Внемандатная любовь

Любовь к себе – всегда взаимна. И это понятно: очень уж объект привлекательный. Так кажется влюбленному. Но есть две беды, связанные с плохой информированностью. Во-первых, мало кто знает этот объект. Во-вторых, если этот объект – политик, то он и знать не хочет о том, что его не знают. Отсюда и все потуги наших так называемых политиков – стать известными любой ценой: хоть чучелом, хоть тушкой, но на экран телевизора, а ради красного словца продам маму и отца. Выглядит это, конечно, смешно – многим нашим «диячам» лучше всего подходит «Орбит». В том смысле, что лучше жевать, чем говорить…
Но если бы только смешно все это было. Почти всегда это вредно, ибо такие люди в общественном сознании ассоциируются со всей властью. И потому подрывают доверие к ней, делают ее смешной. А быть смешным – для руководства самое страшное. Смешного в высоком кресле не боятся и не уважают. Это к клоуну Карандашу или к Юрию Владимировичу Никулину было трепетное и душевное отношение – их дети любили за то, что они были смешными. Но эти уважаемые артисты ведь не делили госсобственность, не вторгались без нужды в информпространство, никого не учили жить, и вообще, они занимались своим делом – смешили людей и были великими. И любимыми.

Впрочем, не об этой любви сейчас речь. Журналисты, во всяком случае, киевские, уже давно для себя решили одну проблему: они поняли, что режим Леонида Кучмы пал не в ноябре-декабре прошлого года, когда на Майдане буяла так называемая «оранжевая» революция. Это была уже агония. Режим рухнул раньше – когда на улицы вышли тысячи осмелевших людей, прослушавших разговоры главы государства со своими подчиненными. С власти – при помощи любителя поддиванных записей майора Мельниченко – был сдернут саван загадочности и снят ореол таинственности. Оказалось, что наши небожители мелки в желаниях, тупо прямолинейны в достижении желаемого и по лексикону недалеко ушли от вокзальных грузчиков. А кто же таких боится: им дашь трешку – они понесут куда попало и что угодно…

Но вернемся к светлому чувству, которое, как утверждают некоторые, придумали в Одессе, чтобы денег не платить. Если это так, то у политики и любви действительно много вариантов проявления и много общих похожих законов. Во-первых, как и на Большой Окружной, где любовь представлена, так сказать, в самом чистом и, не побоюсь этого слова, полуобнаженном виде, в политике тоже – что дашь, то столько и получишь. То есть власть – эта самая желанная среда обитания для политиков – должна о любви не только говорить, но и подтверждать свои слова конкретными действиями. И только потом требовать взаимности.

Во-вторых, в политике и во власти, как и в любви, нужно любить не только себя. Чтобы не быть заподозренным в одном доставшемся нам от глубокой юности увлекательном занятии по самоудовлетворению, политик должен понимать, что политика и власть (как ее высшее проявление) – это всего лишь средство для получения ОБЩЕГО удовольствия. Политика должна так выстраивать власть, чтобы та служила не только счастливым обладателям мандатов или постов в органах управления, но и более-менее справедливо организовывала жизнь общества. Извините, звучит очень пафосно, поэтому «приземлюсь»: власть должна делать все так, чтобы от ее действий не становилось хуже огромному числу простых людей, чьей любви и признания очень хочется. Чтобы, к примеру, за одну ночь из магазинов не пропадало мясо или сахар, а бензин не улетучивался из АЗС с естественной скоростью испарения. В этом случае власть может претендовать на взаимную любовь. Или хотя бы на взаимопонимание. Со стороны населения. Если же каждый тянет одеяло на себя, то очень скоро может стать холодно всем. В том числе, и счастливому обладателю одеяла, если он в одно прекрасное утро он оказывается на нарах…

В-третьих, власть должна быть, как пионер, который, как известно, всем ребятам пример. То есть политики во власти должны зажигать сердца своих избирателей и даже подчиненных своим личным примером. Не красть, не лгать, не предавать, не нарушать законы. Иначе девальвируются самые прекрасные слова. В том числе, и о любви.

Сейчас политическая власть в Украине новая, но, похоже, проблемы – до ужаса старые. Согласно одному из распространенных мнений, власть появилась благодаря любви и доверия к ней со стороны народа, который выдал эти чувства авансом. Но их, чувств этих, по общему мнению, с каждым днем становится все меньше и меньше. Главным образом потому, что уже сейчас очевидно, что между словами и делами многих деятелей современного украинского Олимпа – огромная пропасть.

Анализировать глубину и ширину ее, а также причины расползания «тверди», детально не буду. Мне кажется, что и новые политики, взращенные народной любовью, обратили это чувство исключительно на себя любимых и не желают ничего отдавать взамен. А это начало конца любого романа. Политического – так и подавно.

Остановлюсь на одном примере, который уже всем основательно поднадоел. Правительство, которое, по словам его руководителей, выполняет программу, с которой победил президент Виктор Ющенко, не может этого делать. Потому что парламент еще совсем недавно не принимал нужные законы, ибо работа его была заблокирована представителями оппозиции, которые потребовали, чтобы все их бывшие коллеги, перешедшие на работу в структуры исполнительной власти (стали министрами, их заместителями, губернаторами и т. д.), определились: либо законы принимать в ВР, либо их выполнять, но при этом сдать мандаты нардепов. И дело не в том, что оставшихся в зале под куполом «жаба задавила». Это тоже, конечно, есть, чего греха таить, но главное то, что на стороне оппозиционеров – Конституция и спикер парламента Владимир Литвин. Статья 78 однозначно гласит, что народный депутат выполняет свои непосредственные функции в Раде на постоянной основе и не может иметь другой представительский мандат или пребывать на госслужбе. Кроме того, статья 8 той же Конституции указывает, что все ее нормы – прямого действия. А это значит, что их нужно выполнять неукоснительно. Всеми. А если кто не хочет, то им должен заниматься суд и обеспечивать выполнение Основного Закона.

Литвин повел себя мягко. Он решил действовать в соответствии с еще одним пунктом статьи 78 – все требования относительно несовместимости рода деятельности с наличием мандата устанавливает суд, и обратился к судьям Киевского Апелляционного суда: мол, установите, что к чему. Зачем он это сделал, непонятно. Может быть, с самого начала не хотел ссориться с «оранжевыми» победителями, которые поклялись на Майдане, что верховенство права и равенство перед законом для них – незыблемый императив, и понадеялся на их сознательность и верность сказанным словам. Но ведь, в принципе, что и какое соответствие или несоответствие тут надо устанавливать, если все уже установлено и так. Министры, например, записаны по ведомству исполнительной власти в Конституции. А официальная должность губернаторов так и называется «глава областной государственной администрации». Как еще обозначить, что человек – исполнитель, а не законодатель?

Но совместители проигнорировали даже решение Апелляционного суда. До сих пор есть недовольство поведением спикера, а нет понимания необходимости выполнять Конституцию и вердикт суда. Да что там Литвин, которого многие «оранжевые» совместители почему-то на дух не переносят, или суд – кто у нас серьезно принимает во внимание решения людей в мантиях! Сам президент Ющенко несколько раз просил своих бывших коллег по Майдану определиться. Но и на него обратили внимание только после того, как он 5 июля сего года Ющенко поручил премьер-министру Юлии Тимошенко уволить с должностей всех совместителей. Это получилось у него, наконец, решительно. И заявления о сложении депутатских полномочий посыпались, как из рога изобилия.

Однако и такой поворот дела подействовал не на всех. Председатель Запорожской областной государственной администрации Юрий Артеменко подал иск в Апелляционный суд Киева с просьбой пересмотреть решение этого суда о досрочном прекращении его депутатских полномочий. По мнению Артеменко, решение не имеет законной силы, так как он не присутствовал на заседании суда. «Я не присутствовал на этом заседании – были нарушены юридические нормы… Я не говорю о содержании решения, говорю о форме», – считает Артеменко. Новоявленный губернатор требует возобновления процесса и пересмотра решения. И только после этого он готов «смилостивиться» и таки выполнить норму Основного Закона и решение суда. «После того, как будет возобновлен процесс, я напишу заявление о сложении депутатских полномочий», – сказал он.

Как можно назвать такое поведение? Однозначно ответить на этот вопрос я не берусь. Но, как по мне, тут есть все: гипертрофированные амбиции, желание власти любой ценой и в любом объеме, ссылки на убежденность в том, избирателей нельзя лишать «своего» депутата меньше чем за год до парламентских выборов (это официальная «отмазка» Артеменко), стремление оставаться в центре внимания любой ценой (ну кто, кроме запорожских избирателей, знает, кто такой Артеменко, а он-то, как и всякий политик, требует всеобщего обожания), трепетная любовь к мандату и депутатскому значку (есть чем похвастаться перед знакомыми).

Короче, есть много вариантов ответа. Но нет главного – понимания того, что представитель власти НЕ МОЖЕТ и НЕ ДОЛЖЕН так откровенно, демонстративно и нагло игнорировать закон на глазах всего честного мира. Хотя бы потому, что этим он приносит вред всей власти. А власть эта, напоминаю, решала очень важный вопрос. И для себя, и для страны. Речь, напоминаю, шла о принятии законов, которые могут помочь Украине стать членом Всемирной торговой организации (ВТО) и хоть частично поставить украинскую экономику на цивилизованные рельсы развития, по которым и движется большинство стран мира. А вступление в ВТО новая власть провозгласила как одну из своих первейших задач. Как первейший шаг на пути евроинтеграции. Или, может, Артеменко этого не знал? Тогда как он попал в единую команду власти? Или он не хочет, чтобы Запорожская область почувствовала себя европейцами?

Да и разве в одном Артеменко дело? Он, как по мне, был, есть и будет нужен только самому себе, родным и близким. И польза от него, равно как и вред, были одинаковыми, то есть практически нулевыми. Но до того момента, пока он не стал губернатором и не получил рычаги управления далеко не самой последней областью страны, в которой у новой власти есть очень много проблем. Связанных, том числе, и с любовью к ней со стороны запорожцев. Однако Артеменко говорит, говорит, говорит. А власть расхлебывает и расхлебывает. Вместе со страной, кстати…

И, повторюсь, Артеменко в новой команде не один такой. Причем, не только на уровне губернаторов «оранжевые» говорят несогласованные вещи, противоречат друг другу, борются с «врагами», которых они сами себе и назначили. А надо было бы дело делать. Дело, руководить которым сподобила судьба и до которого в этой борьбе руки не доходят.

Нет и понимания того, что даже в команде единомышленников внутренняя демократия заканчивается на стадии обсуждения решения. А когда решение коллегиально принято, то надо работать, а не дискутировать или самовольничать в ущерб общему делу. Когда же со стороны видно, что любви или хотя бы согласия нет и в правящей политической элите, что члены «единой команды» готовы «утопить» друг друга даже ценой развала страны или отдельной отрасли ее экономики, то сложно надеяться и на ответную любовь со стороны населения. О нем, о его нуждах, об интересах страны в такой борьбе думают в последнюю очередь. Если вообще думают. Такая вот любовь, понимаете…

54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам