Последняя загадка Арафата

Вокруг жизни этого человека постоянно создавались различные мифы и легенды. И неудивительно, что его смерть стала еще одной загадкой. Сам факт смерти несколько дней оставался под вопросом. С одной стороны, это символически венчает все тайны Ясира Арафата, а с другой – дает неограниченную пищу для фантазии. А потому кончина арабского политика становится не точкой в его биографии, а превращается в многозначительное многоточие…

При жизни Арафата дипломаты европейских стран, включая Украину, ломали себе голову, как строить свои взаимоотношения с ним. Ныне они, еще не зная, умер ли он, решали, делегации какого уровня отправлять на похороны Отца палестинского народа с репутацией политика, в определенной мере оправдывавшего терроризм.

Человек-эпоха. Пафосное определение. Однако его смело можно применить по отношению к лидеру Палестины. Думаю, большинство читателей разделяют мое ощущение того, что Арафат виртуально был с нами всегда. И когда мы жили в СССР, и когда он развалился, и при независимой Украине. Из года в год он доказывал и доказывал всему миру, что отдается борьбе за освобождение Родины, как ни один другой палестинец. И с течением времени даже для большинства людей, совсем далеких от проблем Ближнего Востока, этот человек стал символом возрождающейся Палестины.

В чем феномен Арафата, который для одних был миротворецем, а для других – террористом? Ведь даже среди палестинцев о нем нет единого мнения: кто-то считает его "вождем", кто-то "предателем". Даже в Израиле сегодня далеко не все разделяют радость по поводу его смерти.

Такая полярность мнений, чувств и эмоций напрямую связана с личностью Ясира Арафата, который совмещал в своем характере и манере поведения нередко диаметрально противоположные вещи. К примеру, он мог появиться на улицах Газы с автоматом на шее и при этом печально заявлять, что выступает против эскалации насилия и всячески старается найти пути мирного решения проблемы… Но сейчас не об этом. Хотелось бы отметить черты Арафата, которые позволяют говорить об ушедшем лидере Палестинской автономии как об одной из высочайших вершин арабского политического Олимпа второй половины ХХ века. Их много. Основные – необыкновенная интуиция, гибкость, способность понять и договориться с любым соперником, феноменальная живучесть и непотопляемость, способность возрождаться из пепла поражений, редкое умение спасать безнадежно проигранные позиции, незаметно накапливая ресурсы для контригры. А стержневой чертой Арафата была непоколебимая убежденность в том, что он и его движение несут предначертанную высшими силами палестинскую миссию.

Эта уверенность в своей избранности – родом из детства. Когда Арафату было восемь, его духовный наставник заявил отцу мальчика, что его сын наделен особой милостью и благодатью Аллаха. Дело в том, что когда имам читал детям Коран, Рахман (так в детстве звали Ясира Арафата) внезапно оживлялся и, опережая учителя, завершал коранический стих. Отец с гордостью воспринял эту новость и предписал остальным своим детям относиться к мальчику с почтением… Красивая легенда, не правда ли? А, может, это и правда… Как знать.

За жизнеописание Арафата брались многие писатели и политологи. Но ни один из них не создал своей статьи или книги, основываясь на реальных документах или официальных публикациях. В основном все сведения об Арафате черпались у его семьи, ближайшего окружения, друзей и врагов. Сам Арафат тоже объективно способствовал созданию образа загадочного и таинственного вождя, одержимого лишь одной целью. Он не любил уточнять дату и место своего рождения, выяснять детали биографии, связанные с его семьей и многое другое. Рискну предположить, что теперь мир вряд ли узнает точную дату не только рождения, но и смерти, а также ее причину…

Даже его настоящее имя разные источники дают по-разному. Одни считают, что при рождении Арафата нарекли Мухаммед Абдель Рауф Арафат аль-Кудва аль-Хусейни. Другие – Рахман Абдель Рауф аль-Кудва аль-Хусейни, а вот Арафат – это название священной горы и долины близ Мекки. Так или иначе, в молодости он изменил свое имя на Ясир (значит "легкий") Арафат. Существует версия, согласно которой причиной этого явилось желание, чтобы его имя не связывали с командующим палестинскими силами Абдель Кадером аль-Хусейни, на которого возложили ответственность за поражение арабов в первой войне против израильтян.

