Экономический заменитель

Смена правительства повлекла за собой шквал кадровых перестановок на уровне второго эшелона исполнительной власти. Рычаги реального управления хозяйственным комплексом страны практически полностью отошли к «антикризисной коалиции». Надзор за действиями правительства и местной власти пока остается в руках президента, но постепенно и это одеяло начинают перетягивать на себя «антикризисники». Не имея силовых рычагов сбора информации и влияния на происходящее, они активно используют с этой целью «экономический заменитель».

На сегодняшний момент все ключевые позиции экономического блока поделены практически поровну между кадровыми чиновниками правительства (в том числе теми, кто последние пару лет был в «загоне») и назначенцами из восточных регионов. Первыми были заменены чиновники финансовой сферы госуправления, которая подчиняется Минфину вообще и Николаю Азарову в частности. На первый взгляд, ротации носят сугубо личностный характер: пришел новый руководитель, привел свою команду. На самом деле, все гораздо интереснее. Речь идет не просто о команде, а о системе, которая может составить своеобразную конкуренцию контролю со стороны силовых органов.

Из ведомств, вертикально интегрированных в Минфин, без изменений пока осталась лишь Гостаможслужба. Как заявил премьер-министр Виктор Янукович, отвечая на вопрос журналистов, в настоящее время оснований для увольнения начальника Гостаможслужбы Украины Александра Егорова он не видит. Правда, при этом глава правительства добавил: «Может быть, к вечеру появятся, тогда и посмотрим". Остальные ведомства, находящиеся в компетенции Николая Азарова, пережили ротацию. Вместо креатуры Сергея Тигипко Александра Шлапака, Госказначейство возглавил Сергей Харченко, работавший на посту заместителя министра финансов Украины с августа 2004 года по март 2005 года. До этого Харченко трудился в налоговой администрации и перешел в правительство в команде Азарова. То же самое касается Петра Андреева, который возглавлял департамент налоговой и таможенной политики Минфина, и нового главы ГНАУ Анатолия Брезвина – он полностью и безраздельно ориентирован на Николая Яновича. Таким образом, регулирование финансовых потоков и проверка использования бюджетных средств консолидирована в одной команде. Это значительно усиливает позиции министерства финансов в системе государственной власти.

Скажем, благодаря КРУ, руководитель финансового блока будет надежно обеспечен информацией об использовании казенных ресурсов практически любым бюджетным органом. Первым делом, Андреев должен будет заняться проверкой «Нефтегаза», о близком банкротстве которого Азаров заявил вскоре после своего назначения. КРУ интересно еще и тем, что имеет разветвленную региональную сеть: проверки могут осуществляться чуть ли в каждой школе и сельсовете. Раньше показатели так и зарабатывались – благодаря активности низового уровня. Сегодня ситуация изменилась и мощности ревизионистов будут направлены на комплексный результат. Т.е. сами по себе показатели количества проведенных проверок и суммы найденных нарушений никого уже не интересуют.

Сейчас Николаю Яновичу необходимо решить две задачи: непопулярную – найти источники затыкания бюджетного дефицита, и радостную для простого народа – выискать пути, как тормознуть рост цен на коммунальные услуги. Для электората Виктора Януковича размер платы за газ, тепло и воду имеет существенное значение. Поэтому параллельно с проверкой «Нефтегаза», КРУ, по всей видимости, будет трясти распорядителей бюджетных денег в сфере жилищно-коммунального хозяйства. Этим займутся региональные структуры управления. Учитывая, что Андреев не работал в системе КРУ, а к его предшественнице Наталье Рубан не было особых претензий, то она вернулась на должность заместителя, которую занимала до назначения главой «ревизионки».

Кроме работы, направленной на поиск выходов из бюджетного кризиса, упомянутые ведомства могут заняться сбором информации, необходимой, так сказать для «наведения порядка» в стране. Вот здесь и появляется политический аспект.

На сегодняшний момент главная задача и КРУ, и налоговой - проверить и срочно дать информацию по двум аспектам: кто получал бюджетные средства и на каких основания (задача для Андреева) и кто получал возмещение НДС, опять же – исследовать законность (этим займется Брезвин). Надо отметить, что общая особенность КРУ и ГНАУ в том, что они имеют право проверять коммерческие структуры: первые – на предмет использования казенных средства, вторая – относительно правильности уплаты налогов. Фактически, у Андреева есть полномочия прийти в Секретариат президента и «пошерстить» там, например, по тендерным закупкам и т.д. Совместными усилиями (при помощи налоговой милиции, которую возглавил донецкий кадр - Валерий Корячкин) эти две структуры могут делать экспертизы по оценке хозяйственной деятельности тех или иных субъектов бизнеса, и это дает Минфину уникальные рычаги контроля за коррупционными движениями оппонентов. Подотчетные Минфину органы на практике создают альтернативную «государевому оку» (МВД, СБУ и пока Генпрокуратура) информационную систему по экономическим вопросам. И не только экономическим…

Грубо говоря, если Виктор Ющенко захочет повоевать с правительством и попробует в качестве аргумента выложить собранную силовиками информацию о неприемлимых с его точки зрения решениях исполнительной власти, Янукович с Азаровым, в свою очередь, могут поднять папку с совместными расследованиями ГНАУ и КРУ, и дискуссия окажется равноценной. В этом смысле примечательно назначение, которое мало освещалось в прессе, но было упомянуто Юрием Луценко на пресс-конференции: генерал Владимир Радченко, который ранее был секретарем Совета национальной безопасности и обороны, возглавлял Службу безопасности Украины и был советником главы МВД, стал советником премьер-министра. При создании эффективных «оборонительных систем» его опыт и контакты могут очень пригодится исполнительной власти.

У Госказначейства другие функции. От «проворности» этого органа зависит перетекание казенных средств из одного «лукошка» в другое. В свое время прежнее руководство Госказначейства было идеологически «интегрировано» в Нацбанк. Это приводило к тому, что ради стабилизации гривны могли на денек притормозить обслуживание распорядителей бюджетных средств и это существенно влияло на экономическую картину. Была даже ситуация, когда жадность Государственного казначейства частично привела к кризису ликвидности на рынке межбанковских кредитов. К тому же Госказначейство – по сути крупнейший государственный «сбербанк». Регулярно на его счетах накапливаются значительные остатки средств. Шлапак как банкир не мог смотреть на это спокойно и время от времени подумывал - не выйти ли поиграть с временно свободными ресурсами на межбанковский рынок? Харченко же – налоговик по «природе». Он, по мнению экспертов, будет вести себя крайне академично и консервативно, стараясь пунктуально выполнять распоряжения Минфина.

Одним из совместных «проектов» Госказначейства и ГНАУ при поддержке Минфина будет отлаживание системы возмещения НДС. Как известно, пока Николая Азаров дал указание прекратить возмещение на время проверки. Брезвин, являющийся, насколько мне известно, противником той схемы возмещения, которую построил Александр Киреев (поуровневые реестры, дающие возможность отсекать получателей «возмещенки» на каждом этапе – район, город, область, страна), возможно, предложит новую концепцию. В ее основу будет заложено первоочередное возмещение крупным экспортерам, в частности – металлургам, химикам и проч. Но это уже другая тема…