Кищиро Амаэ: "Мы не будем ядерным государством"

Недавний визит в Японию Президента Украины Виктора Ющенко, похоже, таки помог тамошнему руководству — добавил решимости премьер-министру Дзюнъитиро Коидзуми, который решился распустить парламент и назначить новые выборы после того, как депутаты не согласились с планами главы правительства по приватизации японской почтовой службы. Однако и Украина осталась в выигрыше — более четко обозначились конкретные сферы двустороннего сотрудничества, появились первые признаки потепления в отношении к Украине японских инвесторов. Об этом "Киевскому телеграфу" и рассказал Чрезвычайный и Полномочный Посол Японии в Украине господин Кищиро Амаэ.

Господин посол, каковы, на ваш взгляд, итоги официального визита в Японию украинского Президента Виктора Ющенко — в политическом, экономическом и культурном плане? У нас считают, что этот визит придал новый импульс двусторонним украинско-японским отношениям.

— Прежде всего, нужно отметить, что это первый за десять лет визит главы украинского государства в Японию. Кроме того, немаловажно, что он состоялся именно после "оранжевой" революции. А японцы отлично осведомлены о происшедших в вашей стране событиях и о демократизации Украины. Но впервые увидели вашего Президента собственными глазами. Знаете, наши люди были очень тронуты тем, с какой любовью и эмоциональным подъемом Виктор Ющенко говорил о своей родине и об украинском народе. А лично меня поразило то, как он говорил о Хиросиме и Нагасаки. Ведь, по большому счету, в мире лишь украинский народ действительно понимает всю глубину этой трагедии — поскольку в Украине произошла Чернобыльская катастрофа. Ваш Президент выразил искреннее сочувствие всем пострадавшим: и тем, кто еще жив и до сих пор остается в больницах, и тем, кто потерял тогда близких и родных людей.

Во время визита состоялась, по моему мнению, замечательная встреча Виктора Ющенко с императором Японии Акихито и его супругой императрицей Митико. А особенно, так сказать, уютно я чувствовал себя во время встречи украинского Президента с японским премьер-министром Дзюнъитиро Коидзуми. Потому что, я считаю, у них много общего. Это — невероятная энергия и упорное стремление к достижению поставленной цели. У Президента Ющенко есть опыт революционной борьбы, а наш премьер-министр с очень большим трудом пытается осуществить приватизацию одного из ключевых элементов государственного сектора экономики — почтовой службы Японии. Сейчас это крупнейшая госструктура в нашей стране, в которой занято свыше 380 тыс. человек. И премьер-министр провозгласил успешную реализацию программы передачи всех активов почтовой службы частным собственникам главным приоритетом внутренней политики Токио. Но, по правде говоря, многие в Японии не поддерживают эту идею. Поэтому наш премьер-министр сказал, что ему бы не помешала такая же энергия, как у украинского Президента Ющенко, чтобы добиться желаемого результата. И помощь Бога, который уже помог Виктору Андреевичу пережить отравление и победить на выборах. Кроме прочего, наш премьер-министр заявил, что правительство Японии всегда было и будет готово впредь предоставлять финансовую помощь для развития в Украине демократии и рыночной экономики по западному образцу.

В свою очередь, Виктор Ющенко пригласил г-на Коидзуми посетить с визитом Украину. И конечно, это приглашение было с благодарностью принято. Но, правда, пока окончательно не утверждена дата визита.

А что есть уже сейчас?

— Что касается экономических итогов прошедшего визита, то можно с уверенностью сказать, что они впечатляют. Вы знаете, два года назад в Дюссельдорфе прошел семинар, на котором присутствовали замминистра экономики, замминистра иностранных дел Украины, глава представительства Европейского банка реконструкции и развития в Украине, а также представители ста с лишним крупных японских предприятий. На этом семинаре шла речь о возможных японских инвестициях в украинскую экономику. И вот в прошлом году некоторые из этих предприятий выразили готовность вкладывать свои капиталы в Украину. Но тогда они еще не были уверены в том, что ситуация в вашей стране будет стабильной, потому что как раз началась президентская кампания. А во время визита г-на Ющенко первый вице-премьер-министр Анатолий Кинах, министр экономики Сергей Терехин, министр транспорта Евгений Червоненко, министр иностранных дел Борис Тарасюк, то есть четыре члена Кабинета министров Украины, провели ряд встреч с японскими бизнесменами, и, безусловно, это было колоссальным импульсом для дальнейшего сотрудничества.

Немаловажным является то, что был подписан протокол о взаимном доступе на рынки услуг и товаров, что, конечно, станет очередным шагом на пути вступления Украины в ВТО. Я думаю, подписание украинско-японских соглашений будет иметь большое влияние и на дальнейшие переговоры, которые Украина намерена провести с другими странами, в том числе с США, Китаем, Австралией. Ведь японская экономика — одна из самых развитых и значимых в мире, и то, что мы дали Украине зеленый свет для вступления в ВТО, является серьезным знаком для других государств.

Кроме того, еще до визита мы подписали соглашение в форме обмена нотами о предоставлении Украине правительством Японии кредита в $178 млн. для постройки терминала в аэропорту "Борисполь" под 1,5% годовых на 30 лет с отсрочкой выплаты на 10 лет. Вообще, японские кредиты — самые дешевые в мире. Это очень важный проект, и, согласно последним отчетам экспертов, строительство может быть завершено в 2008 году, а не в 2010-м, как планировалось раньше.

21 июля состоялась встреча представителей Японского банка международного сотрудничества и Украинского государственного экспортно-импортного банка, был подписан меморандум, который предусматривает предоставление украинской стороне кредита на сумму $50 млн. сроком до пяти лет. И эти деньги имеют целевое назначение и должны использоваться для приобретения японской техники, оборудования, программного обеспечения, способствующего повышению уровня производства и качества продукции, но не для покупки японских товаров, например, автомобилей. Когда эти деньги будут использованы по назначению, вы сможете получить новый кредит.

Это очень правильное решение…

— Начаты также предварительные переговоры о получении кредита от Японского банка международного сотрудничества на строительство моста через Южный Буг. Сумма его пока не определена, поскольку Украину должна будет посетить японская делегация, чтобы провести предварительные подсчеты, собрать данные.

Вообще, я считаю, что предоставление японским банком таких кредитов и намерение и дальше оказывать вашему государству помощь — это очень хороший знак. Это означает, что не только правительство, но и банк оказали Украине доверие, что они уверены в дальнейшем экономическом росте вашей страны. А это очень важно. И это означает, что между украинской и японской сторонами не существует препятствий, которые тормозили бы процесс капиталовложения в вашу экономику. Но, конечно же, необходимо обратить внимание на изменение налогового режима в Украине, создать стабильный рынок инвестиций, привлекательный не только для японских капиталов, но и для капиталов других государств. Я думаю, что и ваш Президент, и ваше правительство отлично это понимают.

Кроме того, я хотел бы отметить, что очень вовремя, до президентского визита в Японию, украинская сторона заявила о возможности выплаты компенсаций четырем иностранным предприятиям, в том числе японской компании Yazaki Ukraine, которые работали честно, без нарушений и какой-либо коррупции и понесли потери, вызванные решением о закрытии свободных экономических зон. До этого я очень боялся, что во время визита украинского Президента этот вопрос всплывет и негативно скажется на его итогах. Поскольку опыт компании Yazaki Corporation, сделавшей большие капиталовложения в Украину (Закарпатье), мог стать показателем для других японских фирм. Если бы они потеряли от изменения правил игры, этот опыт в Украине считался бы неудачным. Но Кабмин Украины исправил ситуацию, и это произвело благоприятное впечатление. Все дело в том, что Японский банк международного сотрудничества предоставил Yazaki $13 млн. кредитов, которые и были направлены как инвестиции в Украину. И если проблемы Yazaki решаются положительно, это позитивно влияет и на отношение банка к Украине.

Помимо политических и экономических итогов визита, мы можем говорить о серьезных перспективах в области гуманитарного и культурного сотрудничества Японии и Украины. Так, в подписанном во время встречи с премьер-министром Коидзуми японско-украинском заявлении о новом партнерстве в ХХІ веке обе стороны подчеркнули важность углубления двусторонних отношений и взаимопонимания как на государственном, так и на межличностном уровне. И культурные связи особенно важны для этого. Изучение истории, языка друг друга, различные культурные программы, обмен студентами, сотрудничество городов-побратимов, например, Киева и Киото, Одессы и Йокогамы…

И что же предусмотрено этим документом?

— В ближайшем будущем в Украине запланирован целый ряд культурных мероприятий. Например, с 7 по 30 октября в Национальном художественном музее Украины пройдет выставка японской каллиграфии, в которой будут принимать участие 300 японских мастеров. Представляет эту выставку одна из самых популярных в Японии газет — "Майнити". Ее тираж — 5 миллионов экземпляров ежедневно. 20 августа в Киото пройдут совместные выступления балетных трупп Украины и Японии, посвященные 30-й годовщине сотрудничества киотской балетной школы Терада с балетной школой Национальной оперы Украины. В ноябре в Токио Симфонический оркестр Национальной филармонии Украины исполнит симфонии Чайковского. Это будут первые гастроли этого оркестра в Японии. А 12 октября в Киеве состоится товарищеский футбольный матч между национальными сборными Японии и Украины.

Кроме того, 24 августа на международной выставке "Экспо-2005" пройдет День Украины, и Японию посетит высокая украинская делегация. Насколько мне известно, украинская и японская стороны также договорились о проведении месяца Японии в Украине и месяца Украины в Японии.

Все перечисленное — это уже немало в наших двусторонних отношениях. Но я все-таки надеюсь, что в дальнейшем сотрудничество будет все более углубляться.

Скажите, пожалуйста, а не пугают ли японских инвесторов в Украине события последних месяцев, связанные с реприватизацией, с обострением противоречий между правительством и парламентом?

— В общем-то, я думаю, что все эти споры — явления временные и, я бы сказал, необходимые. Поскольку экономическая политика при президентах Кучме и Ющенко существенно отличается. И стране, и правительству нужно переориентироваться и адаптироваться к новым условиям. Кроме того, идет речь о внедрении в Украине европейских стандартов, об изменении законодательства и так далее. А это серьезные шаги, это, я бы сказал, почти переворот. И если бы не было в такой ситуации кардинально противоположных мнений — это было бы скорее странно. Да, десять лет в стране был один президент, сейчас другой. Тогда была одна приватизация, сейчас будет, видимо, другая, и я думаю, что они будут отличаться по сути.

Я, к примеру, как-то спросил у японских бизнесменов, почему они не приняли участия в одном приватизационном тендере. И они сказали, что еще до его проведения было решено, кто станет победителем, а сам тендер — это лишь церемония. Вообще-то, я не знаю, мне трудно судить. К сожалению, еще нет доверия к украинской приватизации. Оно только сейчас может появиться. И я думаю, важно, чтобы для всех были равные условия, соблюдалось законодательство, чтобы принимать участие в тендере имели возможность и ваши отечественные, и зарубежные предприятия. И это, по-моему, больше интересует японских бизнесменов, чем драки в Верховной Раде.

Следующий наш вопрос касается, может быть, не совсем приятного момента, но, тем не менее, мы не можем его не задать. Что у вас произошло с таким большим западным соседом, как Китай? Что стоит за этими антияпонскими выступлениями в Китае? Кому это выгодно? И почему Китай себя так ведет?

— Я отвечу так. Знаете, тут необходимо углубиться в историю. Пять тысяч лет китайцы считали свою страну центром мира. И, надо сказать, они уверены в этом до сих пор. Вообще, в древности, в VII—IX веках, японские императоры специально посылали молодых людей изучать в то время самую развитую цивилизацию и культуру — китайскую. Но в конце IX века они перестали это делать. Почему? Потому что уже нечего стало изучать. И в Китае началась гражданская война, перевороты, население бедствовало. С тех пор Япония стала очень интересным и сильным культурным центром. Кроме того, китайцы считают, что Корея и Вьетнам находятся исторически под их влиянием. О Японии этого они сказать не могут. Но это произошло не сейчас — так сложилось исторически уже давно.

При Мао Цзэдуне Китай был закрытой страной. А потом буквально за 10—15 лет произошло очень много перемен. Закрытую дверь открыли, провели очень удачные экономические реформы, привлекли в страну иностранные предприятия. Вообще, в этом отношении китайцы — молодцы. Особенно если сравнивать с экономикой бывших советских республик после распада Союза: Россия страдала, Украина страдала, да и другие тоже. А китайцы работали очень системно и упорно, вообще, я думаю, они очень способные. Сейчас эта страна вышла на мировой уровень.

Хочу подчеркнуть, что последние две тысячи лет между Китаем и Японией были не только войны. Развивались и культурные, и политические, и общечеловеческие связи. У нас, например, нашли приют многие из китайских революционеров. В Токио жил Сунь Ятсен, который потом и возглавил революцию 1911—1913 годов, изгнавшую маньчжурскую императорскую династию и установившую Китайскую республику (сейчас это Тайвань). Кроме того, только два государства в мире — Китай и Япония — сегодня используют иероглифы. И хотя произношение у нас разное, мы пишем одинаково. И китайцы, и японцы понимают, что написано. Это и называется "восточноазиатская цивилизация". Несмотря на некоторые конфликты, она является серьезной силой в современном мире.

Но почему китайцы так поступали? Они говорят, что японцы в своих учебниках истории не хотят признавать своих ошибок в отношении китайского народа во время оккупации. Нам кажется, что здесь есть какая-то экономическая подоплека, потому что громили японские магазины, представительства банков и компаний. Может быть, Китай таким образом чего-то требует от Японии?

— Знаете, в Токио есть храм Ясукуни-дзиндзя, что означает "храм мира в стране". В этом токийском храме почитают души более двух с половиной миллионов японских солдат, участвовавших в разных войнах, в том числе и с Китаем. Среди них также 14 военных преступников, которые были казнены в 1948 году по приговору Токийского трибунала. Ясукуни — это частный храм, после окончания Второй мировой войны он был лишен статуса государственного. До 1985 года главы правительства Японии воздерживались от посещения Ясукуни. Однако 15 августа 1985 года традиция посещения храма премьер-министром Японии возобновилась, возродив и активное противостояние Китая этому акту. Китайцы считают храм Ясукуни символом агрессии и экспансии Японии, а посещение его представителем власти — почитанием памяти тех, кто является преступниками. И каждый раз этот вопрос вызывает серьезное напряжение в отношениях между нашими странами. Но г-н Коидзуми, который тоже каждый год посещает Ясукуни, не может отказаться от этого, поскольку тогда собственный народ его не поймет. Он говорит, что обращается к душам погибших воинов, чтобы они успокоились, и молится за то, чтобы Япония никогда не воевала с другими странами. Но китайцы все равно возражают. Сейчас японское общество разделилось в отношении к этой проблеме практически пополам. Одни считают, что ни в коем случае нельзя отказываться от этой традиции, это дело Японии, и ни Китай, ни Корея не имеют права вмешиваться. Другие же считают, что дружественные отношения с Китаем важнее. Конечно, я готов признать, что это как-то затрагивает чувства китайского народа. Но по японской религии не имеет значения, каким человек был при жизни — хорошим или плохим. После смерти все равны. Я понимаю, что в войне китайцы потеряли много людей, понесли большой ущерб. Но кто начал войну? Тогдашнее правительство Японии, ее военные лидеры, которые уже осуждены. Сегодня на это нужно смотреть по-другому, искать точки соприкосновения, а не разделения между нашими странами.

А что касается японских учебников, то, мне кажется, китайцы не учитывают главного. Правительство Японии после войны постановило, что в процессе общей демократизации страны не может быть единой унифицированной истории, как это было в стране до войны. Но в учебниках истории осуждается война и ее преступления. И я, к примеру, в 18 лет, читая учебник истории, знал, что японские солдаты вели себя в Китае ужасно. Но в Японии сейчас есть разные учебники истории — около 50 разных текстов, в которых конкретные исторические факты имеют различную трактовку. Каждый японец может написать свой текст истории: известный профессор университета, обычный школьный учитель и т. д. Они и комментируют историю по-своему. В итоге у нас, повторяю, есть разные учебники, освещающие правые и левые позиции, либеральные и консервативные. Ученые самого правого толка уменьшают или замалчивают трагедию китайского народа во время японского вторжения. Но даже в их учебниках эта проблема освещается, правда, несколькими строками, а не целыми страницами. И изучается эта история в 0,1% японских школ и только в частных. Поэтому если бы китайское правительство и население Китая об этом знали, то не было бы никаких антияпонских выступлений и антияпонской кампании.

Японию не пугает международный терроризм? И, например, такое его проявление, как ядерная программа Северной Кореи?

— Да, не буду скрывать, японцев беспокоит наличие у Северной Кореи ядерного оружия. Но все-таки мы надеемся, что корейцы понимают, к чему может привести его использование — к ядерной войне. И тогда у них уже не будет будущего. В настоящее время в Пекине ведутся шестисторонние переговоры — китайцы тоже обеспокоены северокорейскими ядерными программами. Ведь если Северная и Южная Корея будут одним государством — будет ядерная Корея. А это не в интересах Китая. И не только Китая, но и США, России.

И конечно, не в интересах Японии. В Японии, кстати, нет ядерного оружия. Наш народ решил, что мы не будем ядерным государством, а Япония будет последним государством в мире, которое приобретет или произведет ядерное оружие. Даже если бы правительство решило провести всенародный референдум по этому вопросу, я уверен, что большинство японцев сказали бы ядерному оружию "нет".

Что же касается терроризма — это другой вопрос. Вы ведь, наверное, знаете, что Япония сама пострадала от террористов. У нас в конце 1960-х — начале 1970-х годов существовала террористическая организация — "Японская красная армия". Она распространила свою деятельность и на многие другие страны: Ближний Восток, США, Испанию, Италию, Нидерланды, Ливан, Сирию, Израиль, Филиппины, Сингапур, Малайзию, Индию. Эта организация совершала захваты отелей, посольств, угоны самолетов, похищения людей, организовала нападения на полицейские участки в Токио и Осаке, ряд ограблений. Позже в Европе с целью выкупа они похищали японских бизнесменов. У нас были и другие террористические акты — например, отравление более 130 человек газом в Токио. Так что японцы, естественно, выступают против терроризма. Но я хочу сказать, что нужно бороться не только с терроризмом, но и, в первую очередь, с причинами, которые его порождают. Нужно искать мирное решение всех конфликтных ситуаций в мире: в Палестине, Израиле, Сирии и, конечно же, в Ираке.

Беседовали Ирина Гаврилова, Александр Сергий, Владимир Скачко