Арафат очень болезненно воспринял поражение арабов в войне с Израилем. В студенческих спорах он называл ошибкой отказ арабских стран от раздела Палестины в соответствии с резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН. Судя по всему, именно тогда у него зародилась мысль о том, что палестинцы должны сами позаботиться о своей судьбе, а не ждать, когда за них это сделают "братья арабы".

В 1952 году Арафат создал Союз палестинских студентов в Египте и стал его председателем. Он не только участвовал в политических дискуссиях, но и активно осваивал военное дело. Со временем даже получил диплом офицера. А в 1956 году, когда англо-франко-израильские силы рвались к национализированному Насером Суэцкому каналу, лейтенант Арафат уже командовал отрядом подрывников в составе палестинских формирований. После окончания университета в Каире он в Кувейте создал три строительные фирмы. "Я не был миллионером, – признался Арафат позднее в своих интервью. – Но я был богат..." Одновременно со строительным бизнесом Арафат активно занимался политикой, он возглавил "Движение палестинского освобождения". Интересно, что аббревиатура этого названия оказалась похожей на арабское слово "гибель". Арафат предложил поменять местами буквы. Получилось известное – ФАТХ, что в переводе с арабского означает "открытие, завоевание, победа". Арафат и его сподвижники выдвинули принципиально новую программу. Ее главный принцип: "освобождение Палестины – это, прежде всего, дело самих палестинцев". "Не арабское единство – путь к Палестине, – подчеркивал тогда и повторял гораздо позже лидер ООП, – а Палестина – путь к арабскому единству".

Принято считать, что рост популярности ФАТХа насторожил арабских лидеров, и, дабы держать палестинцев на "коротком поводке", главы арабских государств, собравшиеся в 1964 году на встречу в верхах в Каире, создали Организацию освобождения Палестины. По крайней мере, Арафат расценил этот шаг именно как попытку подмять под себя палестинцев. Чтобы сохранить ФАТХ как боевую независимую организацию, он принял решение действовать, и 1 января 1965 года первая партизанская операция ФАТХа на территории Израиля вошла в историю как начало палестинского движения сопротивления.

Потом было поражение арабов в "шестидневной войне" и крепнущая уверенность Арафата, что надо самим бороться за освобождение Палестины. Очередной виток активности и название его движения замелькало на страницах мировой прессы. В феврале 1969 года национальный совет Палестины (парламент в изгнании) избрал Арафата председателем Исполкома ООП. А еще через год он стал главнокомандующим силами палестинской революции. Теперь его стали принимать на высшем уровне все арабские страны. Следующей ступенькой к его политическому Олимпу стало принятие новой политической программы, которая призывала бороться за создание палестинского государства "не вместо, а наряду с Израилем", то есть на оккупированной территории Западного берега реки Иордан и в секторе Газа. Арафат выступил на Генеральной Ассамблее ООН и предложил Израилю оливковую ветвь мира. После этого ООП признали более ста государств, а ее лидер с тех пор стал центральной фигурой на ближневосточной политической сцене.

Кто-то ему симпатизировал, а у кого-то он вызывал неприятие. Однако и враги Арафата, и его союзники признавали, что это был прямой и обаятельный человек, полный очарования. Наполовину – рассчитанного, наполовину – естественного. Особо привлекал многих симпатиков Арафата его легендарный аскетический образ жизни. Хотелось бы и здесь подчеркнуть слово "легендарный".

В то время как сподвижники обзаводились семьями, он якобы оставался холостяком. "Моя жена – палестинская революция", – гордо повторял лидер ООП журналистам. Однако в 1992 году в 63-летнем возрасте Арафат изменил своей "жене" и женился на 28-летней Сухе Тауиль, своей советнице по экономическим вопросам. А коллеги-журналисты "раскопали", что сменившая ради Арафата православие на ислам Суха – это… вторая жена Арафата. Его первая супруга – Наджла Ясин. Правда, с ней Арафат отношения так и не узаконил. В интервью одной израильской газете она поведала, что познакомилась с Ясиром еще в 1966 году и знала его по совместной деятельности в ФАТХ. "Мы были долгие годы неразлучны, – рассказала Наджла. – Я была единственной, кто по-настоящему понимал его. Знала, что раздражает и веселит его, что заботит и радует. Я понимала его до конца". По словам бывшей жены Арафата, с 1972 по 1985 год она являлась его личным секретарем. Существует и легенда о том, как они расстались. Якобы советники палестинского лидера пришли к нему в кабинет и заявили, что жена мешает ему руководить палестинской национально-освободительной борьбой. Арафат будто бы без особых колебаний вычеркнул эту женщину из своей жизни.

Есть ли у Арафата наследники? Если говорить о политических наследниках, то аналитики склонны считать, что преемника такого калибра, как Арафат, в Палестине ныне нет. Что же касается наследников по крови, то дочери Ясира Арафата и Сухи всего девять лет. Кроме того, в семье воспитываются еще 12 палестинских ребятишек, усыновленных Арафатом еще до женитьбы.

Соратники Арафата утверждают, что у него нет собственного дома, имущества, хотя он контролирует финансы ФАТХ и ООП. Их оппоненты утверждают, что семья лидера Палестины не пойдет на улицу с протянутой рукой. И даже более того. Тут мы опять сталкиваемся с мифами или с правдой о сказочном богатстве неприхотливого в жизни Ясира Арафата. Последнее, скорее, правда, чем легенда, поскольку большое количество людей свидетельствуют о том, что Арафата не интересовали материальные ценности. К примеру, одежда. Не будучи похож на солдата, он когда-то давно выбрал для своего повседневного костюма материал военного цвета "хаки" и постоянно носил на поясе кобуру. Клетчатый платок-куфия выделял его в толпе и стал имиджевым предметом гардероба Арафата. Интересно, что головной убор не имел особого значения, пока Арафат не начал носить его так, как носили в подмандатной Палестине. Теперь даже в Украине арабский клетчатый платок называют "арафаткой".

На работе он ел то, что готовили его помощники. Куриный бульон, рис, сэндвичи, овощи, а на десерт – халва и чай. Причем он любил приглашать на эти трапезы тех, кто в данный момент находился в приемной. Он не курил, не употреблял спиртного. Такой образ жизни многие считают своего рода ключом Арафата к власти над людьми.

Еще одна легенда. Бытует мнение, что Арафат имел ангела-хранителя. Его не сломил "черный сентябрь" 70-го, когда в ходе конфликта с Иорданией палестинцы были вытеснены из этой страны. Он уберег ООП от развала и после поражения в Ливане, где до 1982 года действовала мощная инфрастуктура организации. Пережил он в 1992 году и авиакатастрофу в ливийской пустыне Сахара, где в ожидании помощи провел 13 часов, помогая товарищам согреться и отгоняя диких животных. В 1994-м Арафат вместе с израильскими руководителями Ицхаком Рабином и Шимоном Пересом был удостоен Нобелевской премии мира. В январе 1996-го Арафат был избран исполнительным главой Национального совета Палестины, набрав свыше 88% голосов. Тогда же организации ХАМАС и "Хезболла" поклялись убить "изменника Арафата". В последние дни Арафата в парижском госпитале его жена Суха так много надежд возлагала на легендарного ангела-хранителя. Именно поэтому она не дала отключить мужа от аппарата, надеясь на чудо.

Чудес не бывает. Но в арабском мире Ясир Арафат был и еще на долгие годы останется одним из самых ярких, мудрых, интересных политических деятелей. И самых загадочных…