Болезненная оппозиция

В минувшую пятницу в гостях у Руслана Полищука в программе «Темник» побывал принципиальный и профессиональный оппозиционер, член фракции «Регионы Украины» Тарас Чорновил. Львовянин, которого не тянет сегодня в родной город, рассказал зрителям «Эры» о своих проблемах с отцом, о том, как он побывал в Донецке, и о том, что «оранжевая революция» захлебнулась…
Тарас Вячеславович, бытует мнение, что Вы изменили принципам, которые исповедовал Ваш отец. Как бы Вы могли прокомментировать это?

— Давайте не трогать память Вячеслава Чорновила и не навязывать ему свой, как правило, очень низкий, уровень понимания политических процессов. Когда мне заявляют, что отец был бы сегодня доверенным лицом Виктора Ющенко, то это звучит оскорбительно. Сейчас я все глубже и глубже вникаю в дело расследования обстоятельств гибели моего отца, и очень много вещей, к сожалению, выводят на Виктора Ющенко. Для меня это просто ужасно. Я не обвиняю непосредственно его в причастности к убийству, но к последним месяцам жизни Вячеслава Чорновила он имеет очень нехорошее отношение.

— Стремитесь ли Вы изменить существующее в обществе достаточно негативное отношение к Вам?


— Я уже не ставлю перед собой подобной цели, хорошо понимая, что отношение людей всегда носит иррациональный характер. Я могу сколько угодно говорить о демократических принципах и отстаивать мнение о том, что Виктор Янукович и партия «Регионы Украины» проводили абсолютно честную и принципиальную политику. Что в ходе последнего тура выборов, в том числе и благодаря моим усилиям, мы не допустили со своей стороны абсолютно никаких нарушений и некорректности в ведении предвыборной борьбы. И несмотря на это, я буду заложником определенных стереотипов, которые навязаны и политической силе, и ее лидеру. Сегодня люди до сих пор находятся в состоянии эйфории. Они пока еще не почувствовали удара действительно бездарной политики новой власти.

— Правда ли то, что у Вас были не очень хорошие взаимоотношения с отцом?

— Я никогда не скрывал того, что у нас были проблемы во взаимоотношениях. Начиная с элементарного бытового уровня и до полного расхождения во взглядах на, например, решение конфессиональных вопросов, кадровой политики. Очень многих людей в его окружении я буквально не мог воспринимать на уровне своих внутренних ощущений. Некоторые из них впоследствии предали его, а некоторые оказались засекреченными работниками КГБ.


— Как Вас воспринимают в качестве политика на востоке Украины?

— Вы будете смеяться, но в Донецке я впервые в жизни побывал буквально месяц назад. Нормальное, спокойное, абсолютно адекватное отношение. Я увидел нормальных работящих людей, которые очень спокойно на все реагируют.

— Сегодня можно услышать, что Вы являетесь «персоной нон грата» на Львовщине. Как Вы думаете, Ваше участие в блоке оппозиционных сил пойдет на пользу оппозиции на предстоящих парламентских выборах?

— Я стараюсь апеллировать ко всем – для меня нет деления: «западенці, чи не западенці». Моя работа в оппозиции сводится, в принципе, к одному – чтобы эти выборы вообще состоялись. Чтобы не допустить повторения сценария, существовавшего при Кучме. Что касается Львова и того, как эту ситуацию пытаются представить мои политические оппоненты, – не знаю, давно там не был. Что-то в моем внутреннем отношении ко Львову «сломалось». Львовяне в отношении к политике иррациональны: они либо любят, либо ненавидят. Меня больше не тянет туда…

— В последнее время Вы неоднократно заявляли о том, что происходит притеснение несогласных с нынешней государственной политикой. Что Вы имеете в виду?

— Ситуация, которая сложилась на сегодняшний день с заявлениями со стороны власти и ее действиями, показывает нетерпимое отношение к инакомыслию и попытки затравить несогласных, если не на уровне журналистов, то на уровне бизнеса… Скажу больше: существующие во власти тенденции свидетельствуют о том, что Кучма в 1994-м был гораздо более демократичен, чем Ющенко в 2005-м.

— По Вашему мнению, кто выиграл выборы честнее: Янукович во втором туре, или Ющенко – в третьем?

— Думаю, что честнее выиграл выборы Янукович – в третьем туре. Я считаю, что в третьем туре у Ющенко были страшные фальсификации. Я не отрицаю, что во втором туре были допущены очень грубые нарушения в пользу Януковича. Но они делались специально – для показухи, для телекамер. Думаю, что это было частью реализации плана «Кучма-3». В третьем же туре с нашей стороны нарушений не было вообще. Это я могу гарантировать своей совестью и честью.

— А кто был лучшим руководителем штаба Януковича: Вы или Тигипко?

— Я считаю, что Тигипко не использовал очень много реально существовавших тогда возможностей. Он упустил вожжи избирательного процесса и фактически передал их Банковой.

— Вы ощущаете свою вину за то, что Янукович проиграл третий тур?

— Думаю, в третьем туре для нас уже не существовало ни одной возможности выиграть выборы. Фактически, это была уже легитимизация совершенного государственного переворота. Его часто называют «оранжевой революцией». Но я хочу Вам сказать: «оранжевая революция» была, но она захлебнулась, ее задушили. То, что происходит сейчас во власти, не имеет никакого отношения к тому, чего хотели люди, которые стояли на Майдане минувшей зимой.

— Существует ли сегодня в Украине оппозиция?

— Она формируется, но очень болезненно. Есть две проблемы: многим нужно привыкнуть к этому статусу и понять, что же все-таки нужно делать. С другой стороны, Виктор Ющенко на 100% повторяет опыт Леонида Кучмы, который сам хотел назначать себе оппозицию. Нынешние попытки дискредитировать оппозицию – это худший выход для власти.

— Похоже, что Янукович уже нашел себе возможных будущих политических союзников: Витренко, Васильев, Кушнарев…

— Категорически с этим не согласен. Этот союз не является созданием предвыборной коалиции. Скорее его можно назвать объединением «против» – союзом людей, которые не воспринимают действия нынешней власти. Это слишком разные политические силы. Например, Витренко не пойдет в команде с Януковичем. Очевидно, она пойдет вместе или с Костусевым и партией «Союз», или с «Русским блоком»… Так или иначе, нынешняя коалиция пойдет на парламентские выборы двумя или тремя списками. И это будут абсолютно различные политические силы. Мы просто должны договориться о том, чтобы не мешать друг другу и работать в собственном политическом секторе.

— А какие взаимоотношения существуют сегодня между Януковичем и Медведчуком? Есть ли шансы на то, что они пойдут на выборы вместе?

— Думаю, «эсдеки» все-таки будут формировать собственную группу. Но конкретно о списках можно будет говорить не раньше начала лета. Я вообще не знаю нынешней роли Медведчука, не знаю его планов. Я вижу нескольких людей из СДПУ(о), к которым у меня нормальное отношение, которые нас не покинули, когда нас предали практически все – перед третьим туром и после него.

54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам