Зеленый

Он был рок-музыкантом, инженером и депутатом Киевсовета. Но для большинства людей он просто главный Зеленый — организатор и лидер Партии Зеленых Украины (ПЗУ). В 1998 году экологические "божьи коровки" совершенно неожиданно для всех прошли в парламент. Четыре года спустя ПЗУ попыталась повторить свой успех, но потерпела неудачу. Не совсем удачным стало участие Кононова в президентской гонке. Теперь Зеленые хотят взять реванш. Говорят, что учли прошлые ошибки и сделали выводы. Видят свое место на левом фланге и считают СПУ Мороза идеологическим союзником. Об этом и многом другом рассказал в интервью "КТ" Виталий Кононов…

Виталий Николаевич, после утверждения Юрия Еханурова премьер-министром вы заявили, что представители ПЗУ могут получить три поста в Кабмине. Хотите вернуться во власть? Или просто напоминаете о себе?

— На самом деле, я имел в виду потенциал Партии Зеленых, который мы готовы предложить власти для улучшения эффективности ее деятельности. Когда говорю, что у нас есть три кандидата — на пост главы Минздрава, министров охраны окружающей среды, социальной защиты, то имею в виду людей, которые не воруют и ставят интересы Украины выше своих личных. У наших представителей — двойной блок защиты от проникновения коррупции в правительство Еханурова — моральный и партийный. Поэтому мы хотим, чтобы наше предложение было услышано Президентом, премьером. Но с другой стороны, Зеленые никуда не бегали и ни у кого ничего не просили.

Кстати, точно так же мы вели себя во время "оранжевой" революции: не рекламировали себя под шумок, а пришли и сказали: "Виктор Андреевич, народ — за вас, мы — за народ, и поэтому ПЗУ вас поддерживает". Поставили палатки, но ничего не просили взамен. Меня, кстати, потом за эту "непрактичность" многие упрекали. Спрашивали: тебе не обидно? Или, наоборот, интересовались: не завидуешь ли тем, кто успел пожать плоды революции?

Так завидуете или нет? Вы к Ющенко потом ходили за "откатом"?

— Мы встречались с Виктором Андреевичем и я сказал, что понимаю, насколько сложно ему будет рассчитаться с разными политическими силами и их вождями. И чтобы не усложнять жизнь Ющенко, ПЗУ просто так, без всяких условий его поддерживает. Так что не жду никакого особого знака внимания со стороны власти. Возьмут наших министров в правительство — хорошо, страна от этого только выиграет. Нет — подождем.

А как вы оцениваете потенциал и перспективы правительства Еханурова?

— Знаю Юрия Ивановича очень давно. Если использовать физическую терминологию, то он — "ламинарный человек". Это как раз то, что сегодня необходимо Украине на переходном этапе от президентской к парламентско-президентской республике. Надо, чтобы страна нормально жила и работала. Даже по своему национальному характеру Ехануров — человек спокойный, ведь буряты были единственным в бывшем Союзе народом, исповедовавшим буддизм. А буддизм, как вы знаете, приобщает к вселенской любви, примирению. Поэтому символично, что именно такой человек стал одним из лидеров Украины. Кстати, я хотел бы обратиться к премьеру с просьбой помочь организовать визит Далай-ламы в Украину. Думаю, после этого Украина утвердилась бы в мире как толерантное государство, уважающее все конфессии.

Чувствуем, ПЗУ начинает избирательную кампанию…

— Я не из тех, кто использует святые символы для политической рекламы. Меня, например, коробят партии, привозящие в Украину мощи великих святых и сами возле них "пристраивающиеся". Это дискредитирует и саму веру, и политическую силу, делающую себе подобную "рекламу". А визит Далай-ламы можно организовать и после выборов-2006. Его значение от подобного переноса сроков ничуть не уменьшится.

Вы рассчитываете снова, после относительно длительного перерыва, запустить избирательный проект "Зеленые-2"?

— К сожалению, мировая тенденция коснулась Зеленого движения в целом не только в Украине. Все мои коллеги из Италии, Швеции, Франции оказались в схожем с ПЗУ состоянии синусоиды: взлет—падение—взлет. Только немцам удалось прочно занять свою электоральную нишу, что подтвердили и недавние выборы в Германии. Сегодня приходится тратить много сил на завоевание симпатий избирателей, популяризацию Зеленой идеологии. Приходится также исправлять ошибки, допущенные во время нашего пребывания в парламенте, возрождать веру людей в партию. В силу целого ряда объективных причин Зеленые в Верховной Раде часто вели себя "беззубо". А ведь народ выбирает в парламент гладиаторов, а не писателей законов.

Но я считаю, что борьба каждого с каждым должна перейти в плоскость корпоративной, партийной ответственности. Пропорциональная система выборов и политическая реформа делают такой переход возможным. Зеленые всегда поддерживали такую форму правления, как парламентская республика. Причем еще в начале 90-х годов. Тогда нашими коллегами и единомышленниками были партия конституционных демократов, социал-демократы. Но в то время идея деструктуризации советской системы не воспринималась в обществе. Понадобилось почти 15 лет, чтобы Украина "дозрела" до европейской системы государственного управления.

Те партии, о которых вы упоминали, либо растворились, либо трансформировались. Зеленых ждет та же судьба? Или же вы предложите избирателям новую стратегию действий?

— Можно поменять лозунги, сменить вывеску, перетасовать лидеров, но идеология Зеленых останется неизменной. Иначе это будет другая партия, с другими целями. А наша цель понятна: мы хотим "встроить" человека в окружающую среду и гармонизировать их отношения. Сделать это непросто: мы играем роль врача, который вынужден говорить пациенту о его тяжелой болезни. Можно, конечно, к такому "плохому" врачу не ходить… Но лечиться-то все равно надо. Так и с ПЗУ. Нам очень важно говорить правду. Говорить ее тем людям, которые думают о своем будущем и будущем своих детей. Если нас поддержат хотя бы пять процентов населения, то есть каждый двадцатый из ста, то Зеленые станут говорить неприятные вещи откровенно и прямо на всю страну с парламентской трибуны. ПЗУ прежде всего рассчитывает на интеллигенцию, хотя нас стараются убедить, что наш основной электорат — молодежь. Я бы согласился с этим утверждением, если бы Зеленые появились только в 1998 году. Но ведь ПЗУ гораздо старше, ей 15 лет — эту дату мы будем отмечать 30 сентября. Зеленые — третья по счету зарегистрированная партия, причем произошло это еще в Советском Союзе. И мы — единственная политическая сила, оставшаяся на плаву с тех времен.

Неужели? Учитывая результаты вашего участия в кампании-2002, многие стали воспринимать Зеленых не как серьезную силу, а как виртуальный проект, стоящий в одном ряду с КОПами, "Женщинами за будущее" и т. п.

— А где сейчас те структуры, о которых вы говорите? Их нет. А ПЗУ — это вечная партия, и что крайне важно, ее существование не зависит от результатов выборов. Думаю, на парламентских выборах мы реализуем стратегию усиления влияния Зеленых в регионах, а после окончания кампании-2006 в большинстве местных советов появятся фракции ПЗУ. Региональных лидеров все больше беспокоит "дерибан" земельных ресурсов, вырубка заповедников, хаотичная застройка городов. Поэтому Зеленые становятся востребованными на местном уровне. Правда, есть и обратная сторона медали: мы опасаемся, чтобы ПЗУ не стала муниципальной партией, чтобы люди, которые ее представляют, не пошли на компромиссы с властью. Политики соглашательства народ нам не простит. Мы должны быть очень жесткими и последовательными, чтобы показать: нас не соблазнишь властью, административным ресурсом, чиновничьими атрибутами.

То есть ПЗУ будет оппозиционной партией?

