Политологический фастфуд

Самый страшный предмет, который довелось углубленно поглощать, теряя зубы, в универе – это история КПСС. Попробуйте выучить наизусть содержание двадцати шести партсъездов, не перепутав при этом, кто за кем выступал, и в чем была "фишка" каждого "исторического события". Это была чистая зубрежка, от которой люди сходили с ума в прямом и переносном смысле слова. Два преподавателя "комистории" (прозвища "Мингаз" и "Ролик") наводили животный ужас на студентов. А ведь был еще курс "современного буржуазного антикоммунизма", который вел преподаватель 1920-го года "выпуска"…

Затем "научный коммунизм" и "история КПСС" вместе с "мировым рабочим движением" плавно трансформировались в предмет с гордым названием "политология". По-быстрому "лепились" учебники, писались циклы лекций, а в информационном поле страны появились первые "эксперты", которые стали гордо именовать себя политологами. Они употребляли такие умные понятия, как "принцип разделения властей", "смешанная форма правления", "канализация общественного мнения", "геополитические расклады". Помню, я долго не мог "въехать", что такое "пиар". Это сейчас каждый ребенок знает, что такое "провайдер" и "пиар". А раньше, во времена перестроечного угара, приходилось брать умные книги (доступа к интернету же не было) и искать пояснения.

Считалось, что чем непонятнее говорит "политолог", тем круче. Якобы он обладает неким шаманским знанием, которое поможет объяснить простым людям, когда вся эта бодяга кончится. Парламентские и президентские выборы способствовали развитию целой касты "политологических шаманов", которые стали получать первые деньги за умение оперировать сложноподчиненными предложениями непреодолимой усыпляющей силы. Приблизительно до 2000 года включительно была в моде "социологически детерминированная политология". На базе социологических исследований "политологические гуру", в которых при ближайшем рассмотрении можно было узнать выпускников факультета научного коммунизма, рассказывали о том, что нас ждет на выборах.

Правда, наши политические шаманы проиграли с крупным счетом российским коллегам. Россияне, в отличие от украинских политологов, не умели красиво разговаривать с олигархами. Зачастую (страшно даже писать об этом!) смущались называть стоимость своих услуг и не могли внятно объяснить заказчику, что они ему могут предоставить за энное количество американских долларов. Зато у россиян все было налажено. Они с ходу объясняли, что их потенциальный наниматель – полное ничтожество. Даже, извините за выражение, "говно". Олигархи, с которыми почти никто так не обращался, чувствовали уважение к этим товарищам. Сидит "крендель" в джинсах, рваной футболке и грузит уважаемого человека по полной программе. Называет при этом астрономическую сумму, которую хочет получить за свои услуги, причем заранее. Затем, когда клиент дозрел, заваливает его кучей графиков и схем, употребляя при этом слова, смысл которых благополучно ускользает от попыток мозга "донора" осмыслить простую, но важную деталь: за что платить?

Если использовать типичную марксистско-ленинскую терминологию, то есть три источника украинской политологии: социология, которая использовалась для объективизации потока мыслей, механически переосмысленный научный коммунизм (то же самое, но с упоминанием Сорокина и, на худой конец, теории страт) и личный дар "развести" клиента.

После парламентских выборов 2002 года и президентской кампании 2004-го национальная кастовая политология вступила в период расцвета и окончательно утратила связь с реальностью. Политологи стали публичными фигурами, работающими на одну, а лучше сразу несколько группировок. У самых продвинутых есть свои формальные структуры – институты, которые указываются на визитках для придания веса их обладателю. Наступило время популяризаторов. Ценится не то, что человек говорит, а то, как он это излагает. Например, игра слов. Пример: "Березовский – ФАКтор украинской политики".

Если проанализировать информационную сферу, то можно выделить три группы комментаторов: ньюсмейкер – человек, который "сделал новость", контрпартнер – человек, придерживающийся противоположной точки зрения (нужен для объективности), и политолог – мужик, который выдвигает третью точку зрения и окончательно уводит тему в иную плоскость. По такой схеме сегодня работают большинство электронных СМИ. Поскольку то, что сегодня происходит в украинской политике, можно назвать "публичным эксгибиционизмом", то политологи оказались сверхвостребованной кастой. Пока спрос на них превышает потребности в социологах. Но, думаю, это временно.

Что имеем в сухом остатке? Профанацию науки как таковой. Знаете, никогда результаты квантовой физики не бывали забавными, а сам процесс их получения не напоминал увлекательный триллер. Так и политология. Как всякая наука, она по определению скучна. Чтобы, допустим, обосновать идею разделения властей в новой конституционной системе Украины, приходится начинать издалека. Опять же вспоминать Монтескье, Джона Локка и прочих товарищей. Исследовать роль национальных особенностей, зарываться в дебри конституционного права. Теперь скажите: кто такой продукт сегодня "схавает"? Да никто. Он по определению не конкурентоспособен. В моде политологический "фастфуд". Например, почему генеральный прокурор возбудил дело против экс-секретаря Совета национальной безопасности и обороны? Авантюрист ли Березовский?

Политологи становятся субъектами реальной политической игры, поскольку с большим или меньшим искусством играют на стороне той или иной политической силы. Еще во времена "научного коммунизма" был популярен следующий тезис – "наука должна служить народу (читай КПСС)". Теперь политология в ее конкретном воплощении служит не менее конкретным корпоративным образованиям. Прикол заключается в том, что наука как таковая не развивается, поскольку никому не надо вкладывать деньги в академические исследования. На фига Юлии Тимошенко или Виктору Януковичу концепция развития биполярной партийной системы в Украине, если они: а) не понимают что это такое; б) не хотят понимать; в) не находят ответа на вопрос – как полученные знания применить на практике?

Знаете, это все мне напоминает историю про мужика из Тюмени. Абсолютно нормальный пацан. Бизнес почти без криминала. Никакой распальцовки. Просто решил красиво отдохнуть. Ему порекомендовали отель "Негреско" в Ницце. Он приехал с семьей. Потом делится впечатлениями: "Слушай, там у них с едой проблемы. Пришли в ресторан при отеле, заказали что-то со сложным названием. Нам принесли три тарелки и капнули каждому нечто желтое. Заплатили триста евро и ушли". Теперь представьте следующую картину: пацан пошел в супермаркет, купил бутербродов в целлофане, и они ели это около ресторана, который славится на всю Европу своей изысканной кухней. Процесс поглощения еды там превращен в шоу. Представители элиты сверкают брюликами, говорят на четырех языках и часами выбирают себе вино под рыбу. А пацану из Тюмени это зачем? Ему нужно семью кормить. Нужен бассейн и тренажерный зал. В этом же, по его мнению, и заключается нормальный, комфортный отдых.

Возможно, приведенный выше пример не совсем корректен. У нас еще долго не будет политологии как науки, поскольку она рассматривается исключительно как способ добывания средств. Политология как таковая не востребована нынешней элитой. Необходимы "шаманы", популяризаторы, производители политологического "фастфуда". Люди, которые способны рассказать клиенту, как можно именно под него перестроить все в стране. Они живут в системе координат "этот выиграет, с этого можно скачать, а вот с этим нельзя связываться". Политологи в настоящее время выполняют ту же функцию, что и политический сегмент интернета: "отмывают" идеологеммы, выгодные той или иной корпоративной группировке. В этом отношении профессионализм наших "шаманов" становится все более и более отточенным. Я бы даже сказал, появились настоящие мастера своего дела.

И политсреда идеально подходит для выполнения подобных функций. Вы только почитайте интервью нынешних ньюсмейкеров. Это же публичный стриптиз с описанием некоторых функций жизнедеятельности организма ("потемнело в глазах", "я чуть не…"). Все настолько прозрачно, что грязное белье таковым не считается. Это пройденный этап. Теперь в моде описывать сам процесс загрязнения. Отечественная политология с честью ответила на революционный вызов истории. Ее представители реагируют на все, что шевелится. Зачастую не думая. Главное – "засветиться". Для этого необходимо внимание СМИ. "Шакалы пера" ценят оригинальность, поскольку им наскучили "дубовые" высказывания политиков. Так получите! Неважно, что анализировать. Важно, как это делать. И, надо сказать, мне лично очень нравится происходящее. Я просто в бурном восторге! Когда стирается разница между реальностью и галлюцинацией, остается очень много места для творчества. Появилось много политологического "фастфуда", который легко усваивается отечественными медиа. Прекрасное время…