Нетипичный коммунист

Коммунисты бывают разные. Звучит несколько банально, тем не менее факт, как говорится, налицо. В основном это люди солидного, если не сказать преклонного возраста, которые помнят направляющую и руководящую роль КПСС времен Советского Союза. Однако Александр Голуб не вписывается в данный стереотип. Молод, по-хорошему агрессивен и раскован. Хорошая подрастает смена руководству КПУ. Глядя на него, никогда не скажешь, что он коммунист. И это хорошо. Работа в следственной парламентской комиссии Андрея Деркача — как раз для него. Он не стесняется в оценках и прогнозах, которые, как правило, сбываются.

Александр Владимирович, "Наша Украина" заявила о переходе в оппозицию. Вы ожидали подобного развития событий?

— Я никогда не верил в возможность создания широкой коалиции. По крайней мере, в том виде, в каком это представляла себе "Наша Украина". На мой взгляд, "нашеукраинцы" в данной ситуации захотели и рыбку съесть, и… косточки обглодать. Но реальное положение дел и возможности "НУ" совершенно не соответствуют их аппетиту. Я считаю, что ни у одной из трех политических сил, представленных сегодня в коалиции, нет серьезной заинтересованности в присоединении "Нашей Украины". С коммунистами все понятно. "Регионалы", конечно же, хотели бы укрепить позиции своего лидера и договориться без скандалов с Президентом. Однако это можно сделать и без вступления "НУ" в состав коалиции. Социалистам, возможно, стало бы легче, если бы к антикризисному объединению присоединились "нашеукраинцы". Но, по-моему, моральными соображениями подобный интерес и исчерпывается.

В образовании широкой коалиции в первую очередь была заинтересована "Наша Украина". Почему? Во-первых, чтобы оттянуть агонию данного политического проекта. Во-вторых, продемонстрировать, что Президент еще не утратил рычагов влияния на правительство и парламент. В-третьих, половина представителей "НУ" пришли в Верховную Раду ради сохранения и развития своего бизнеса. Они, как минимум, хотят получить от власти гарантии неприкосновенности своего дела. А как максимум — использовать власть для развития бизнеса. Часть "нашеукраинцев", которые причастны к махинациям "любих друзів" на уровне "Нефтегаза", "Укрзалізниці" и других компаний, полагают, что вхождение в широкую коалицию предоставит им некие преференции или защиту от уголовных преследований. Именно данные интересы и являлись базовыми для "Нашей Украины" при создании широкой коалиции. Однако реальный вклад "НУ" в объединительный процесс — голосование за кандидатуру премьера, работа над государственным бюджетом, позиция "оранжевых" в правительстве — совершенно неадекватен политическим аппетитам "нашеукраинцев".

Что же касается коммунистов, то они не будут выходить из состава антикризисной коалиции. Наша позиция заключается в следующем: если какая-то политическая сила стремится присоединиться к уже существующему коалиционному союзу — пожалуйста, двери открыты. Поддержите наше соглашение и вступайте в состав коалиции. Это могут сделать как отдельные депутаты, так и фракции. Коммунисты со своей стороны не будут делать никаких резких шагов, направленных на развал антикризисного объединения.

Другими словами, на внешние провокации вы не поддаетесь?

— Безусловно. Следующий момент: дело не в противоречиях, которые существуют, скажем, между "Нашей Украиной" и коммунистами. Ведь после вступления в антикризисную коалицию мы не отказались ни от своего названия, ни от своей программы, ни от обещаний, которые давали людям. Поэтому наши позиции не изменятся в зависимости от интересов политических сил, которые хотели бы вступить в объединение. Например, позиция по вступлению Украины в НАТО у коммунистов не изменится никогда. Так же, как и позиции по вопросам русского языка, продажи земли, приватизации. И "Наша Украина" это прекрасно понимает.

А если Партия регионов "променяет" коммунистов на "нашеукраинцев"? Вы исключаете подобный вариант развития событий?

— До настоящего времени у нас нет никаких фактов, которые бы свидетельствовали о том, что "регионалы" являются ненадежными партнерами. Думаю, трезвомыслящие люди в ПР прекрасно понимают: зависимость от совершенно непредсказуемого Президента, от советников из американского посольства, которые полностью формируют политическую линию "Нашей Украины", не соответствует тем обещаниям, которые они декларировали своим избирателям на выборах. Это не та цена, которую можно платить за присутствие в коалиции "Нашей Украины". На мой взгляд, руководство "регионалов" и рядовые члены партии не готовы к этому.

Вы упомянули о том, что некоторые прагматичные члены "Нашей Украины" рассчитывают получить "крышу" для прикрытия своих махинаций. Вы секретарь следственной комиссии парламента, которая занимается вопросами, связанными с обеспечением природным газом украинских потребителей. Что вам удалось "накопать"?

— То, что нам удалось узнать, это, на мой взгляд, лишь верхушка айсберга. Происходившее в "Нефтегазе Украины" иначе как беспределом назвать невозможно. Окружение Ющенко сделало все для того, чтобы вывести процессы, происходившие в "Нефтегазе", из-под контроля государственных и правоохранительных органов. Благодаря запутанной структуре "Нефтегаза" и утрате контроля за ее деятельностью только за последние полтора года было украдено или переведено "в тень" более миллиарда долларов. Об этом комиссия уже сегодня может с уверенностью заявить. Выяснилось, что бремя по обеспечению своей достаточно роскошной жизни "любі друзі" из "Нефтегаза" решили переложить на плечи налогоплательщиков. По информации, полученной комиссией от Контрольно-ревизионного управления, на себестоимость украинского газа пытались отнести такие расходы, как покупка яхт, роскошных квартир и даже стоматологические услуги. За счет налогоплательщиков оплачивалась мобильная связь, зарплаты и премии людям, которые уже давно не работают в структуре "Нефтегаза".

Главный вывод, который сделала комиссия, заключается в следующем: Украина в состоянии полностью обеспечить население относительно дешевым газом собственной добычи. Его себестоимость составляет всего 94 грн. за тыс. куб. м. Поэтому не только нельзя говорить о повышении цены на газ для населения, ее можно даже безболезненно снизить минимум на 30%. В ходе работы парламентской следственной комиссии, возглавляемой Андреем Деркачем, выяснилось, что было создано громадное количество посреднических структур, которые накручивали цену на газ. Часть дешевого украинского газа в 2005 году уходила за границу или продавалась на аукционах, что противоречит действующему законодательству. Разрешение на подобные операции, кстати, давал тогдашний глава НКРЭ господин Кальченко, который сегодня очень успешно работает во фракции БЮТ. В результате население вместо дешевого украинского газа получило дорогой импортный. И после этого нам начинают рассказывать, в каком ужасном состоянии находится у нас жилищно-коммунальное хозяйство, что все в мире якобы дорожает и поэтому мы все должны платить больше.

Не пытался ли Блок Юлии Тимошенко присвоить результаты работы вашей следственной комиссии? Дескать, только благодаря деятельности оппозиции население получит дешевый газ...

— Мне, честно говоря, абсолютно все равно, в результате чьих действий население получит приемлемые цены на газ. Что же касается присвоения результатов… Знаете, практически весь политический имидж Юлии Тимошенко базируется на популизме. Думаю, что она — один из немногих политиков, которые блестяще овладели этим политическим приемом. Тимошенко его великолепно использует. Но это всего лишь технология. Суть проблемы заключается в другом. Процесс проверки компании "Нефтегаз Украины" был запущен в том числе и действующим премьер-министром, который захотел разобраться в ситуации. Думаю, в этом был заинтересован и новый министр по вопросам ТЭК Юрий Бойко. Наверное, ему было очень неприятно узнать, что за полтора года одну из самых прибыльных государственных компаний страны фактически сделали банкротом.

Парламентское большинство также решило разобраться с тем, насколько все-таки обоснованно повышение цен на газ. Следует напомнить, что рост цен был запланирован еще "оранжевыми". Мы можем вспомнить, как премьер Юрий Ехануров нам рассказывал, в каком квартале на сколько будут повышаться цены. Еще одно важное обстоятельство: теневые схемы, связанные в том числе и с компанией "Нефтегаз Украины", возникли еще пять-семь лет назад. В этих схемах достаточно комфортно действовала и сама Юлия Владимировна. Вспомним ЕЭСУ и историю с Павлом Лазаренко. И тогда почему-то никто не возмущался, что цены на газ растут.

