Жертвы балета

Говорят, в Москве приличные люди – эти, как их, балетоманы – на Русский Имперский нынче уж не ходят. Тамошних на мякине не проведешь. Но это, представляете, никоим образом не сказывается на кассовых сборах! Там – приезжих всегда много. А тут – местные не в курсе. Вот ведь какая штука. То есть людям нравится в любом случае. Особенно, если есть возможность заплатить приличные деньги. Отдашь, бывало, за билетик долларов эдак с пятьдесят-семьдесят в эквиваленте – и так, знаете ли, сразу начинает все нравиться…

Вот, говорят, высокое искусство, балет, все так утонченно и возвышено, аж зубы сводит… Ан, глядишь, вроде и ничего, все вроде, как и понятно. Как сейчас говорят – демократично: это когда местами весело. Ну, не цирк конечно. Это да. Но звучит же гордо! Вот спросят тебя: а где это вы вчера были с восьми до одиннадцати, а? Где-где: на Таранде. В смысле, на Русском Имперском балете, там. "Шахерезаду" давали. И "Болеро" тоже давали. Еще в конце дивертисмент давали. Но я уже не взяла.

Конечно, "Октябрьский" дворец – это вам не Большой театр, откуда такой снобизм. И вообще не оперы и балета. Тут не разгонишься, не попрыгаешь – того и гляди, в оркестровую яму свалишься. Хорошо еще, если она пустая. А что тут такого? Во-первых, жертв меньше. Во-вторых, гастроли балета отнюдь не означают гастроли оркестра. Равно как и наличие самого оркестра. И это не трагедия. Потому, что трагедия – не это. Ведь в некоторых случаях за своевременное использование фонограммы хочется выразить музыкантам отдельную благодарность. К сожалению, это был как раз тот случай: ой, зря организаторы решили побаловать живым звуком, исторгаемым, как сказали, оркестром Харьковского оперного театра (дирижер, как говорится, пожелал остаться неизвестным). Стало любопытно – как обычно звучит этот оркестр в родных стенах? В "Октябрьском" самая приятная ассоциация, которую удалось извлечь из подсознания – цирк. Особенно, когда "грянули" "Болеро" Мориса Равеля. Хотя, нет, пардон. В цирке сейчас играют лучше. Может, потому, что делают это чаще. И даже иногда вместе – то есть, одновременно и, по крайней мере, одно и то же. Ведь еще неизвестно, как играл бы один из киевских симфонических оркестров, пригласи его организаторы. А стоит-то столичный дороже! Так зачем платить больше?

Ну, это так, перегибы на местах. В конце концов, все эти люди не музыку слушать пришли, а балет смотреть. Балет – был, это можно утверждать однозначно. Танцоры в костюмах двигались под музыку согласно действию. Некоторые даже делали это на высоком художественном уровне. Если быть до конца честной – одна, молодая "имперская" прима Анна Пашкова. Она, хрупкая и темпераментная, вытянула весь кордебалет на себе. А вот когда-то прекрасно танцевавший сам Гедиминас Таранда в этот очень узкий круг не вошел… Обе его партии – Шахрияра в "Шахерезаде" и главного Жреца в постановке Андросова "Болеро" какие-то "нетанцевабельные", то есть хореография как таковая в них практически не предусмотрена. Может, потому, что у Гедиминаса этого "таранда" какая-то большая. Не по-балетному крупная, так сказать. Ну, что ж – мужчина он ведь уже немолодой. За сорок. И питается видно неплохо. Вот и последствия на лицо, в смысле, на теле. Уже не попрыгаешь по сцене. Какое там гранд-па. Однажды "Армянское радио" спросили: "Скажите, как сохранить форму?" "Не надо жрать", – ответило армянское радио словами одной оч-чень известной балерины… Зато в "Болеро" вон он как ловко двух жриц понес: одну – на правое плечо посадил, другую – на левое. Это вам не хлюпик Рузиматов или там Цискаридзе. Поэтому пусть уж товарищ Заслуженный деятель искусств России не обижается. Хотя, что тут обидного? Что есть, то – есть.

Вот такой имперский русский феномен. Но ведь ходят! Конечно, имя Гедиминас Таранда в балетном мире вроде как не последнее. Опять же незабвенная Майя Плисецкая в зиц-председателях фонда "Имперский Русский балет" значится (сейчас, правда, это уже вопрос юридически спорный – вечная прима и ее когда-то любимый ученик поссорились не на почве искусства).

Слышала, что у труппы "Русского имперского балета" есть двойник, работающий по отработанной гастрольной схеме, успешно апробированной несколькими "Ласковыми маями". В какие только глупости не поверишь после таких концертов…