Первая кнопка

В сентябре 2002-го оппозиционная тройка — Юлия Тимошенко, Александр Мороз и Петр Симоненко — захватили "первую кнопку". Такова была политическая целесообразность тех дней: штурм эфирной студии УТ-1 совпал по времени со вторым туром акции протеста "Восстань, Украина!". В результате вместо лица Вадима Долганова, ведущего программу "Новости", в эфире появилась энергичная и решительно настроенная леди Ю, которую с двух сторон окружали лидер СПУ Александр Мороз и главный коммунист Петр Симоненко. Выход в эфир был для оппозиции единственным способом прорвать информационную блокаду и огласить свои требования: импичмент президенту Кучме, отставка силовых министров, объективное расследование "дела Гонгадзе". Два года спустя, после победы "оранжевой" революции, ситуация изменилась настолько, что "брать" УТ-1 уже никто не хотел.

Больше недели пресс-секретарь Президента Ирина Геращенко уговаривала одного из полевых командиров Майдана Тараса Стецькива повоевать на другом фронте — информационном. Тарас Степанович согласился, выставив при этом ряд ультиматумов, основным из которых является единоличное управление НТКУ и влияние на основы информационной, рекламной и финансовой политики Первого национального. Фактически был разрушен объявленный триумвират Шевченко — Ткаченко — Стецькив, и Тарас Степанович стал единственным "монополистом" государственного телепространства. Это явно не понравилось очень многим из тех, кто готовился к переделу лакомого телепирога, но пришлось соглашаться с требованиями нового главы Национальной телекомпании.

Дальше медлить было просто неприлично: и без того вопросы назначения руководства НТКУ решались в обстановке кулуарной, далекой от заявленных принципов прозрачности новой власти. Еще один аспект затянувшегося назначения — отсутствие четкого и внятного алгоритма изменений. И приход одного из главных героев "оранжевой" революции на должность главного телевизионщика вписывается в политику кадровых назначений последнего месяца, где чаще срабатывает политическая целесообразность, а не профессиональный подход. Не секрет, что руководство НТКУ не являлось заветной кадровой мечтой одного из полевых командиров. Как известно, Стецькив хотел руководить чем-то более предметным и менее проблемным, чем реформируемая "первая кнопка". По некоторым данным, он боролся за пост руководителя Госкомитета связи, и кресло главы Национальной телерадиокомпании в данном случае действительно выглядит как "понижение". Слишком велика разница между желаемым и действительным. Кстати, в интервью "1+1" Стецькив открыто намекнул, что ему предложили то, что "осталось". Впрочем, политик подтверждает свой класс умением превращать любую должность в пост стратегического значения. Политика у нас персонализирована, в том числе и политика телевизионная. Кроме того, многое зависит от окружения, и умелый подбор заместителей на первом этапе впоследствии избавляет от ненужных интриг и конфликтов. Поэтому так важно, кто будет работать в одной связке с новым шефом украинского ТВ — в параллельных информационных структурах. Поговаривали, что Тарас Степанович активно лоббировал на пост руководителя Госкомитета по информполитике своего соратника и друга Владимира Филенко. Однако похоже, что Стецькиву придется работать в тандеме с Игорем Ждановым — директором политико-правовых программ Центра Разумкова. Блестящий аналитик, Жданов способен оценить и риски, и перспективы работы в информационном поле. И уж точно знает, как следует построить работу с медиа в предвыборный период, учитывая его предыдущее место работы. Тем более, все понимают, что означает контроль над центральными СМИ в нынешний сложный период формирования новой системы власти. Да и в преддверии парламентской кампании устойчивые позиции в медиа-сфере не покажутся лишними. Тем более что у нынешней власти нет влияния на рейтинговые телеканалы и нет времени на создание мощных конкурентов для этих каналов, сосредоточенных в руках одной политической силы. И сила эта — отнюдь не пропрезидентская.

Что остается? Только надежда на "первую кнопку".

Разумеется, переоценивать роль и значение информационного "инструмента" в период избирательных кампаний не стоит: достаточно вспомнить приход в ВР объединенных эсдеков, при мощной информподдержке едва сумевших преодолеть избирательный барьер. Но и недооценивать степень влияния телевидения на умы и сердца избирателей тоже ошибочно. Поэтому так принципиально было решить вопрос, кто станет ответственным за создание информационного лица новой власти. Актуальность этого вопроса особенно возросла после обращения высших государственных лиц к представителям четвертой власти с просьбой не заниматься информационным киллерством. Должны были появиться какие-то ориентиры взаимодействия власти и прессы. Тем более что и той, и другой стороне приходится работать в новом формате, и в этот формат вписываются вопросы цензуры на ТВ, политической рекламы, финансов от нее, лицензирования и приватизации главной телекнопки.

Кстати, о приватизации. Пока Тарас Стецькив изучал обстановку, с творческим коллективом телекомпании успела встретиться глава парламентской комиссии по приватизации Валентина Семенюк. Результатом встречи стало обращение руководства профсоюза НТКУ к спикеру парламента, которого журналисты просят принять закон о необходимости включения Первого национального в список объектов, не подлежащих приватизации. Иными словами, если у кого-то и возникали мысли по поводу того, как превратить Первый национальный канал в карманное телевидение новой власти, то им поставлен надежный антиприватизационный заслон, в чем, несомненно, заслуга главного социалиста, заранее обеспечившего себе свободный доступ в информпространство во время предвыборной кампании-2006.

Еще проблема — формирование программной концепции главного государственного канала. Очевидно, что в ее основу должны лечь принципы разгосударствления УТ-1, но перспективы реорганизации "первой кнопки" не будут ясны до тех пор, пока не станет понятно, сделают ли на базе НТКУ украинское ОРТ или подыщут для реализации идеи общественного телевидения и другую базу, и другое время. Впрочем, и многие иные вопросы остаются открытыми.

Вопрос первый: финансово-материальный. НТКУ — компания государственная, она существует за счет бюджетных вложений. Тем не менее ни для кого не секрет, что за кулисами Первого национального "отмываются" серьезные деньги. А сегодня этот процесс перешел все границы. Потому что при отсутствии четких правил и контроля возникает соблазн "нацарюваты" сто рублей и смыться. И проверка финансовых балансов НТКУ станет одной из приоритетных задач нового руководства. Как и формирование понятной и прозрачной финансовой и, главное, рекламной политики. Кстати, уже сейчас новый профсоюз Национальной телекомпании настаивает на участии творческой братии в разработке программы формирования бюджета телекомпании и контроле "телевизионных средств".

Вопрос второй: люстрация. Все активнее идут разговоры о необходимости смены "устаревшего" состава журналистов компании. По этажам ходят "честолюбивые дублеры", они хотят работы, славы, денег, заграничных командировок. Как поступит новый шеф НТКУ, проведет ли кадровые чистки или ограничится лишь сменой топ-менеджмента, пока не ясно. Впрочем, это лишь часть проблемы. Гораздо интереснее понять, будет ли проведена зачистка всего медиа-поля, пересмотрят ли лицензионные условия для отдельных мощных телекомпаний. Если да, то у УТ-1 даже в его нынешнем виде окажется монополия на формирование общественного мнения. Это, собственно говоря, единственный, хотя совсем не транспарентный способ усиления позиций новой власти на медиа-рынке в преддверии грядущих выборов и войн.