Оробец: жизнь и смерть

Смерть народного депутата – событие всегда неординарное, особенно, если она связана с ДТП. Полемика вокруг обстоятельств гибели главного оборонщика Валерия Малеева, лидера НРУ Вячеслава Чорновила, известных депутатов Александра Емца и Анатолия Ермака оставляет ряд вопросов, на которые не всегда можно дать ответы. С Юрием Оробцом тоже все непросто. Тормозил он или не тормозил? Подрезали его или нет? Эти моменты сейчас выясняют специалисты. А друзья погибшего говорят, что от них ушел порядочный и честный человек, с которым было легко работать и приятно общаться…

В официальной биографии Юрия Оробца не сказано, когда и как он пришел в политику. Но люди, знавшие его много лет, рассказывают, что начинал сотрудник института аэродинамики в секретариате НРУ, еще в то время, когда Рух был не партией, а общественной организацией. Привел скромного "науковця" из Ивано-Франковска в обитель национальной оппозиции его близкий друг Сергей Одарыч. На то время – председатель секретариата Руха. Это было в 1989-90 гг., во время, когда оппозиция выходила из подполья и начала готовиться к открытым выборам. Опыта ведения политической кампании никто из руховцев не имел, и Оробец одним из первых предложил позаимствовать иностранную практику. Вместе с Одаричем они переводили западные пособия, изучали "технологические приемы", а затем рассказывали об этом на специальных тренингах представителям из регионов. Пособия избирательных кампаний под общим девизом "Путь в победе" издавала созданная Оробцом и Одаричем при Рухе организация с названием, похожим на нечто вроде "Украинская перспектива". После второго съезда Руха, когда руководителем секретариата был назначен Виктор Бурлаков, их организация некоторое время просуществовала в новых "кадровых реалиях". Но когда в 1993 году Одарич был исключен из Руха, Оробец ушел с ним, несмотря на политически выгодные предложения остаться.

В этом поступке не было ни предательства, ни обиды. Из политической структуры ушел его близкий товарищ, и Юрий, не раздумывая, пошел за ним. Дружба для него была выше политики. И так оставалось всегда. Он создал новый проект тренингового центра, назвав его "Демократичні ініціативи". Связи с европейскими политиками и технологами, наработанные в процессе поиска и перевода учебной литературы, позволили ему еще в 1992 году пройти правовую и политологическую практику в Бундестаге. Год спустя он побывал в польском Сейме и Сенате с Конгрессом США.

В 1994 году Юрий Николаевич на практике доказал правильность тех методик, которым он обучал "слушателей" своего центра. С первой попытки, в первом туре, с минимальными затратами он победил на выборах в своем оболонском округе (где тогда жил). Уже в то время технология личного контакта кандидата с избирателями, использованная Оробцом, стала своеобразной легендой. Есть информация, которую подтверждают его знакомые, что Оробец лично обошел ВСЕ (!) квартиры в своем округе и поговорил практически с каждым избирателем. То есть его победа была заслуженной и "заработанной".

В 1998 году Оробца в парламент просто не пустили. На его 221-м округе результаты голосования отменяли трижды. В этом плане Юрий Николаевич шутил, что стал уже рекордсменом по "отмененным победам" и может претендовать на место в книге рекордов Гиннеса. Первый раз, насколько мне помнится, согласно протоколу окружной избирательной комиссии, Юрий Оробец одержал победу над Николаем Славовым – президентом "Укрречфлота". Последний набрал на три тысячи голосов меньше. Люди, работавшие тогда в штабе Оробца, утверждают, что выборы прошли честно. Команда Славова, напротив, до сих пор уверена, что имели место фальсификации. Главная претензия ЦИК к победителю заключалась в том, что бюллетени изготовила частная типография (а должна государственная!), что охрана бюллетеней не была обеспечена на надлежащем уровне (из-за чего на многих участках в процессе подсчета голосов обнаружились несколько тысяч "лишних" бюллетеней!), и что в день голосования – 29 марта – по заказу окружной избирательной комиссии было изготовлено несколько тысяч дополнительных бюллетеней (что подтвердил председатель окружкома).

Люди Оробца говорят, что махинации с бюллетенями были придуманы заранее, поскольку другого способа опровергнуть бесспорную победу их кандидата не было. Следующим соперником Оробца был бизнесмен от зеленых Андрей Алешин. Он уступил 2 тыс. голосов. Но окружная избирательная комиссия №221 снова признала выборы недействительными из-за большого количества "левых бюллетеней". История повторилась. Материалы ушли в Генпрокуратуру. Оробец и Одарич, который был его доверенным лицом, собирались в гражданском порядке обратиться в суд с иском о возмещении расходов с лиц, виновных в фальсификации выборов, поскольку на выборы, проводившиеся трижды, было израсходовано 800 тыс. грн.

В то время Одарич и Оробец входили в общественную организацию "Мы", которая резко критиковала Леонида Кучму, но не имела политического успеха из-за прибившейся к ней "компании друзей" Головатого. Некоторое время оппозиционеры издавали газету и проводили публичные акции, потом основали консалтинговую компанию "Абакус" и продолжили заниматься консультированием в разных сферах, в том числе и избирательных технологий.

В то время как его друзья занимались собственной раскруткой и метались по партиям (Одарич прибился к "Яблоку"), Оробец корпел над научными трудами, консультировал, много читал, изредка выезжал за границу и сидел на диете, чтобы скинуть полтора десятка килограммов лишнего веса. Его нередко можно было встретить в метро или автобусе на Оболони: личной машины у него тогда то ли не было, то ли он ею не пользовался.

В 2002 году Юрий Николаевич, похудевший и повеселевший, наконец-то стал депутатом по своему же округу как самовыдвиженец и вошел в состав "Нашей Украины". О нем отзывались как о рабочей лошадке, честной и неприхотливой. На Оробца можно было положиться во всех предвыборных мероприятиях. Он безотказно отправлялся туда, где трудно, и не отлынивал от самой "нагружающей" полевой работы. В 2004 году его "бросают" на Мукачевские выборы, где он "зарабатывает" сотрясение мозга и синяк в пол-лица. Позднее Оробец говорил, что только один человек наказан за его избиение в закарпатском селе Грушево. Остальные смылись в Россию. К слову, через некоторое время Оробец узнал своих обидчиков по фотографиям, которые закарпатские милиционеры опубликовали после задержания банды Чалого на стадионе "Авангард". Но чем закончилось опознание в процессуальном плане, неизвестно.

В 2004 году Оробец – снова на передовой избирательного фронта. Добывал доказательства фальсификации против "оранжевых", стоял на митингах, искал антиющенковские листовки на складах. И в список "Нашей Украины" на выборах 2006 года его включили как человека, на которого можно положиться при любых раскладах.

В то же время его друг Сергей Одарич "промахнулся", отказавшись войти в список Тимошенко под номером, кажется, 106. Он ошибочно полагал, что это непроходная позиция. И подался в городские головы Черкасс от БЮТ, вступив в сложную схватку с крупным местным бизнесменом, экс-депутатом Борисом Райковым, близким к Богдану Губскому. Затем влез в еще более серьезную склоку с кумом бывшего городского головы Владимира Олийныка Владимиром Косминой, которого также поддержал Губский. Короче говоря, оставшись без партийной поддержки в условиях сорванных выборов, Одарич использовал свой последний шанс – создание следственной комиссии парламента во главе с Оробцом. Увы, докладывать на сессии, чтобы поддержать друга, Юрий Николаевич уже не сможет.

Купленная им недавно "Тойота-Камри" по непонятным причинам вышла из-под контроля и врезалась в биг-борд на дороге между станциями метро "Оболонь" и "Петровка". По одним данным, Оробца подрезала большая машина. По другим, он оказался жертвой "американизированного варианта" японской машины, которую почему-то в последнее время приобрели многие депутаты (похоже, кто-то предложил им серьезную скидку). Дело в том, что у этой "разновидности" "Камри" спидометр показывает не километры, а мили, поэтому народные избранники, периодически упуская из виду данное обстоятельство, едут с очень высокой скоростью, считая, будто она небольшая. К слову, недавно в аналогичной ситуации на такой же машине едва не разбился депутат от "Регионов" на Одесской трассе. Тоже мили с километрами перепутал. Наконец, не исключено, что Оробцу стало плохо за рулем, поскольку он страдал сердечно-сосудистыми заболеваниями, и он не успел затормозить. И одной из версий, которые рассматривает следствие, является сердечный приступ.

Как уже сообщалось, следов торможения не выявлено, а рассчитанные на фронтальное столкновение 4 подушки безопасности жизнь депутату не спасли. При этом эксперты говорят, что даже при торможении следы не всегда остаются. Вопрос в том, как тормозить. Пока отпало лишь одно подозрение – на неисправные тормоза. Гаишники говорят, что они, похоже, были в порядке…