Сирота для сирот?

28 июня сего года двенадцатой по счету Конституции Украины исполняется 9 лет. Много это или мало? Много, утверждают одни: при новом Основном Законе фактически сформировалось новое поколение украинцев, которым пытались растолковать основные конституционные нормы в школах. "Ну и что?" — парируют скептики. И они тоже по-своему правы — по двум основным причинам.

Во-первых, мало кто из рядовых граждан страны почувствовал себя защищенным Конституцией. Во всех аспектах — политическом, экономическом, социальном. Потому что ни граждане, гордо именуемые в главном законе страны "народом — единственным источником власти", ни власти, произрастающие из этого "источника", не научились жить по Конституции. И что обидно: народ во время "оранжевой" революции все же показал, что может выполнять свою могучую коллективную функцию. А вот отдельные представители уже новой власти вновь показали, что нормы Конституции для них — пустой звук. И в этом — ее основной недостаток: нормы есть и даже звучат прекрасно, но вот механизмов, которые заставляли бы всех без исключения придерживаться этих норм, нет. И старый гарант Конституции — президент Леонид Кучма, и новый — Виктор Ющенко, увы, так и не поднялись до уровня своей высокой миссии: в рамках своих полномочий одним росчерком пера хотя бы ставить на место зарывающихся непосредственных подчиненных, заставлять их выполнять Основной Закон. Потому что в любом законе (а в Конституции — тем более!) главное — не только грамотно написать или красиво прочитать, но еще и обязательно исполнить. А вот с этим — постоянные проблемы. И именно такое обхождение высоких государственных мужей с Конституцией по принципу целесообразности, а не безусловного, немедленного и неукоснительного выполнения, и является первым ключевым звеном во всеобщем правовом нигилизме народа и его неверии в силу законов. Если такие "важные люди" в столице позволяют себе вертеть Конституцией, как дышлом, себе на потребу, то что уж говорить о чиновниках на местах.

Во-вторых, Конституция рискует не отпраздновать свой 10-летний юбилей в первозданном виде, ибо в стране грядет конституционная реформа, которая может полностью переформатировать систему власти в государстве и даже изменить саму форму правления — с президентско-парламентской на парламентско-президентскую. И неизбежно возникает новый вопрос: а что это изменит, если конституционные статьи будут переписаны заново?

Перед очередным выходным, в который превратился день принятия Основного Закона, многие традиционно вспоминают обстоятельства этого счастливого события. Ту знаменитую "конституционную ночь" с 27-го на 28 июня 1996 года, когда депутаты парламента решили не покидать стены Рады, пока не примут Конституцию. Их тоже поджимало время — президент Кучма, отчаявшись "продавить" через парламент свой вариант Основного Закона от 20 марта 1996 года, подписал указ о проведении всенародного референдума по его утверждению. Депутаты упредили его, в новом документе застолбив за собой исключительное право принимать и менять Конституцию. Потом Леонид Данилович, прибыв к уставшим творцам утром, полушутливо извинился за такое "стимулирование". Но он мог бы и не шутить. Ибо стимул действительно получился отличный.

Ночное творение изначально страдало "родовыми травмами". Известны первые оценки новой Конституции. Коммунист Георгий Крючков произнес крылатую фразу: "Швидко роблять — сліпих родять". А любители "насолить" президенту однозначно назвали свое поведение и свое же творение "триумфом демократии". И обе эти оценки — недалеки от истины. Потому что Конституция родилась как плод компромисса и давления, страха и надежд, безнадеги и усталости. Но с другой стороны, она действительно однозначно закрепила окончательный отказ независимой Украины от коммунистического наследия. О народе-"источнике" уже было сказано. Кроме того, был закреплен — как главный принцип жизни государства и его народа — здравый смысл и коллективный разум. Конституция однозначно запрещает провозглашать любую идеологию "единственно правильной" и навязывать ее стране. Это означает одно: только люди — путем голосования за депутатов и президента — определяют курс развития государства. И имеют право спросить у своих "слуг", как те выполняют их волю. "Оранжевая" революция, напоминаю, подтвердила, что народ — не всегда безропотное стадо.

Однако — так уж получилось — очень символичным стал тот факт, что основным докладчиком по конституционному проекту был Михаил Сирота, отстоявший на трибуне почти 15 часов. Дальнейшее обращение с Конституцией показало, что она тоже стала сиротой во властных коридорах. Создавалось даже такое впечатление, что Основной Закон никому не нужен и что никто не собирается выстраивать отношения в полном соответствии с ее нормами и даже кулуарными договоренностями. К примеру, за все 9 лет так и не были приняты конституционные законы прямого действия, которые закрепили бы разделение органов власти, принципы их формирования, механизм работы и продуктивного балансирования их полномочий и т. д. Толковище между парламентом и президентом возобновилось буквально на следующий день, когда высохли брызги праздничного шампанского, немеряно потребленного прямо в ВР, и улетучились последствия его воздействия на разгоряченные головы. И перетягивание законодательного одеяла продолжалось все годы. О народе, его конституционных правах и даже об обязанностях, разумеется, никто не думал, и он тоже попал в разряд сирот.

Сегодня Конституция-96 стоит на пороге серьезной ревизии. И ее сторонники, как и Кучма прежде, уверяют всех, что таким образом будет построено сильное государство. Но где гарантии, что с обновленной Конституцией не поступят по-старому? Повторяю: принять мало — надо выполнять…