Теория большого прорыва

Десятилетие Национальной атомной энергогенерирущей компании «Энергоатом» – повод вспомнить о том, что Украина занимает восьмое место в мире и пятое в Европе по количеству ядерных реакторов и их совокупной мощности. Мирный атом для нас является одним из столпов, на котором держится страна. И вполне может стать одним из внутренних резервов, который способен дать ей мощное ускорение в развитии.

Украинская атомная энергетика родилась в 1977 году вместе с Чернобыльской АЭС. Но, к сожалению, печальная судьба станции на долгие годы сформировала устойчиво негативное отношение к атомной теме. Быть может, такое отношение – совокупность причин технологического и финансового характера, но по сей день Украина, имеющая одно из крупнейших в мире месторождений урана, не имеет полного ядерного цикла.

Стратегическая отрасль зависима от российских технологий обогащения топлива и российских же хранилищ для ядерных отходов. Причем зависима пока абсолютно: все атомные станции Украины работают на топливе российского производства, поставляемом корпорацией «ТВЭЛ». Правда, вместе с 73 энергетическими и 30 исследовательскими реакторами в 13 странах мира, которые тоже обслуживают россияне.

Все принятые в годы независимости проекты, как, например, Комплексная программа создания ядерно-топливного цикла от 1995 г., Национальная энергетическая программа от 1996 г. или Комплексная программа «Ядерное топливо» от 2001 г., никаких существенных изменений в бытие отрасли не внесли. На это всегда не хватало денег. Более того, вспомните, с каким надрывом достраивались энергоблоки на Хмельницкой и Ривненской АЭС, заложенные еще в начале 80-х, и к моменту наложения моратория на строительство новых АЭС имевшие степень готовности на уровне 95%.

В результате восьмилетних переговоров между Украиной, Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР) и «Евроатомом», в июле 2004 года Совет директоров Европейского банка наконец принял решение предоставить «Энергоатому» кредит под государственные гарантии. Однако объем финансирования был снижен с полутора миллиардов до $125 млн. в связи с тем, что к тому времени ХАЭС-2 и РАЭС-4 были уже практически достроены – на собственные деньги Украины.

Но, на что обращал тогда внимание правительства народный депутат Андрей Деркач, по состоянию на 30 июня 2004 года из 76 мероприятий Программы модернизации энергоблоков, которые должны быть выполнены до пуска энергоблоков, на ХАЭС-2 выполнены 54, а из 75 мероприятий на РАЭС-4 – только 38. Государственный комитет ядерного регулирования Украины, в свою очередь, заявлял, что уровень безопасности действующих энергоблоков атомных электростанций является достаточным.

Тем не менее, тема проведения мероприятий по повышению безопасности достроенных энергоблоков осталась актуальной. И «Энергоатом», который теперь Андрей Деркач возглавил, намерен до конца года получить первый транш из $60 млн., обещанных ЕБРР и Еврокомиссией на эти мероприятия. Как сообщил «Киевскому Телеграфу» заместитель исполнительного директора по проектам и развитию НАЭК «Энергоатом» Геннадий Сазонов, речь, в первую очередь, идет о разнице между проектными нормами 70-х годов, по которым строились станции в Хмельницком и Ривном, и современными нормами, сложившимися за последние тридцать лет.

«Наука и техника идет вперед, нормативная база совершенствуется, появилась необходимость внедрить программу повышения безопасности, – говорит Сазонов. – В июле этого года мы выполнили все условия, чтобы кредитные соглашения вступили в силу. Но все это время мы не стояли на месте, а продолжали реализовывать мероприятия по повышению безопасности за свои деньги».

По словам Сазонова, все необходимые мероприятия, которых на новые энергоблоки ХАЭС и РАЭС приходится по 80, завершатся 2008 году. «В результате мы выполним все рекомендации международных структур, в частности, МАГАТЭ, и поднимем вероятностные показатели безопасности до их нормативных требований», – заключил он.

Но это энергоблоки второго поколения, а нам нужно думать о будущем. А в будущем (до 2030 года), что подтвердил в приветственном послании по случаю 10-летия «Энергоатома» премьер-министр Виктор Янукович, предполагается увеличить сектор атомной энергетики вдвое. Логично предположить, что ставка должна быть сделана на более прогрессивные, «быстрые» реакторы, способные использовать 50-70% топлива, в отличие от тепловых, использующих лишь полпроцента.

Более того, система получается такой, что реакторы нового поколения не только потребляют отработанное топливо старых тепловых реакторов, но еще и воспроизводят его для них. И строительство реакторов на быстрых нейтронах при собственных урановых рудниках в перспективе обеспечит практически неограниченную топливную базу для атомной энергетики. Это особенно актуально не только в свете возможности продавать электроэнергию, но и в связи с проблемой захоронения ядерных отходов. Но об этом чуть позже.

К вопросам безопасности украинских АЭС и, конечно, будущего можно добавить тему программного обеспечения, основу эффективной работы. По словам директора Харьковского НИИ комплексной автоматизации Александра Горелика, работа по замене автоматизированных систем управления на АЭС на более прогрессивные началась лишь в 2000 году. Работа дорогая и трудоемкая. Но и сейчас на всех блоках-«миллионниках» (водо-водяной реактор электрической мощностью в тысячу МВт) действуют системы, разработанные в 1984 году.

«Мы разработали первую очень большую интеллектуальную систему, по тем временам уникальную. Она могла контролировать до 25-30 тысяч объемов информации: температуру, давление, расходы, положение задвижек и т.д. и рассчитывала на этой основе до 50 тысяч параметров, – рассказал «КТ» Александр Горелик. – И старая система до сих пор не дала ни одного отказа функций и систем. Тогда были не сети, а радиальные связи. Если первая связь отказывала, этот факт диагностировался и автоматически система переходила на вторую связь. Точно так же сбор информации, есть концентратор, который собирает информацию. Ее важно не потерять, и принцип тут тот же, с поддержкой памяти, восстановлением, диагностикой программ».

Но с тех пор многое в мире изменилось, он наполнен разнообразными технологическими разработками, прогрессивными операционными системами, техника имеет совершенно иные возможности. И задача украинских ученых – адаптировать эти системы к нуждам атомной энергетики, проанализировать их и гарантировать устойчивость, чтобы ничего не «зависло». По словам Горелика, одной из операционных систем, на базе которых работают отечественные специалисты, является Linux.

И вот здесь для нас тоже открываются определенные перспективы. До сих пор операционная система Linux находится в свободном доступе, и компания-разработчик не возражает против того, чтобы на базе доступного ядра создавали дистрибутивы, улучшенные версии, которые можно продавать.

Как утверждают эксперты, Linux гораздо устойчивее и профессиональнее Windows, эта система поддерживает многозадачные операции (почему и была избрана для АЭС) и, если ее стабилизировать, может составить серьезную конкуренцию Биллу Гейтсу, ориентирующемуся на примитивного пользователя. На ОС Linux переходит Китай, госучреждения европейских стран, не желающие платить за очень дорогие лицензионные копии Windows, на базе этой системы разрабатывают свою технику Nokia и Sony-Ericsson. Своя, украинская версия “операционки”, живой рекламой которой является наша атомная энергетика, вполне может стать началом создания в Украине мощного интеллектуального центра по разработке программного обеспечения.

Но вернемся к проблеме топлива и отходов его переработки. Цена на него возрастает и, насколько нам известно, проблема диверсификации источников поставок не решена. Более того, россияне топливо усовершенствовали (естественно, с удорожанием), и мы стали первой страной, закупившей новую версию. Отработанные кассеты вывозятся, как мы уже сказали, тоже в Россию. Как заявил однажды президент Ющенко, за эту операцию ежегодно Украина платит $60-80 млн. (есть цифры и побольше). Притом все это лишь временная мера.

Необходимость сооружения собственного централизованного хранилища отработанного ядерного топлива (СХОЯТ) для трех действующих АЭС – Хмельницкой, Ривненской и Южно-Украинской – назрела и более откладывать ее нельзя. Собственно говоря, на уровне разработки проекта ее и не откладывают. По словам Геннадия Сазонова, работа по технико-экономическому обоснованию закончена. Исходные данные для разработки проекта, как известно, предоставила американская компания Holtec International.

Теперь необходимо довести до конца всю процедуру, которая предусмотрена законами, в свое время разработанными Деркачем. Согласно процедуре, решение о строительстве такого рода объектов принимает Верховная Рада. Но до этого момента необходимо подготовить упомянутое техническое обоснование, провести ее госэкспертизу, утвердить ее, провести работы с общественным мнением в соответствии с законом (включая местный референдум) и т.д.

Относительно общественности имеются определенного рода сомнения, однако в этой связи стоит вспомнить, что в 1998 году за достройку энергоблоков на ХАЭС и РАЭС высказывались только 9% граждан. И хотя даже во время парламентских выборов тема «превращения Украины в ядерный могильник» очень активно эксплуатировалась, нефтегазовый вопрос, от которого зависит не только температура батарей в квартирах этой зимой, но и судьба украинской промышленности в целом, обострился настолько, что сущность его понимают даже грудные дети.

Геннадий Сазонов тоже больших проблем не видит. «Когда будут все составляющие, мы выйдем на Верховную Раду с просьбой принять закон. Говорить, что все договоренности со сменой руководства компании изменятся, нельзя. Holtec законно и официально выиграл конкурс, с ними заключен контракт. Первая его часть – это проект, а когда будет принят закон о строительстве, вступит в силу вторая часть, где они будут выступать подрядчиком», – говорит он.

Пока же, как заявил «КТ» первый вице-президент «Энергоатома» Юрий Коврижкин, НАЭК активно наращивает объемы вывозимых отходов. «На следующий год мы планируем максимальный объем вывоза, по пять рейсов в Россию, пока держится сравнительно низкая цена, – сказал он. – Но вообще, в компании разработана программа минимизации вывоза до конца 2010 года».

Если СХОЯТ не построят, то «Энергоатом» будет вынужден создавать три локальных хранилища непосредственно на АЭС, как это уже сделано на Запорожской станции. Но, в 2012 году оканчивается контракт с Россией на хранение и переработку отходов, и их начнут возвращать. И ведь Россия не перерабатывает значительную часть того, что можно переработать, определяясь с собственной концепцией ядерного цикла. Россияне, имеющие 40% мировых обогатительных мощностей, в первую очередь думают о себе.

Видимо, тем же самым стоит заняться и украинцам. И, ввиду того, что СХОЯТ строить надо, нужно создать и полный ядерный цикл, включающий производство свежего топлива. По мнению Коврижкина, обогащение урана – сложный и дорогой процесс, который, к тому же, контролируется МАГАТЭ. Однако обогащать можно. Это, кстати, убедительно доказала Бразилия и доказывает Иран.

«Иранский народ никогда не испугается угроз и со всей мощью продолжит двигаться по своему пути», – заявил иранский президент Махмуд Ахмадинежад, имея в виду мирный атом. И вот уже Россия подтверждает предложение создать совместное с Ираном предприятие по обогащению и переработке урана на российской территории. Украина, к счастью, не Иран, и вряд ли кто-то всерьез решит заподозрить в нехорошем страну, добровольно отказавшуюся от стратегического ядерного оружия.

После Чернобыльской катастрофы мировая атомная энергетика наработала более 5000 реакторо-лет без крупных аварий, подтвердив таким образом, что безопасность атомной энергетики приемлема для ее использования. По прогнозам, к 2050 году мощности АЭС в мире вырастут в четыре раза. Дав стимул своей науке в разработке нового ядерного топлива (и собственном развитии), используя новые технологии (и не только компьютерные, но технологии использования угольных месторождений, энергосбережения) и продавая их, развивая тепло- и гидроэнергетику, экспортируя энергию, загрузив заказами машиностроительную отрасль, мы способны совершить рывок в своем развитии.

Речь ведь идет не просто о деньгах, но об уникальных инструментах и оборудовании, включая робототехнику и дистанционные манипуляторы, контейнерах и транспортерах, хранилища и могильники. Это жестокое соблюдение технологий и регламентов, это безукоризненная организация производства, это работа, в которой невозможны ни халтура, ни воровство. Атомная энергетика – это грамотные, дисциплинированные и честные люди, которых очень не хватает стране. Они не могут быть иными в условиях, когда одна ошибка влечет за собой катастрофические последствия. Все это в определенной степени теория. Но она вполне может стать реальностью. И в первую очередь эта реальность зависит от воли тех, кто руководит «Энергоатомом».

54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам