Статьи
03.10.2005 08:17

Тотал-кризис

Итак, свершилось. Виктор Ющенко принял решение об отставке правительства и секретаря СНБОУ. А также об отстранении на время расследования обвинений в коррупции своего первого помощника Александра Третьякова. Несколькими днями раньше был уволен госсекретарь Александр Зинченко. Формировать новый Кабмин поручено Юрию Еханурову. Свое решение Ющенко объяснил просто и доступно: "Во власти появилось много новых лиц, но лицо власти осталось прежним". Он, по его словам, не хотел бы видеть в происшедшем политический кризис, а только кризис персоналий их бывшей "единой команды". Однако есть все основания утверждать, что проблема гораздо глубже…

Общий фон

Достаточно хотя бы бегло взглянуть на историю вопроса и сравнить ее со сказанным Президентом. Официальным началом нового политического сезона в Украине считается начало работы очередной сессии Верховной Рады в первый вторник сентября. Однако к этому готовятся заранее, и уже в августе, в День независимости, когда с приветственным словом к стране обращается Президент, все традиционно ждут от него неких месседжей по поводу дальнейшего развития событий. Помните, как пару лет назад бывший президент Леонид Кучма удивил прогрессивную и не очень общественность, предложив изменить всю систему управления и превратить Украину из президентско-парламентской в парламентско-президентскую республику. Тот посыл страна переваривает до сих пор. И с ним живет. В этом году Президент Виктор Ющенко воздержался от резких ноу-хау столь глобального характера. Однако все же выступил за изменение высоты проходного барьера для всех участников на предстоящих парламентских выборах. С существующих 3% до… Тут Президент не уточнял, какой именно процент не даст превратить парламент в "клуб олигархов—собственников политических партий", однако начало политсезона все равно получилось жарким. Он обещал еще больше раскочегариться, если не предпринять экстренных мер по тушению пожара. Например, не попытаться отменить вступление в силу конституционной реформы с 1 января будущего года, которая серьезно перераспределит властные полномочия от Президента в сторону парламента и правительства. Но кто это будет делать? Короче, как говаривали встарь, дело Кучмы живет и побеждает.

Дальнейшее "взбадривание" ситуации случилось, когда Зинченко заявил о своей отставке и параллельно обвинил в коррупции Порошенко, Третьякова и лидера парламентской фракции пропрезидентской партии "Народный союз "Наша Украина" (НСНУ) Николая Мартыненко. А потом, как перезревшие плоды со старого дерева, посыпались сообщения об отставках: Порошенко, вице-премьер по гуманитарным вопросам Николай Томенко, глава Госкомрезерва Виктор Бойко... Но потом в игру включился глава государства и разогнал всех по лавкам. Чтобы потерявшие чувство реальности и дух единой команды люди "не дискредитировали идеалы Майдана".

Предчувствие кризиса

Однако все дело в том, что старая проблема остается. Если вся полнота власти сосредоточится в ВР, то с учетом появления на арене новых политических игроков в лице отставленных и обиженных указанное выше президентское предложение об увеличении барьера рискует отдать страну во власть двух или трех политических сил, которые и будут все решать: определять политику, назначать правительство и премьер-министра для ее воплощения, по-всякому "чмурить" главу государства, если он будет против депутатских решений и т. д. Ведь расклад политических сил в Украине сегодня таков, что при завышенном проходном барьере к власти в ВР могут прийти либо сторонники, либо противники нынешнего режима. В принципе, нормальная для всего цивилизованного мира практика политических качелей "власть—оппозиция". Но у Украины, как всегда, и в этом вопросе есть своя специфика.

Если все же отбросить предположения пессимистов о том, что нынешние даже обновленные "новые" — это все те же "старые", только перекрашенные политической конъюнктурой, то картина все равно печальная. Кто такие "старые" и что они могут, когда рулят страной, страна знает не понаслышке. Но они — деморализованные и дезорганизованные поражением на прошлых президентских выборах и на скорую руку названные "новой оппозицией" — все равно сохраняют неплохие шансы для реванша. Потому что "новые" пока не продемонстрировали образцов трудовых подвигов на ниве управления страной по-новому и — это главное! — успехов в этом многотрудном деле. Даже наоборот — страна при новой власти рискует оказаться в пучине всеобъемлющего кризиса, вызванного, прежде всего, кризисом всей системы управления государством. Может так случиться, что ни одна из трех ветвей власти не сможет эффективно выполнять возложенные на нее функции и державный корабль, лишенный парусов, руля и рулевых, превратится в "летучего голландца" в центре Европы.

Объясняю мысль. У Сергея Довлатова есть такая фраза: "Сама мысль о запое являлась его предвестием". Украине грозит не запой (это как раз, возможно, могло бы стать спасением, если бы часть украинских вождей в нынешней ситуации забухала, а не перетягивала властные полномочия на себя), а кризис. И уже не мысль о нем, а слова, сказанные разными людьми и с разных трибун и сторон. Например, советник Президента Украины Виктора Ющенко россиянин Борис Немцов, отследив последние события в Украине, уже заявил, что если украинская власть не консолидируется, страну ожидает серьезный кризис. "Эти взаимные обвинения в коррупции и громкие отставки наносят вред Украине и больно ударяют по Президенту. Страна может вползти в полномасштабный социально-экономический и политический кризис. Поэтому Президент должен консолидировать всю власть вокруг себя, а если кто-то не согласен консолидироваться, то пусть уходит", — сказал Немцов. В подтверждение своих слов он упомянул о росте цен на различные продукты питания, падении производства и том факте, что вследствие действий властей в стране "сложился враждебный инвестиционный климат". То есть, другими словами, ни бескорыстной, ни прагматичной помощи в виде инвестиций Украине ждать не стоит. Более того, Немцов прямо заявил, что кризисные явления — "это рукотворное безобразие" и "кто-то должен отвечать за все это".

Кто? Это, похоже, вопрос вопросов, потому что ни одна ветвь власти не хотела (и захочет ли сейчас?) брать на себя ответственность за сложившуюся ситуацию.

Исполнители

Исполнительная власть, гордо именуемая "единой командой Президента Ющенко", как ей и положено, всегда говорила, разумеется, об "отдельных недостатках" и не видела ничего страшного в происходящем. Она не хотела признавать, что к выше перечисленным Немцовым "грехам" можно спокойно приплюсовать еле сдерживаемую инфляцию, пожирающую сбережения страны и граждан, постоянное переживание и ожидание перманентных кризисов (энергетического, сахарного, бензинового и т. д.), неурегулированность вопросов энергоснабжения накануне зимнего отопительного сезона, общий спад промышленного производства в так называемых экспортных отраслях, формирующих госбюджет своими поступлениями, рост социальных задолженностей. Ко всему этому грозит еще прибавиться и продовольственный кризис, вызванный, как ни странно, перепроизводством… зерна в Украине. Если верить заявлениям специалистов-аграрников, то ожидаемый в этом году урожай зерновых в 41 млн. тонн некуда девать. Он пока оказывается никому не нужен. Конъюнктура на мировых зерновых рынках неблагоприятная, а значит, экспорт затруднителен. Цены на энергоносители для украинских тружеников села завышены, а на зерно занижены, а следовательно, селу грозит финансовый крах, предопределенный невозможностью что-либо продать по приемлемым расценкам и вернуть полученные кредиты. А раз никто ничего не купит, то никто никому ничего и не продаст. В том числе и в магазинах рядовым покупателям…

Однако исполнительная власть и не могла предпринять что-то серьезное, ибо была охвачена внутренними личностными и мировоззренческими противоречиями, выяснением отношений между различными структурами, коррупционными скандалами, угрозами отставок и т. д. Совет нацбезопасности и обороны противостоял правительству, и наоборот. Секретариат Президента пытался оттеснить от "тела" первого помощника Президента. Министерство иностранных дел не хотело, чтобы Украину в Европу интегрировал вице-премьер по вопросам евроинтеграции, а последний до своего нового назначения никак не мог определиться, с чего же ему начать славный путь в ЕС. МВД в вопросе торможения расследования уголовных дел кивало головой на Генпрокуратуру и видело там ответное кивание. Минэкономики тянуло страну в ВТО, а Минагрополитики выступало против такого "убийства отечественных сельхозпроизводителей". Возвращение в госсобственность незаконно приватизированных объектов превратилось в арену споров даже между премьер-министром и ее первым вице-премьером и убивало доверие потенциальных инвесторов к возможной сфере приложения своих капиталов. Все дело в том, что участники разборок вошли в такой клинч, что готовы были уничтожить друг друга ценой развала целых отраслей и даже организации общегосударственного хаоса, а потом обвинить в недостатках "врага" и добиться его устранения.

В итоге внятных решений не было, исполнения принятого — тоже, экономику лихорадит до сих пор, и даже ни одно обещанное Президентом расследование резонансных дел (убийство журналиста Гонгадзе, отравление кандидата в президенты Ющенко и т. д.) не доведено до конца. Кадровая чехарда на властном олимпе набирает обороты, а общественное внимание и силы политиков отвлекаются на всевозможные "негодные объекты" типа борьбы за сохранение проходного предвыборного барьера или создание Национальной службы расследований. Не проведена и обещанная территориально-административная реформа, которая должна была заложить новые основы управления и страной, и ее регионами. И Президент все это признал. "Украина теряла темпы, в том числе и экономические", — сказал Ющенко, объясняя тотальную чистку своих соратников.

Но вот ведь беда: рубить гордиев узел противоречий и споров Президент должен крайне осторожно. Даже сейчас, после такого радикального шага по кадровому обновлению. Чтобы не получить новых и могущественных врагов и оппонентов. Разумеется, на предстоящих парламентских выборах. Ющенко, к примеру, отставил Тимошенко. А она, став в привычную для украинских политических отставников позу "я хотела, а мне не дали сделать" (и дальше идет длинный список того, чего не дали — побороть коррупцию, вывести экономику на зияющие высоты прогресса, обеспечить страну дешевыми и альтернативными энергоносителями и т. д.), скорее всего, перейдет в оппозицию, и это станет еще одной проблемой для власти. Причем под номером 1. Потому что персональный рейтинг премьера высок, чего не скажешь об оставшихся ее недругах…

Возникнут проблемы и с социалистами Александра Мороза, если им не предложат кресла в новом Кабмине. Они ведь тоже были членами "единой команды" Президента...

Законодатели

Незавидна судьба и высшего законодательного органа страны. Он доживает последнюю свою сессию, и деятельность его рискует быть парализованной. Во-первых, ВР перед выборами, как всегда, станет не органом законотворения, а отличной трибуной для обкатки политических платформ участников предстоящих баталий за мандаты. Это апробировано и подтверждено предыдущим опытом, который признают все. Кроме того, в Раду уже вбросили несколько политических тем, способных расколоть депутатский корпус на непримиримые лагеря. Это и уже упомянутая инициатива по увеличению проходного барьера на выборах, и создание парламентского большинства для поддержки деятельности правительства, и законы, гарантирующие (или не гарантирующие) вступление страны в ВТО. А есть же еще принятие госбюджета на будущий год, в котором каждая политическая группировка постарается заложить финансовые основы своей победы. То есть будет тянуть денежное "одеяло" на себя: на свою отрасль или регион, только себя любимую выставлять в глазах избирателей "единственной защитницей" их социальных интересов. Уже сегодня говорят, что бывшее правительство хотело сделать бюджет-2006 социальным, а окружение Президента и сейчас жаждет видеть в нем бюджет развития. А при общей нехватке денег в казне это, как минимум, две разные и взаимоисключающие концепции образования бюджета. Сейчас же, если Ющенко не согласится, чтобы новым правительством руководил и. о., то к задачам ВР добавится и утверждение нового премьера, который вынужден будет заручаться поддержкой различных депутатских группировок.

А есть же еще и собственные политические планы спикера парламента Владимира Литвина, который тоже поведет свою "дружину" в лице Народной партии Украины на выборы. И сохранение за парламентом роли миротворца и имиджа борца со всевозможными кризисами — это объективно отличная платформа для сохранения своего политического лица и преумножения электоральных дивидендов. И Литвин намерен этим заниматься, о чем и свидетельствуют поставленные перед ВР задачи, которые он "нарезал" во вступительном слове на первом заседании последней сессии. Посудите сами: по мнению спикера, ВР должна представлять не интересы кланов, а народ, реализовать сценарии государственного развития и предлагать свои концепции поступательного движения, а не заниматься выяснением отношений и перманентным тушением пожаров, помочь преодолеть кризис управления, прекратить перераспределение собственности и СМИ, уделять внимание кадровой политике с учетом мнения как Президента, так и других влиятельных политических кругов, пресечь кадровую неразбериху и назначение на должности по принципу умения "выкрикивать правильные лозунги", не давать возможности выносить свои политические разборки на международный уровень и портить тем самым имидж страны и вообще "проводить политику примирения, взаимопонимания и компромисса". Для этого Литвин предлагает некий круглый стол, за которым и нужно утрясти недоразумения. Он уже выступил против чрезмерной политизации работы ВР путем, например, искусственного создания парламентского большинства. "Во всем мире парламентское большинство создает правительство, а не наоборот", — сказал он. А мы ведь должны помнить, что по этому поводу совсем противоположные вещи говорил Президент...

