Эра немилосердия

"Что делать?" и "Кто виноват?" – этими извечными вопросами задавались большинство людей, наблюдая за трагедиями, которые одна за другой обрушиваются на Россию. И не только в последние несколько недель. В последнее десятилетие. На этот вопрос пытались ответить как простые люди и аналитики, так и политики. Ответили? Конечно же, нет. Хотя пытались.

Последние сводили все к последствиям выборов в Чечне, а первые указывали на более глубокие корни проблемы.

Глас народа

В Украине очередное горе, пришедшее в Россию, воспринимают как свое собственное. Эту банальную истину подтверждает разговор, как-то подслушанный мною еще во времена Первой Чеченской. Маленькая девочка, видимо, насмотревшись теленовостей, с ужасом в глазах расспрашивала у мамы о Чечне. Мать, чтобы успокоить ребенка, сказала, мол, не волнуйся, ведь эта война идет не у нас, а в России. Приняв эту информацию к сведению, малышка с умным видом стала рассуждать вслух: "Моя бабушка – россиянка. Она живет в Киеве, на улице Гарматной… Мама, у моей бабушки на Гарматной идет война?!!"...

С тех пор прошло много лет. В России пришел к власти новый президент. Молодой и энергичный. Только в Чечне все осталось по-прежнему. Там который год идет жесточайшая война, которую российские политики называют "контртеррористической операцией". "За 10 лет там выросло поколение, которое, кроме ужасов войны, ничего не видело, которое при слове "русский" представляет себе озверевшего пьяного солдата. Чего мы от них хотим? Человечности? А кто ее проявлял, когда бомбили десятки тысяч взрослых и детей в Грозном и селах Чечни? Почему мы думаем, что они будут милосерднее? С какой стати им беречь детей тех, кто убивал их собственных детей?" – эту тираду молодого человека я услышала на днях в обычной киевской маршрутке.

"Как я ненавижу этого Путина! Что "Курск", что Беслан – результат один. Посмотрите на этих "силовиков" – тупые рожи. Что ни генерал, то "сапогом" разит за километр. А теракты – это только нарывы, показывающие, что организм неизлечимо болен. Сегодня 600 трупов, а завтра атомную станцию на воздух пустят..." – вступила со своей точкой зрения на последние события женщина средних лет. Разговор тут же переключился на Чернобыль, который арабы могут взорвать, чтобы и России показать, где раки зимуют, и Украину заставить вывести военных из Ирака.

"Я вас не понимаю – при чем тут Ирак? При чем тут выборы в Чечне и президент? Что вы за люди-то такие, у вас курицу на дороге раздавят – долой Путина! Детей поубивали – снова Путин! А ведь не он школу захватывал, не он взрывал. Столько, сколько он делает для России, пусть бы у нас кто-то столько сделал! Как пропустили негра в Беслан? Почему пресса все время врет или замалчивает? Везде сейчас эта проблема, с террористами, и не Путин в ней виноват. Вас направляют на этот путь – ругать правительство и Путина, – и вы, как быдло, идете по нему", – с ожесточением напал на предыдущих ораторов седой пенсионер.

Согласитесь, этот "несанкционированный митинг" весьма типично отражает восприятие происходящего простыми людьми, которые черпают информацию из газет и телевидения.

"Путин должен подать в отставку. Он провалил кавказскую политику и разрушает Россию". Это уже голос россиян. Причем, меньшинства. Такую точку зрения высказывают российские политологи, гордо именующие себя независимыми. Что интересно, из общения в последние дни с москвичами, которые сегодня, как никто иной ощущают себя и своих детей очередной мишенью для террористов, я поняла, что больше, чем самих террористов, они боятся… отставки Путина. По их мнению, "если нас кто-то сможет защитить, так только этот железный человек". "Надо только уничтожить этих бандитов", – заявил мне врач из Зеленограда. А одна пожилая москвичка в разговоре грустно заметила: "Знаете, очень скоро пройдет первый шок. Путин обойдет больницы, погладит больных по головке (жаль прикосновение у него не исцеляющее), и все забудется. Никогда на Руси о людских потерях сильно не заботились. Как там было у Задорнова: "Знаете, почему Наполеон проиграл? У него люди кончились. Он не знал одного секрета: в России люди никогда не кончаются!". А больше всего жаль, что люди так боятся друг друга, и что во многих случаях этот страх оправдан. А может этот страх и порождает насилие?!"…

Причины. Способы. Тенденции

Отсчет терактов в России ведется не с сентября 1999 года, когда в результате взрывов жилых домов на улице Гурьянова и Каширском шоссе в Москве погибли 223 человека, а в Волгодонске – 18. Все началось значительно раньше. За три года до Первой Чеченской. Требования террористов в основном были политическими, хотя некоторые из боевиков тогда преследовали и сугубо меркантильные цели. К примеру, если Басаев угнал самолет, протестуя против введения режима ЧП в Чечено-Ингушетии в 1991 году, то захват автобуса со школьниками в мае 1994-го был нацелен на 10 млн. долларов. В том же году трое террористов захватили автобус ради 6 млн. долларов, но получили по 15 лет тюрьмы. Позднее, в период между первой и второй войнами чеченец Заинди Тибиев захватил автобус с мыслью о 100 тыс. долларов, годом раньше в Махачкале такая же мысль обогатила на 60 млн. рублей другого террориста, скрывшегося на территории Чечни.

Как замечают аналитики, получается, что в основном, в период военных действий теракты имели идейный характер – во имя свободы и независимости Ичкерии, а в короткие промежутки относительно мирного времени – характер наживы.

В последнее время о террористах и терактах написаны тома специальной литературы и сотни тысяч газетных статей. Их авторы единодушны во мнении, что в России существует два основных способа терактов. Это взрывы и захват заложников. Причем подмечено, что эти два способа исправно чередуются. К примеру, вначале пять захватов (самолета и автобусов). Потом четыре взрыва – университета, школы, подстанции, отеля. Это уже во время войны (январь 1995 год). Затем снова захват больниц, роддома (Буденновск-1995 и Кизляр-1996). И опять взрывы: в метро, троллейбусе, автобусе (Москва-1996). И опять захват автобуса, а следом – взрыв дома (ноябрь 1996 года в Каспийске). Затем серия взрывов домов и серия захватов самолета, гостиницы, автобуса (Минводы-2001). Захвату московского театра на Дубровке предшествовали взрывы на рынке и на улице, по которой проходил парад (Каспийск, май 2002 года). И, наконец, нынешнему захвату школы в Беслане предшествовали взрывы в Москве и две страшные авиакатастрофы.

Первые годы (1991-1992) теракты совершались словно на пробу -- по одному в год. Затем, в 1994 и 1995 годах, уже по три на сезон. Пик отмечают в 1996 году -- семь терактов, причем часть из них уже после прекращения военных действий, так сказать, по инерции. Затем почти тишина 1997 года (всего один) и полная тишина 1998-го – ни одного! Вторая Чеченская война привела к волне новых акций – одна страшнее другой. Восемь терактов в 1999-м. Системных и продуманных. Но что-то дало сбой в этой системе и уже в следующем году – всего два. Затем четыре теракта в 2002 году… И далее по нарастающей. Причем пик терроризма практически во все годы приходится на осень. Нынешняя серия август-сентябрь подтверждает теорию аналитиков.

По нарастающей шло и количество жертв. Первые теракты не принесли ни одной жертвы. Затем четверо погибших и 19 раненых в результате захватов автобусов. Ну а первая кровавая баня – это, конечно, Буденновск Басаева. Тогда, в июне 1995 года, погибли 128 человек. Затем последовал столь же трагичный Кизляр Салмана Радуева (несколько десятков погибших в январе 1996-го), но на этом масштабные захваты закончились. Последователей не находилось. Количество жертв уменьшилось, поскольку взрывались троллейбусы, автобусы и метро (четыре жертвы). Но затем взрывы были перенесены в жилые дома, и количество жертв сразу резко возросло. Снова каждый теракт уносил погибших десятками: дом в Буйнакске – 64 жертвы, Москва, ул. Гурьянова – 94, Каширское шоссе – 121 человек. Это все 1999 год. В результате же нынешних страшных событий в Беслане количество погибших побило все рекорды...

Каковы же тенденции? Первое наблюдение, сделать которое может любой человек, прочитав все вышеизложенное, что все меньше становится захватов транспорта одиночками и малыми группами (3-4 человека). С другой стороны, увеличивается склонность террористов к масштабным акциям с большим количеством жертв среди мирного населения. Отсюда взрывы жилых домов, торговых центров, мест массового скопления людей и самолетов. Теракты с каждым днем становятся все более жестокими и циничными. Настолько, что просто страшно подумать, что может случиться завтра.

Новшество

Пожалуй, впервые за всю историю современного терроризма в России ответственность за последние теракты взяла на себя серьезная действующая террористическая организация, как минимум имеющая связь с мировым центром терроризма – “Аль Кайедой”. Раньше в лучшем случае от имени террористов говорил Басаев, либо взрывы вообще были обезличены.

А еще, как это ни страшно, следует ждать продолжения. Либо в самой Чечне, либо где-то в регионах. Откуда такой вывод? Дело в том, что в последнюю акцию в Беслане явно были вложены колоссальные средства. А раз есть деньги, значит, будут и действия.

Кроме того, Беслан вновь продемонстрировал, что россияне явно не готовы к таким акциям. Мастодонты, которые еще в советские времена создавали структуру спецназа, – ушли, а смена еще только подрастает. Впрочем, и такие суперпрофи, как израильтяне, ничего не могут сделать с террористами-одиночками. Так что нельзя однозначно сказать, что спецслужбы бездействуют. Между тем, пока происходит то, что происходит.

Почему? Официальный ответ на этот вопрос следующий: "Все теракты, которые произошли в последнее время, и захват заложников, подтверждают тот факт, что процесс стабильности в Чечне не по нутру тем, кто хочет сорвать процесс мира и стабильности в Чеченской Республике". С таким заявлением выступил глава МИД РФ Сергей Лавров. Министр подчеркнул, что "теракты являются свидетельством того, что в Чеченской Республике наметилась стабильность". "Международным террористам не нравится процесс стабилизации, и они хотят его сорвать", – добавил Лавров. По мнению официальной Москвы, победа ее ставленника на президентских выборах для экстремистов как кость в горле. Белокаменная пытается убедить всех, что выборами в Чечне федералы нанесли серьезный удар по сепаратистам. Так ли это?

Лавров особо отметил, что президентские выборы в Чечне прошли при большой активности населения и были признаны справедливыми и честными как международными наблюдателями, так и зарубежными лидерами. Задам тот же вопрос: так ли это?

Как чеченцы ходили голосовать

В исходе выборов нового президента Чечни никто не сомневался. Им стал Алу Алханов, выиграв выборы, на которых у него практически не было соперников. Кремль, как водится, объявил о политической победе в республике, однако предварительно позаботился исключить возможность открытых свободных выборов, которые могли бы продемонстрировать, чего на самом деле хочет чеченский народ.

В итоге Алханов получил кресло, предыдущий хозяин которого менее полугода назад был убит. Спорить с цифрами избиркома уже бессмысленно – но слишком для многих очевидно, как именно прошли выборы. Согласно информации независимых наблюдателей и экспертов, сначала из списка были удалены все сколько-нибудь опасные соперники Алханова, а потом населению недвусмысленно объяснили, чего именно хочет федеральный центр. Дальше сельские районы дисциплинированно и вполне добровольно выполнили установку, а города промолчали, чем тоже дали вполне приемлемый результат. В среднем по республике выборы и в самом деле состоялись, и выиграл их Алу Алханов – по закону, для того чтобы такой результат был признан, необходимо участие всего 30% избирателей, из которых половина должна была поддержать бывшего министра внутренних дел.

В том, что этот необходимый минимум был взят, сомневаться не приходится. Штаб кандидата Мовсура Хамидова собирался даже пожаловаться в избирком, а, возможно, и в суд на многочисленные нарушения, зафиксированные наблюдателями. Но в конце концов решили ограничиться заявлением с подписью самого Хамидова. "По нашим данным, официально оглашенные результаты не соответствуют действительности, – говорится в тексте. – Выборы проводились не совсем честным путем. Тем не менее, с учетом сложной ситуации в республике, желая своей республике мира и стабильности, я заявляю, что отказываюсь от дальнейшей борьбы за восстановление справедливости и готов сотрудничать с новыми властями". Видимо, разрыв с лидером гонки более чем в 65% произвел слишком сильное впечатление на политика, который за день до выборов храбро говорил, что "если выборы нарисуют, то и президент будет нарисованный".

Не нужно быть Глобой, чтобы предположить, что едва ли кто-то из соперников реально хотел бы оказаться сейчас на месте Алханова. Слишком тяжелые и опасные задачи ему предстоит решать, особенно в ситуации, когда в регионе остается сильное сепаратистское подполье, которое к участию в выборах не приглашалось и легитимности их не признало. Более того, уже показало всему миру, на что способно.

Уже один этот факт означает, что победителю рано наслаждаться статусом всенародно признанного лидера. Алу Алханову и правда не позавидуешь, ведь он находится между молотом и наковальней. С одной стороны – это политическая зависимость от Кремля, а с другой – от так называемой чеченской элиты. Безусловно, команда убиенного Кадырова рассчитывает сохранить свои теплые места, которые “подогреваются” федеральными ассигнованиями. Пока достаточно уверенно сегодня чувствует себя куратор силового блока вице-премьер Чечни Рамзан Кадыров. И именно он – неприкосновенный сын президента-героя и хозяин своей собственной частной армии – вполне вероятно, может стать реальным центром силы в новой Чечне. Что же достанется Алханову? Возможно, нелегкая обязанность лоббировать интересы кадыровцев в Москве. Их ближайшая цель – передел "нефтяных денег", которые сейчас практически полностью достаются компании "Роснефть".

Однако в таком развитии событий федеральный центр не заинтересован. По мнению политологов, одной из основных целей, которые, по-видимому, ставились кремлевскими стратегами при проведении выборов, как раз было наведение порядка в чеченской бухгалтерии и обеспечение прозрачности управления. Поэтому поддерживать Алханова должна именно Москва. Тем более что московские связи нового чеченского начальника куда больше располагают в его пользу общественное мнение в республике, чем тесная дружба с представителями прежнего режима.

Перспектива

Сразу из нескольких интервью представителей спецслужб российской прессе стало известно, что теракты в России прогнозировались на период до и после выборов в Чечне. Так что их ждали. И дождались. Заставят ли новые жертвы задуматься о нескончаемом конфликте в Чечне? Хотелось бы верить.

Так или иначе, президентские выборы в Чечне, международная политическая позиция президента Владимира Путина и попытки боевиков организовать некое действие в целях привлечь к себе внимание и новые источники финансирования – вот факторы, в связи с которыми можно сделать некоторые выводы относительно последних терактов.

Во-первых, Кремль может кого угодно “всенародно избрать” на должность руководителя Чечни, но это не остановит террористических актов в республике и на остальной территории России. Синхронное крушение двух самолетов, гибель сотен детей в Беслане – архитревожный сигнал: безопасность действительно находится под угрозой.

Во-вторых, Владимир Путин не имел никакой альтернативы штурму Бесланской школы. Сегодня можно сколько угодно утверждать, что штурм не планировался, но все понимают, что это неправда. Возможно, он не планировался в том виде, в каком произошел. Однако все без исключения понимали, что любая сделка с террористами принесет на следующий же день захват 10 школ, затем 100 и так до бесконечности. Не хотел бы и Запад, чтобы безнаказанность террористов в России указала арабским экстремистам на новый эффективный способ влияния на их политиков. Если таковым можно назвать убийство сотен детей. Поэтому было понятно, что и Жак Ширак, и Герхард Шредер и, тем более, Джордж Буш безоговорочно поддержат штурм. Что, собственно, мы и наблюдали.

В-третьих, боевикам нужны деньги и реклама в СМИ. Террористы нуждаются в финансировании, чтобы продолжать войну с правительством и мирными гражданами. Кто бы ни стоял за последней волной терактов в России, этот человек или группа определенно достигли поставленной цели.

Далее. Утверждения кремлевских властей, что Чечня вернулась к нормальной жизни, а у нынешней политики в регионе есть поддержка чеченского народа, потеряли смысл. Реальность в том, что Кремль израсходовал все возможности – именно это хотели дать понять организаторы последних терактов.

И последнее. Силы террора питаются человеческой слабостью. В частности, жаждой наживы. Пока готовы к любым торговым сделкам начальники военных складов оружия, у террора всегда будет, чем взрывать дома, самолеты и поезда метро. Пока военные и милицейские чиновники за солидное вознаграждение закрывают глаза на проходящие мимо грузовики с оружием и боевиками, по российским дорогам будет разъезжать что угодно и кто угодно. И не только по российским дорогам… Так что, как это ни печально, Беслан не станет последней кровавой страницей нынешней эры немилосердия.