Фантом

Без суда как-то неудобно жить. Теряется чувство последней инстанции. У нас же, как в Европе: чуть что — сразу в суд. Реприватизация? Есть Фемида на Печерске, которая специализируется на подобного рода делах. Кстати, в питейных заведениях среднего уровня сегодня модно заказывать песни "для работников Печерского суда — самого известного суда в Украине". Или же возьмем, к примеру, Единое экономическое пространство. Поскольку мы идем в Евросоюз, то была мысль отправить в Конституционный суд (КС) все соглашения, которые Украина заключила по еэповской тематике. Потом передумали отправлять. Мало ли что… Да и в КС не все так просто. Скажу больше: нет у нас больше Конституционного суда.

Пугаться не надо: формально он есть. Однако данный институт незаметно для окружающих утратил свою дееспособность. Сразу хочу отметить: я ни в коей мере не ставлю под сомнение авторитет этого уважаемого судебного учреждения. КС как скажет, так прямо и отрежет. А что делать? Последняя инстанция… Помню, с каким нетерпением все причастные ожидали вердикта суда по поводу политической реформы. Ведь без экспертизы конституционных судей никак не обойтись. Но все закончилось очень хорошо. Оказалось, что Основной Закон удивительно пластичен. Можно избирать президента парламентом, организовывать в Верховной Раде постоянно действующее большинство, вводить императивный мандат. Никаких проблем. Мы бы всего этого не узнали, не будь Конституционного суда — самого гуманного и справедливого суда в мире. Аминь.

Вот только в последнее время КС как-то сбавил обороты. Например, еще в декабре прошлого года Верховная Рада отправила на исследование конституционных экспертов в мантиях проект Александра Мороза относительно местного самоуправления. И ни ответа, ни привета. Уже сессия заканчивается, а вердикта нет. А ведь если бы был получен ответ, то, возможно, конституционная реформа вступила бы в силу с 1 сентября нынешнего года. Правда, это только теория, поскольку даже самые законченные оптимисты считают, что Верховная Рада все равно завалила бы прошедший конституционную экспертизу самоуправный вариант Сан Саныча.

Или такой сюжет: еще президент Леонид Кучма направил в КС представление относительно права ВР утверждать результаты референдума. Леонид Данилович сомневался, что парламент должен "ратифицировать" народное мнение. Очень полезное представление, поскольку лучшие умы партии "Народный cоюз "Наша Украина" в настоящее время бьются над проблемой денонсации конституционной реформы. Но суд молчит, и пуст почтовый ящик Секретариата Президента. Теперь эта тема, как и представление относительно нелегитимности так называемого "большого пакета" от 8 декабря 2004 года, поддержанного ВР, теряет свою актуальность. Так что происходит в красивом белом здании, расположенном в центре Киева рядом с редакцией интернет-издания "Pro-ua"?

Для того чтобы ответить на данный вопрос, вспомним о принципах формирования нашего славного, гуманного Конституционного суда. Главная "фишка" — квоты. 18 КС-судей поделены поровну между тремя субъектами: президентом (святое дело), парламентом и съездом судей.

Таким образом, три ветви власти — законодательная, исполнительная и судебная — формируют на паритетной основе весь состав Конституционного суда. От каждого субъекта по шесть судей. Глава государства назначает, парламент, а также съезд судей избирают.

При этом важно помнить о двух моментах, которые, на наш взгляд, влияют на дееспособность КС.

Во-первых, судьи уходят на пенсию по достижении предельного для государственных служащих возраста — 65 лет.

Во-вторых, служитель конституционной Фемиды считается вступившим в должность, если он принес присягу на заседании Верховной Рады в присутствии Президента.

После этого краткого экскурса можно приступать к анализу дееспособности нынешнего состава КС. На данный момент из 18 судей имеются в "наличии" только 14. Кадровый "дефицит" связан с действием возрастного фактора, который сбивает ритм обновления состава Конституционного суда, а также с чисто политическими обстоятельствами.

Первое: президент Леонид Кучма в разгар "оранжевой" революции (23 декабря 2004 года) назначил судьей КС в рамках своей квоты экс-лидера парламентского большинства Степана Гавриша. Степан Богданович отказался от почетной синекуры. Не могу, говорит, принять эту должность, поскольку не понимаю, что происходит в стране. Свято место, как известно, пусто не бывает. 10 января 2005 года, до инаугурации Виктора Ющенко, Кучма назначает судьей КС Валентина Коваленко (бывшего заместителя главы администрации президента). Однако 20 января господин Коваленко так и не сумел принять присягу в стенах парламента. Представители фракций "Наша Украина" и БЮТ блокировали трибуну Верховной Рады в знак протеста против присутствия в сессионном зале президента Леонида Кучмы и исполняющего обязанности главы правительства Николая Азарова. Валентин Коваленко, а также Андрей Стрижак, избранный на судейскую конституционную должность по квоте съезда судей, так и не приступили к исполнению своих обязанностей. Без присяги — ну никак нельзя. В настоящее время возникла интересная коллизия: можно ли считать Валентина Коваленко легитимным судьей? Дело даже не в присяге. Коваленко назначен на должность экс-президентом. Можно ли считать квоту главы государства заполненной? Другими словами, имеет ли Виктор Ющенко право назначать на эту должность кого-то другого? Или же надо дать возможность принести присягу Коваленко? Неясно. Кстати, по Стрижаку подобных вопросов не возникает. Но он пока идет в связке с креатурой бывшего главы государства.

Второе: складывается устойчивое впечатление, что КС оказался втянутым в политическую игру. Полная кадровая комплектация Конституционного суда сознательно тормозится. 7 апреля 2005 года, уже после вступления в должность нового Президента, парламент попытался избрать двух судей КС по своей квоте. В бюллетени для голосования были внесены 4 кандидатуры: Петр Воробей, Виктор Шишкин (выдвинуты народными депутатами), Василий Борденюк и Петр Стецюк (предложены спикером Владимиром Литвином). В соответствии с регламентом деятельности ВР, для проведения голосования необходимо, чтобы бюллетени выдали на руки не менее 298 депутатам. А получили их чуть больше 100. Завалили… В результате — недоукомплектованный Конституционный суд. Если посмотреть на состав КС на основе квот, то получится следующая картина.

Президентская квота:

1. Николай Селивон;
2. Владимир Шаповал;
3. Сюзанна Станик;
4. Владимир Иващенко;
5. Валерий Пшеничный;
6. вакансия.

Как мы уже отмечали, назначение Коваленко находится под вопросом. Тем не менее пять судей КС назначены Леонидом Кучмой. Это, так сказать, старая президентская гвардия.

Парламентская квота:

1. Михаил Костицкий;
2. Александра Мироненко;
3. Павел Евграфов;
4. Павел Ткачук;
5. вакансия;
6. вакансия.

Как нетрудно заметить, квота еще не заполнена. Четыре судьи продолжают работать еще с дореволюционных времен. Кстати, один из них — Ткачук — до своего назначения был помощником Александра Мороза, который славится приверженностью делу конституционной реформы.

Квота съезда судей:

1. Владимир Вознюк;
2. Василий Нимченко;
3. Николай Савенко;
4. Виктор Скомороха;
5. Людмила Чубар;
6. вакансия.

Напоминаем, что Андрей Стрижак так и не приступил к исполнению своих обязанностей из-за казуса с присягой.

В результате получается следующий расклад: из 14 судей пять назначены бывшим президентом. Еще четыре относятся к разряду "конституционных старожилов". Собрания КС правомочны, если на них присутствуют не менее 12 судей. Достаточно трем представителям президентской квоты не прийти на заседание, и все… Кина не будет. В такой ситуации надеяться на продуктивность работы Конституционного суда сложно. Очень сложно.

На этом кадровые трудности не заканчиваются. Осенью (если точнее, то 18 октября) завершаются полномочия еще девяти судей КС. Причем уходят на покой два представителя квоты президента (Николай Селивон и Владимир Шаповал), пять "ставленников" съезда судей (Владимир Вознюк, Василий Нимченко, Николай Савенко, Виктор Скомороха, Людмила Чубар) и двое судей, избранных Верховной Радой (Михаил Костицкий, Александра Мироненко). "На хозяйстве" в Конституционном суде остаются всего пять человек. Естественно, ни о какой дееспособности данного института не может быть и речи. Глава государства способен достаточно оперативно способствовать кадровому "наполнению" КС. Он может назначить двух, а если вопрос с Коваленко решится в пользу Президента, то и трех судей. Однако этого явно мало для возобновления нормальной работы Конституционного суда. Надеяться на то, что парламент быстро изберет четырех "носителей мантии", тоже нецелесообразно. Большинства в Верховной Раде нет. Но даже если бы оно и было, то толку при избрании судей КС от него никакого. Напоминаем о регламентной норме — в голосовании должны принять участие не менее 298 депутатов. Поэтому заблокировать процесс кадрового "наполнения" Конституционного суда по парламентской квоте — как два байта переслать.

Остается съезд судей. Особых проблем не предвидится. Правда, следует учитывать то обстоятельство, что на организацию судебного форума потребуется время. То да се… Глядишь, уже и ноябрь закончится. А в декабре проводить съезд как-то не с руки. Новогодние праздники и все такое. Потом январь, когда даже отъявленные трудоголики не в состоянии предаваться своему излюбленному пороку, от которого, как известно, кони дохнут. Потом парламентские выборы, когда все замирает в предвкушении оглашения результатов электорального забега. Если трезво подходить к проблеме, то ожидать быстрого решения кадровой конституционной проблемы не стоит.

При пессимистическом варианте развития событий КС будет укомплектован к лету будущего года. При оптимистическом — к ноябрю. Да и то частично. Скорее всего, только новый состав Верховной Рады решит проблему назначения судей КС по своей квоте. Да и то не факт. Не стоит также забывать о том, что придется избирать нового председателя Конституционного суда. Для этого потребуется кворум — 12 человек. Проблемы, связанные с восстановлением нормальной работы главного органа, отвечающего за чистоту Основного Закона, можно еще долго перечислять. Главный вывод прост: надеяться на нормальную работу КС не приходится. И это факт.