Наш Макиавелли – II

Продолжим творчески использовать наследие Макиавелли применительно к украинским политическим реалиям. Поскольку понятие "коалиция" настолько приелось, постараемся обойтись без него. Николо пишет: "Чтобы не позволить занять какую-то должность недостойному или малосведущему человеку, нужно выставить в качестве его соперника человека еще более недостойного и несведущего или наоборот самого достойного и надежного".

Это к вопросу о назначении премьер-министра в новых конституционных условиях. Но не Юлия Владимировна губит все, а к одиннадцати туз. Смерть нового парламента не в яйце, то есть не в Тимошенко, а в императивном мандате. Именно он, родимый, погубит все.

Ведь как рассуждали "отцы-основатели" новой Конституции? Верховная Рада должна избираться на новой, пропорциональной основе, чтобы в законодательном органе были представлены партии, а не отдельные мажоритарные субъекты. Тогда на партийной основе можно сформировать дееспособное большинство, а затем подлинно коалиционный Кабинет министров. "Отцы-основатели" понимали: депутаты – крайне ненадежный фракционный материал. Они, грубо говоря, продажные сволочи в своей основной массе и за не большое денежное вознаграждение способны менять свою фракционную ориентацию. Достаточно проанализировать динамику переходов народных избранников из одной депутатской группировки в другую. Зафиксированы сотни "трансферов". На ровном месте создавались новые фракции и депутатские группы. Партия могла не участвовать в выборах, однако иметь собственное представительство в Верховной Раде. Это была очень пластичная конструкция, которая с высокой точностью подстраивалась под доминирующую в данное время политическую ситуацию. Надо создать прокучмовское большинство? Сейчас напряжем мажоритарщиков, кое-кого попрессуем, напомним о бизнесе, и 230-240 "большевиков" готовы к правильному использованию. "Оранжевые" идут во власть? Не вопрос: парламент станет центром стабильности и правопорядка. Более того: абсолютным количеством голосов (чуть ли не четыреста!) утвердит "оранжевую принцессу" на должности премьер-министра. Потрясающая гибкость.

"Отцы основатели" не без оснований расценивали подобную пластичность депутатского корпуса как проявление глубокого политического цинизма. Впрочем, среди "основателей" были и сверхциничные товарищи, приближенные к бывшему президенту, которые преследовали сугубо прагматические цели. Например, некоторым надоело каждый раз сколачивать большинство с помощью относительно грубой силы, и они захотели облегчить процесс. Не питая особых иллюзий по поводу кристальной честности своих соратников, ребята и предложили построить в будущем своего рода "парламентскую империю". В качестве инструмента для строительных работ использовался так называемый императивный мандат. Это как раз тот редкий случай, когда благие и не очень намерения совпадают. Все зависит от выбранной точки зрения.

Грубо говоря, императивный мандат является аналогом крепостного права. Данный институт работает по принципу атомной подводной лодки. Как в анекдоте про вечернюю поверку на советской субмарине: "Иванов! Я! Сидоров! Я! Задирака! Задирака!!! …Ну, я. Куда ж ты милый денешься". Императивный мандат должен напрочь отбить тягу к перемене фракционных мест. Если ты избран в Верховную Раду по списку той или иной политической силы, то придется отсидеть свой срок от звонка до звонка. Именная "шконка", "смотрящий фракции", и все дела. Не захочешь – лишаешься мандата. Кстати, отобрать мандат у мажоритарщика было практически невозможно. Решение насчет его увольнения в запас должно приниматься большинством голосов. На моей памяти добровольно никто не ушел. Даже если очень хотел. А если место все же освобождалось (например, парламентарий переходил на работу в структуры исполнительной власти), то приходилось проводить в его округе дополнительные выборы. При пропорционалке все упростилось: на место выбывшего "бойца" автоматически приходит следующий по партийному списку.

Законодательно императивный мандат закреплен в двух документах: законе о внесении изменений в Конституцию (№2222) и в новой редакции Регламента Верховной Рады (от 16 марта 2006 года). Смотрим конституционный закон "четыре двойки": "полномочия народного депутата приостанавливаются в случае невхождения парламентария, избранного от политической партии (избирательного блока) в состав фракции этой партии (блока) или выхода депутата из такой фракции (статья 81, пункт 6)". Это, так сказать, общие контуры привязки человека с мандатом к фракции. В той же статье, но чуть ниже, слегка конкретизируется технология "удаления" неугодного депутата. Его полномочия прекращаются по решению высшего руководящего органа партии (избирательного блока) на основании закона со дня принятия такого решения. Непонятно, о каком законе идет речь. Это раз. Второе: а что делать, если депутат вошел во фракцию, не собирается из нее выходить, однако голосует не так, как члены его родной партийной структуры?

Запомним этот момент и продолжим разбираться с законодательным обоснованием действия императивного мандата. В Регламенте конкретизируется, что политическая партия (блок) могут сформировать в ВР только одну фракцию. Немаловажное, кстати, уточнение, поскольку в "четырех двойках" нет прямого запрета сформировать несколько фракций на базе одного избирательного списка. А было бы прикольно: три группировки БЮТ, семь фракций Партии регионов, две "Наших Украины". Но можно только одну. Хотя Регламент деятельности Верховной Рады принимается и, что важно, изменяется простым большинством голосов. Достаточно убрать норму "один список – одна фракция", и может начаться любопытное свинство. Однако об этом чуть ниже.

Процедура увольнения инакомыслящего народного избранника в Регламенте дополняется всего лишь одной деталью: "о выступлении или выходе из состава фракции народный депутат информирует председательствующего на пленарном заседании в письменной форме". Статья 60 пункт 3. Вот, собственно говоря, и все. На основании существующей правовой базы (достаточно абстрактной) можно сделать ряд интересных выводов.

Во-первых, по форме императивный мандат как бы существует. Если "подписался" на выборах за БЮТ, то вступишь только во фракцию Тимошенко. Надумаешь уйти – отряд не заметит потери бойца. Эпоха "межфракционных трансферов" канула в прошлое. Во-вторых, предусмотрен механизм внепарламентской чистки депутатских рядов. Решения должны приниматься высшим руководящим органом партии. Как правило, во всех партийных уставах записано, что таким органом является съезд. Естественно, на съезде будут представлены не только партийные депутаты, а и обычные, "не омандаченные" члены.

В-третьих, напрочь отсутствует процедура отзыва депутатов, которые прошли по спискам блока. Ну с партией более или менее понятно: съезд – лишение – удаление. А какой орган является высшим для блока? Межпартийный съезд? Съезд партии, которая провела наибольшее количество депутатов? Не понятно.

От констатирующей части перейдем к прогностической. Другими словами, попробуем ответить на вопрос: как в действительности будет работать императивный мандат? Мнения экспертов на сей счет разделились. Например, второе лицо Соцпартии Иосиф Винский считает, что императивный мандат – утопия. Все будут, в конечном счете, голосовать так, как захотят. И, главное – ничего им за это не сделают. Другая группа экспертов предрекает наступление эры крепостного права в Верховной Раде. Главные вопросы будут решать лидеры фракций и их ближайшее окружение, а остальные превратятся в бессловесных "кнопкодавов". Как скажет начальник, так и проголосуют. Кто прав? Вопрос, конечно, интересный.

Давайте разбираться. Обеспечить жесткое действие императивного мандата на основе существующей законодательной базы невозможно. Пусть старшие товарищи, если что, меня поправят, однако факты – упрямая вещь. Депутата могут наказать увольнением лишь в двух случаях: если он отрекается от родной фракции или же не хочет в нее вступать. А насчет того, как он будет голосовать – никаких прямых ссылок нет. Предполагается, что избранник должен жать кнопки в унисон с генеральной линией партии. Однако, повторяю, перечень случаев лишения депутатских полномочий является закрытым. Только в двух случаях и так записано в Конституции. Идем дальше: основанием для досрочного увольнения депутатов должно быть его собственноручное заявление. В Регламенте эта норма прямо прописана. Представим себе следующую ситуацию: народный избранник забил болт (экскьюз ми май френч) на фракцию БЮТ. Голосует так, как подсказывает его совесть и Партия регионов. Ему говорят: мужик, ты че делаешь? Да мы тебя выкинем из парламента как шелудивого кота! Всю жизнь на таблетки работать будешь! А он: да вас (нецензурно), а также (еще более нецензурно) и вообще… Ему: пиши заяву, сволочь! А он отказывается. Нет бумаги – нет дела об увольнении. Хорошо, допустим, норму о письменном заявлении убрали из Регламента. Однако надо же как-то формализовать причину увольнения инакомыслящего. Не получится провернуть все без бумаг. Кроме того, намеченная жертва может сопротивляться. Подавать в суд. Так, мол, и так, нарушается мой статус народного депутата. А в законе насчет статуса парламентария приведен перечень случаев прекращения полномочий народного депутата. Всего шесть пунктов, среди которых нет даже упоминания о девиантном (отклоняющемся) голосовании. Допустим, закон изменили. Делов-то, если есть коалиция. Главное, чтобы президент подписал. Однако проблема все равно остается. Внести изменения в Конституцию – не дай Бог, какая… станет голосовать против воли хозяина – не получится. Упрется депутат, не станет писать заяву или делать устное сообщение. Все, ничего с ним не сделаешь. Да еще отзовет свою подпись под документом о создании большинства. Тоже интересный вариант. Нигде же не сказано, что выход из коалиции расценивается как выход из состава фракции.

Что получается в сухом остатке? Политическая ситуация не вписывается в формализованный поворот. Теряется гибкость парламентской системы. Она не способна эффективно действовать в новых конституционных условиях. По форме может быть коалиция, а по содержанию – полный бардак.

Продолжение, возможно, последует.