В предыдущих составах Верховной Рады бытовала шутка: если хотите завалить проблему — создайте следственную комиссию. Ситуация изменилась? Или все по-прежнему?

— На мой взгляд, в работе следственной комиссии появились новые нотки. В первую очередь, я вижу заинтересованность в сотрудничестве с нами правительства и правоохранительных органов. Наверное, дело в том, что просто нет другого выхода: государственная казна пуста, а для социальных выплат требуются значительные средства. Новые цены и тарифы поставят на грань выживания порядка 80% жителей нашей страны. Поэтому Кабинет министров заинтересован в поиске источников наполнения бюджета. А в нашем случае речь идет о государственной компании, которая использует полученные средства не по назначению.

Хочу обратить ваше внимание на следующее обстоятельство: еще до того, как наша следственная комиссия сделала промежуточные выводы, Секретариат Президента уже разработал методы противодействия ее работе и дискредитации будущего отчета о следственной деятельности. Лидер нашей партии Петр Симоненко предал гласности соответствующие президентские "темники". Примечательно, что не члены комиссии, а аналитики Президента делают следующий вывод: дальнейшее расследование может инициировать постановку вопроса об импичменте главы государства. То есть мы понимаем цену этого вопроса. Но, на мой взгляд, никакая политическая целесообразность не должна здесь доминировать, поскольку речь идет о социальной стабильности в Украине. Если мы не доведем расследование до конца, не накажем тех людей, которые причастны к этим преступлениям, то, во-первых, это будет продолжаться дальше. А во-вторых, мы не сможем наполнить бюджет и выполнить те обещания в социальной сфере, которые давались избирателям.

Объясните, пожалуйста, странную ситуацию, которая сложилась с введением моратория на повышение цен и тарифов. ВР то преодолевает вето Президента на этот закон, то отменяет собственное решение. Как оправдаться перед избирателями в этой достаточно неоднозначной ситуации?

— А нам совершенно не нужно оправдываться перед избирателями. К слову, какую бы истерику ни закатывала сегодня Тимошенко по поводу моратория, это был законопроект Петра Николаевича Симоненко, и, безусловно, мы его продвигали и отстаивали. Считаем, что поступили абсолютно правильно. И введение моратория не является популистским шагом, как это сегодня кое-кто пытается представить. Объясню почему. Во-первых, на чаше весов действительно находится социальное благополучие и стабильность страны. Поедьте в любой регион Украины и спросите, готовы ли люди к тем ценам, которые предлагаются. Думаю, что 90% опрошенных вам ответят, что нет. Это объективный факт. Другими словами, люди не представляют, как они будут жить с новыми ценами. Они просто не в состоянии их оплачивать.

Еще одно обстоятельство: "оранжевое" правительство оставило нам в наследство гигантские невыплаты заработной платы. Речь идет о громадных суммах. В парламенте называлась следующая цифра — только по "Укрзалізниці" задолженность составляет более одного миллиарда. А ведь в свое время это была очень прибыльная организация. До тех пор пока за нее не взялись "оранжевые" руководители. Выходит, что с людьми не рассчитались, а цены повышают.

Следующий момент: в этом году предусмотрено выделение более двух миллиардов гривен на субсидии тем людям, которые не в состоянии оплатить уже существующие цены и тарифы. Кто подсчитал, какое количество людей обратится за субсидиями после введения новых цен? Этих людей станет в три, а может быть, в четыре раза больше. Выходит, что приблизительно 7—10 млрд. грн. необходимо будет найти на выплату дополнительных субсидий. Это тоже большая проблема для государства. Местные бюджеты просто не в состоянии выделить подобные средства.

