мои питомцы концептуально не имеют ничего против подобного законодательного обеспечения их жизнедеятельности. Вопрос в том, стоит ли шкурка выделки, и не тратит ли аппарат парламента и Секретариат президента время, оплаченное налогоплательщиками, на правовые акты, которые никто не будет выполнять. Такие законы – "забавка" для парламентов благополучных стран, у которых нет других проблем, кроме стерилизации бездомных собак. Вот там общественное мнение готово к тому, чтобы ограничить животных от жестокого обращения и создать им "человеческие" условия жизни. У нас пока не все люди могут позволить себе такой же сытный обед, как домашняя кошка или сторожевая собака.