— Дело не в оппозиционности, а в бескомпромиссности. В отстаивании интересов Зеленого движения. Иначе люди нас просто не воспримут.

Вы не юлите… Определяться-то все равно придется. Зеленые — это оппозиция или провластная сила?

— Если власть, которая сформируется в 2006 году, станет воспринимать экологические идеи, то ПЗУ, естественно, будет с ней сотрудничать. Но пока не похоже, что такое возможно, поскольку индустриальный способ мышления превалирует у большинства современных партий. Скорее всего, мы не найдем с ними общего языка, и место Партии Зеленых будет в оппозиции.

Как вы оцениваете нынешнюю экологическую политику государства?

— Такого понятия, как экологическая политика, в Украине, к сожалению, нет. А из всех министров, запомнившихся своей деятельностью в сфере защиты окружающей среды, могу назвать лишь Юрия Костенко и Сергея Курыкина. Я не собираюсь сейчас критиковать Павла Игнатенко. Во-первых, у него было не так много времени, чтобы успеть сделать что-то значимое. А во-вторых, он человек далекий от экологических проблем. Ему трудно вписываться в тему. Хотя я не знаю в Украине ни одного человека, который выступал бы против природы. Даже если он в пьяном виде срубит березку, то ему потом станет стыдно.

Знаете, первоначально у меня была негативная реакция на назначение Игнатенко министром охраны окружающей среды. Но потом я с ним поближе познакомился, увидел, что у него есть желание быть экологистом и понимание того, что от него многое зависит. Но он не готов идти на конфронтацию ради защиты идей Зеленого движения, не готов спорить со своим партийным руководством. Так что быть экологом в душе — мало. Необходимо еще уметь отстаивать свою позицию. А вот бескомпромиссности у него быть не может, поскольку он не чувствует за своей спиной силы, которая его в этом поддержит. Вот и начинаются компромиссы: премьер заявляет о необходимости строить атомные станции, а министр экологии молчит. Ведется строительство канала через территорию заповедника, а Игнатенко не реагирует. Правда, у него есть программа по защите украинских заповедников, но она пока остается нереализованной.

Как я уже говорил, одного желания мало. Надо еще иметь жизненную позицию. Кроме того, Украине недостаточно иметь только экологического министра. Необходим полноценный вице-премьер по вопросам охраны окружающей среды, который занимался бы инновационными, экологическими, экономическими, медицинскими проблемами. Проблемы природоохраны должны стать приоритетными в государственной политике Украины. Неужели нам мало Чернобыля? Он ведь на нашей совести, как бы мы ни плакали по поводу того, что иностранцы не дают денег на постройку укрытия. Но ведь они не виноваты, что блок на ЧАЭС рванул. А последние ураганы, бушевавшие на планете? Это ведь тоже дело рук человеческих. Так что же еще должно произойти, чтобы мы поняли: экология не менее важна, чем экономика и социальные вопросы? Но пока этого не хочет понимать даже ведущая мировая держава — США.

Как вы считаете, следует ли Украине развивать атомную энергетику? И что делать с ядерными отходами?

— Украина сегодня буквально завалена опасными отходами. Причем не только ядерными. Мы готовы завозить мусор, химические отходы. Они сейчас у нас лежат в Ивано-Франковской и Львовской областях. Их завезли под видом химического сырья. Это большая проблема, к которой Зеленые пытаются привлечь внимание, но нас никто не хочет слушать. ПЗУ же считает, что это не только дело чести партии. Необходимо, чтобы те, кто ответственны за ввоз "химии" и заработали деньги на отравлении окружающей среды и людей, понесли уголовную ответственность. Думаю, что Зеленые в будущем составе украинского парламента эту тему непременно раскрутят.

Что же касается ядерной энергетики... Зеленые не являются заложниками примитивного лозунга "Нет — ядерной энергетике, да — ветряным мельницам". Мы просто предлагаем посчитать, что и сколько стоит. И выйдет, что атомные станции вырабатывают не дешевую, как считается, энергию. Правда, запасы нефти и газа ныне тоже истощаются, но на сегодняшний день они конкурентоспособны, а ядерная энергетика для страны с небольшой территорией, вроде Украины, губительна. У нас просто негде складировать ядерные отходы. Кроме Чернобыля, нет подходящих для этих целей мест.

Понятно, что у богатых и благополучных европейских стран уже выработалось семейное отношение к своей территории. Они стремятся вывезти отходы куда подальше. Та же Германия под давлением Зеленых приняла решение о закрытии всех ядерных станций. А куда им девать отходы, которые накапливались годами? Есть несколько способов. Например, Америка и Франция их затапливают. Россия складирует ядерный мусор на Таймыре и в Сибири. Возможно, Германия обратится к России с просьбой принять их отходы. Но немцы считают каждый евроцент, поэтому ищут другие варианты, подешевле. Вроде Чернобыля, например... В ПЗУ такие сигналы поступали. Я даже обратился к Зеленым в Европарламенте с просьбой отслеживать эту проблему. Пока доказательств нет. Есть одни лишь слухи, но подобная опасность существует, поскольку многие страны хотят нам спихнуть свои отходы. Они как ядерная бомба: с ней ходишь, а куда выбросить, чтобы самого не задело, не знаешь.

Вы уверены, что сегодня экологические идеи будут восприняты обществом? Людей куда больше волнуют цены на бензин и мясо, растущая инфляция, а не ядерный мусор и вырубка заповедников...

— Знаете, нас постоянно олицетворяют с чисто экологической партией...

А на самом деле вы кто?

— Социально-экологическая партия. Для нас сегодня важно все, что касается качества жизни людей, а не узкие вопросы чистоты воздуха или тех же ядерных отходов. Когда мы говорим о ценах на бензин, то ПЗУ считает подорожание закономерным явлением, поскольку этого вида получения энергии скоро не будет вообще. И если брать большие деньги за бензин, то их не надо возвращать "добывателям" и "собирателям" маржи. Полученные средства следует вкладывать в возобновляемые источники энергетики. Но этого никто не делает. Что касается сахара и других продуктов питания, то по данной проблеме у ПЗУ особая позиция. Вы, конечно же, знаете об отношении Зеленых всего мира к генетически модифицированным продуктам. Мы понимаем, что мир не успевает создавать пищевые ресурсы, поэтому бройлеров и "накачивают" стероидами. Смотрите, в Китае, Индии практически побежден голод. Но за счет чего? За счет модифицированного риса и овощей, которые изнутри разрушают организм, на генном уровне. Вы когда-нибудь раньше видели полного китайца? А теперь борьба с ожирением — актуальная проблема в Китае. О чем это говорит? О нехватке здорового питания.

Украинский народ получил от Бога редкое сочетание населения и земли. Наша земля способна обеспечить здоровую пищу украинцам. Но этого не делается. Почему? Потому что человек, который хочет быстро заработать денег, не станет долго и нудно выращивать домашних кур, а купит линию-инкубатор, "штампующую" бройлеров. Это касается не только птицы, но также и завоза в Украину разнообразных продуктов генной инженерии — овощей, круп, мяса. Возьмите, к примеру, чипсы и прочитайте их состав. Непременно найдете там модифицированный крахмал, который нужен для продления сроков годности, чтобы этот продукт как можно дольше лежал на прилавке и имел товарный вид.

Это все социальные, а не экологические вопросы, которым партии традиционного социального мышления — КПУ, СПУ — не придают значения. А это необходимо делать в нашем глобализированном мире.

Коммунисты — это марксисты. Они "вышли" из Французской революции. Социалисты "вышли" из революции 1917 года, а Зеленые появились на свет после революции парижских студентов 1968 года. Вот и вся разница между нами.

Вы еще скажите, что ПЗУ — партия левого типа.