Ну и, конечно же, парламентарии будут бороться не только за сохранение своего статуса на выборах, но и за увеличение общих полномочий ВР путем внедрения в жизнь конституционной реформы. Это делает актуальным еще один аспект жизни главных политических игроков — их сохранение на своих постах. Президенту Ющенко это нужно меньше всего — он избран Президентом на 5 лет. Но с конституционной реформой он теряет часть полномочий, а следовательно, и возможностей проводить в жизнь свой курс. Он мог бы заручиться поддержкой сторонников экс-премьера и спикера, если бы создал с ними некую предвыборную коалицию, которую он и предложил. И она могла бы быть, если бы и Литвин, и Тимошенко получили стопроцентные гарантии сохранения на своих постах. Но этого гарантировать не может никто, ибо демократия предполагает формирование власти через выборы, а не путем гласных или закулисных договоренностей. И даже если Ющенко, Литвин и Тимошенко подпишут некую, как говорил булгаковский Филипп Филиппович Преображенский, "фактическую бумажку" о перераспределении властных функций после выборов и даже обнародуют ее для единения своих апологетов, то все равно возникают вопросы. Например, о том, а зачем тогда вообще проводить выборы, и как это стыкуется с разговорами о демократии и неприменении админресурса, который в этом случае однозначно будет работать на упомянутую троицу, а не на демократизацию политического процесса? А от демократичности и честности парламентских выборов-2006, как известно, зависит имидж и новой власти, и всей страны. Международные наблюдатели об этом заявили открыто и недвусмысленно. И сейчас Президенту, призвавшему отставленных оставаться в "единой команде", остается только надеяться, что у него не появятся новые оппоненты. А парламент тем временем очень оперативно подсуетился и лишил мандатов практически всех, кто потерял посты в исполнительной власти. Они теперь в политическом смысле никто, и зовут их никак. Но многие из них вряд ли смирятся с таким поворотом в судьбе…

Судейские

Не демонстрирует своей независимости и беспристрастности и третья ветвь власти — судебная. И дело даже не в том, что так и не проведена тоже обещанная реформа судебной системы, призванная обеспечить и всячески усилить финансовую и правовую независимость людей в мантиях. Или в том, что по-прежнему существует дырявое и нечеткое законодательство, позволяющее один и тот же правовой вопрос трактовать по-разному. Продолжается старая практика использования судов как инструмента расправы с оппонентами или кистеня для угроз политическим и бизнесовым противникам.

Процесс возвращения ранее приватизированных объектов в госсобственность, получивший громкое и пугающее окружающий мир название "реприватизация", подтвердил это воочию. Нет ни одного дела по этим вопросам, которое не имело бы по два или даже по нескольку судебных решений, исключающих друг друга. А если прибавить к этому еще и нежелание участников прений выполнять решения судов, то картина, как говорится, становится вообще прозрачной. Недавний скандал вокруг реприватизации Никопольского завода ферросплавов (НЗФ) с этой — судейской — точки зрения вообще уникален своей абсурдностью.

Я не буду акцентировать внимание на том, надо или не надо возвращать завод государству. Равно как мне неинтересны и попытки поспекулировать на этом некоторых политических сил. Важен факт участия суда в этом деле. Завод, как вы помните, попытались захватить силой, выполняя решение Ленинского райсуда Полтавы. Потому что именно в Полтаве был подан иск некоего гражданина против экс-директора НЗФ, якобы проживающего в этом городе. Суд вынес вердикт, исполнители пошли на штурм завода, а через день выяснилось, что все тот же суд отменил… свое решение на том основании, что разобрался в деле и выяснил, что экс-директор НЗФ никогда не жил в Полтаве, а местное отделение Фонда госимущества Украины никакого отношения к акциям завода не имеет, а значит, и иск гражданина, и судебное решение были неправомочны! Но ведь были "схватки боевые" перед заводом, показанные всему миру, звучали громкие заявления собственников и представителей государства, что-то комментировали судьи…

А вот вообще анекдотический случай. Было принято решение об оснащении судебных заседаний звукозаписывающей техникой. Чтобы, значит, все сказанное на процессах фиксировалось и могло стать предметом детального изучения. Отличное решение! Кто спорит? Но вот ведь закавыка — практически у всех судов, по словам их работников, нет ни помещений, где можно установить правильные "жучки", ни средств на обзаведение этими "транспарентными" комнатами. А кто и зачем тогда принимал решение о записях? Кому он хотел втереть очки об "усилении независимости судов" и о "большей прозрачности" их работы? Нет ответов…

Вывод

Комментируя отставку украинских руководителей, лидер социалистов Александр Мороз заявил: "Речь не идет о Порошенко, Тимошенко или ком-то другом. Речь идет о вещах системных, которые нужно менять, и то, что так случилось, — это еще один дополнительный аргумент, что такие изменения назрели. Это кризис не персональный и даже не политический кризис. Это кризис системы". А потом продолжил: "Механизмы предыдущей власти сохранились в новой структуре: есть зависимость и коррумпированность, персональная зависимость через круговую поруку, а этого быть не должно, и выход из этой ситуации, безусловно, в необходимости смены системы власти".

Однако, по мнению Сан Саныча, многие из отставленных членов правительства способны и в дальнейшем выполнять функции министров. И следовательно, время исправить ситуацию еще есть. И Президент пытается это делать. И хочется верить, что дела в стране обстоят не так, как в поговорке о капитане судна, который знает все, но крысы знают больше. А потому и бегут с тонущей посудины…

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на "Версии.com" обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство "Інтерфакс-Україна", не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства "Інтерфакс-Україна