Если согласиться с тезисом о том, что цены надо повышать, то, во-первых, правительство должно выработать соответствующую методику. Чтобы процесс не шел хаотично и в каждом регионе сами решали, насколько повышать. Во-вторых, должны быть экономически просчитаны целесообразность и обоснованность повышения цен и тарифов. В-третьих, сначала надо рассчитаться с теми людьми, которым государство не выплатило пенсии, социальные выплаты, заработную плату. И только потом принимать решение о повышении и, безусловно, учесть, какая ситуация сложится в стране. Если это приведет к кризису, то никакие последующие действия не оправдают подобного решения. Кстати, деятельность нашей комиссии свидетельствует о том, что еще не все потеряно, и ценовой удар по населению, безусловно, можно будет значительно ослабить или, по крайней мере, минимизировать его последствия.

Надо сделать так, чтобы общество понимало: сколько у нас сегодня есть денег в бюджете, почему растут цены, чем этот рост обусловлен, насколько и каким образом государство в состоянии его компенсировать тем людям, которые не имеют возможности платить по новым расценкам. Я имею в виду инвалидов, пенсионеров, ветеранов, другие незащищенные слои населения. И только после этого можно принимать соответствующее решение.

Другими словами, КПУ выступает за, скажем так, мягкий вариант повышения цен?

— По крайней мере, для сохранения коалиции мы готовы к определенному компромиссу в поисках оптимального выхода из сложившейся ситуации. На мой взгляд, можно и нужно искать компромисс. При этом мы прекрасно понимаем, что правительство не должно исходить из чисто макроэкономических показателей и экономических теорий. Вопрос цен на газ — это вопрос политики.

В последнее время Секретариат Президента проводит подчеркнуто агрессивную политику в отношении коалиционного правительства. Это связано с формированием нового имиджа Президента или же глава государства мобилизовал все силы на защиту своей власти?

— На мой взгляд, это просто имитация. Потому что медуза никогда не сможет стать акулой, ни при каких условиях. Это просто физически невозможно. Виктор Андреевич — руководитель национального масштаба, и никакой Секретариат за него работу не выполнит. Более того, новые лица в Секретариате Президента лично на меня произвели, честно говоря, удручающее впечатление. Они призваны лишь сымитировать какую-то смену имиджа или, условно говоря, прогресс в этом вопросе. Я, допустим, мог бы поверить, что Ющенко действительно хочет каких-то перемен, если бы он предложил должность секретаря СНБО Виктору Медведчуку. Вот тогда бы я подумал, что Президент в самом деле решил реально изменить сложившееся положение вещей. И, кстати, после назначения нынешнего руководителя Секретариата Президента это был бы логичный шаг, поскольку Балога — выходец из СДПУ(о). Но насколько я понимаю, желания ни у одного, ни у другого работать в таком формате не возникает. Все дело в том, что Ющенко свою войну проиграл. Он стоит перед достаточно сложной дилеммой. Ему сейчас нужно определиться, на милость кого он готов сдаться. То есть чья милость ему более приятна: Юлии Тимошенко или Виктора Януковича? Мне кажется, что в данной ситуации он больше склоняется к Виктору Януковичу, нежели к Юлии Тимошенко. Потому что Ющенко прекрасно понимает свою ответственность за развал "оранжевой" коалиции. Он хорошо осознает угрозу, которую представляет для него лично именно Юлия Тимошенко.

Президент пытается спасти свое политическое лицо. Он стремится продемонстрировать, что еще влияет на ситуацию в стране. Отсюда эти скандальные заявления представителей "оранжевых" в правительстве, особенно во внешнеполитической сфере. Они действительно скандальны, но это попытка показать, что еще не все для Виктора Ющенко потеряно, и он на что-то влияет. К сожалению, это не так. Антикризисная коалиция достаточно устойчиво действует в парламенте. Более того, Виктор Янукович начал перехватывать внешнеполитическую инициативу у Ющенко. И еще один момент: новое правительство показало, что оно может достигать консенсуса и договариваться с разными политическими силами. Чего никак не смог добиться Ющенко. Он не смог объединить разные части Украины, политические силы, консолидировать парламент. В результате Президент лишился поддержки населения, а также возможности контролировать большинство в Верховной Раде и иметь свое правительство.

Беседовали Ирина Гаврилова, Александр Юрчук