— И скажу! Люди почему-то считают, что задача Зеленых — смотреть за тем, чтобы не вытаптывали травку... А на Западе Зеленых называют новым левым движением. Нам пока не удалось внушить это украинским гражданам. Возможно, потому, что в посткоммунистической стране все левое изначально отвергается. Но сегодня пришло время все расставить по своим местам и признать, что Зеленые олицетворяют собой новое левое движение.

Значит, вы должны блокироваться со своими идеологическими союзниками — коммунистами, социалистами, эсдеками...

— Совершенно верно. И такие попытки с моей стороны были. Я встречался и вел переговоры по этому поводу с лидером СПУ Александром Морозом. Считаю, что на сегодняшний день социалисты — наш единственный идеологический союзник. Поэтому и предложил Сан Санычу создать совместный блок "Новое левое движение". Я знаю, что внутри Соцпартии есть понимание по данному вопросу и есть "подвижки" для его реализации в лице молодого и прогрессивного министра МВД Юрия Луценко. Но мое предложение, хотя и было воспринято стратегически, на тактическом уровне оказалось неприемлемым. Все-таки у социалистов есть не слишком удачный опыт блокирования с Селянской партией, который они не хотят повторять. Поэтому политисполком СПУ принял решение о самостоятельном участии партии в выборах, без всяких "примесей". Конечно, есть вариант распустить ПЗУ и слиться с социалистами, но на такой шаг я уже никогда не пойду.

Говорил и с Петром Симоненко по данному поводу. Беседа получилась довольно содержательной с точки зрения понимания коммунистами необходимости реформирования страны. В КПУ также осознают, насколько тяжелы оковы прошлого, но отказаться от них не могут — ортодоксы не оставляют партии шансов на модернизацию. Да и избиратели требуют от коммунистов привычного "идеологического продукта". Хотя коммунисты Франции, Испании, Португалии прогрессируют. Думаю, когда мы перейдем к парламентской форме правления, и народу, и партиям станет легче находить друг друга. Ведь до сих пор у нас выбирали личностей, а это "кот в мешке". По моему мнению, было бы правильно на первых партийных выборах в Украине создать новый левый блок. Он бы завоевал голоса избирателей.

На выборы-2006 ПЗУ пойдет самостоятельно или все же найдет себе политических партнеров?

— В партии в последние месяцы на эту тему велись очень серьезные дискуссии. Но в конце концов мы решили идти самостоятельно. Нам просто не с кем блокироваться. Если бы еще хоть одна партия, кроме Социалистической, была нам близка по духу, тогда можно было бы сформировать блок, сохранив при этом идеологическую чистоту ПЗУ. А если мы начнем сотрудничать с "денежными мешками" или с партиями правого толка, то нас просто не поймут и ПЗУ исчезнет с политической карты.

У любой партии есть не только союзники, но и противники. В свое время "зеленые" клоны доставили ПЗУ немало неприятностей. Вы готовы к тому, что и на нынешних выборах вас будут копировать?

— Политического киллерства на нынешних выборах будет гораздо меньше. Я в этом уверен. Виртуальные проекты не будут играть значительной роли, поскольку наши люди стали политически грамотными. После президентских выборов очевидно, что дурить людей больше не получится. Такая возросшая сознательность избирателей, наверное, характерна для постреволюционных стран. В большинстве стабильных европейских государств людей не слишком волнует политическая борьба. Главное, чтобы жизнь была нормальной, достойной, а бизнес — стабильным. Если намечается снижение социальной, экономической планки, то на выборах люди меняют правительство на другое и живут дальше.

Так что угроза появления партий-дублеров сейчас не настолько велика, хотя, безусловно, кровь портить они будут. Гораздо опаснее, на мой взгляд, предпродажная подготовка партий: на них сегодня есть спрос, поскольку выборы-2006 будут пропорциональными. Поэтому сразу после президентских выборов начали пачками регистрировать партии, а потом продавать их по 100 000 или по 200 000 долларов. Хотя какие же это партии? Но тем не менее, велась бездумная регистрация, которая ничего общего не имела со свободой и демократией. Это охлократия какая-то, вот и все. И шантаж, поскольку так называемые "хозяева" партийных марок предлагали взять в блок их якобы мощную структуру в обмен на несколько мест в проходной части списка.

Посмотрите, у нас сегодня десяток народных партий — потому что модно. Стало популярным использовать религиозные мотивы: как грибы после дождя стали расти христианско-демократически-либеральные партии. В Германии тоже двести партий, но народ знает 5—6. Надеюсь, что партийные выборы будут способствовать политической структуризации.

После скандала с Березовским стало модным спрашивать о деньгах партии до выборов, а не после. Как у вас с финансированием? Кто новые спонсоры Зеленых? И еще: вы не боитесь повторить ошибки позапрошлых выборов, когда ПЗУ получила нехороший имидж партии — трамплина для олигархов?

— Олигархи есть во всех партиях, места покупаются во всех списках — это правда. Но спрашивают об этом только у Зеленых. Обидно, конечно, но справедливо. Дело в том, что в 1998-м партия поверила своим спонсорам, а народ поверил в то, что эти люди помогут исправить ситуацию не только в экологии, но и в экономике, в социальной сфере. Для нас это очень серьезный урок. Я раньше думал: а почему у Ющенко или Тимошенко могут быть богатые люди в списке, а у Зеленых — нет? Да просто потому, что народ хочет видеть нас другими, и мы должны соответствовать этим ожиданиям.

У ПЗУ сейчас нет олигархов и теневых доноров. Но зато остро встал вопрос: где взять деньги на выборы? Буду просить у избирателей... Любая рекламная кампания, СМИ, стоят денег. Люди нам говорят: вы хорошие, но почему вас нигде не видно? Конечно, ПЗУ не надо столько денег, сколько другим партиям, которые хотят раскрутить себя за семь месяцев до выборов любой ценой. У Зеленых узнаваемое "лицо", разветвленная, работающая сеть местных организаций. Но вообще без денег не обойтись. Мы, правда, сэкономили на президентских выборах, вернув себе залог, а это 500 000 гривен. Организовали фонд, с помощью которого планируем привлекать средства для проведения избирательной кампании.

Но самое главное то, что мы сделали ставку на местные ресурсы. Уже есть люди, которые готовы вкладывать деньги в ПЗУ на региональном уровне. Я им говорю: ребята, вы и сами ищите средства, не ждите, что вам из центра что-то "сбросят". Если ты руководитель, к примеру, Херсонской организации, то найди средства на кампанию среди своих людей. Кроме того, мы хотим объявить конкурс на лучшего кандидата от Партии Зеленых, провести что-то вроде общенационального кастинга. В отличие от того, что в свое время делали КОПы, это будет не рекламная акция, а честный отбор тех, кто хочет стать депутатом от ПЗУ. Если люди скажут: да, этому человеку мы доверяем и хотим, чтобы Зеленые включили его в список, так и сделаем. Зеленые обращаются сегодня к избирателю не только за финансовой, но и за интеллектуальной, организационной помощью. В ПЗУ не хватает "свежей крови". Это проблема, но мы не хотим брать в партию случайных людей. Если мы данный вопрос не решим, то, значит, не будет Зеленых в новом парламенте.

Верите — я даже не ходил к богатым людям и не просил денег на кампанию. Потому что знаю, какие условия они мне поставят. Думаете, включение в список? Нет, сейчас олигархи стали умнее. Им нужно не место в парламенте, а использование позиции ПЗУ в своих целях. К примеру, какая-то компания хочет вырубить на Бориспольской трассе семьдесят гектаров леса под постройку гипермаркета и просит Зеленых "не обращать" на это внимания. Промолчать. Вот за это молчание, а даже не за лоббирование каких-то проектов, и платят сегодня деньги партиям. Я не хочу обманывать народ. Не имею морального права так поступить. И себя обманывать не хочу.

Беседовали Ирина Гаврилова, Александр Юрчук