Пока гром не грянет, минюст не перекрестится

Общая сумма исков к Украине по 12 делам, которые рассматриваются или будут рассматриваться в международных судах по состоянию на январь этого года, составляла $1 млрд. Европейский суд по правам человека признал приемлемыми к рассмотрению 6 заявлений, в том числе иск 37 судей Апелляционного суда Донецкой области, направленный в Страсбург еще 15 сентября 2002 года. Причина, по которой служители Фемиды и еще две тысячи их коллег вынуждены сами обращаться в суды, далека от политики: речь идет о задолженностях по надбавкам к зарплате, возникшим вследствие законодательной коллизии. Другое дело, что когда проблема стала резонансной, ответственные за сложившуюся ситуацию чиновники, опасаясь наказания свыше, начали перекладывать вину на других. А представители оппозиции, передергивая факты, смастерили из случившегося интригу…

Знаете, чего я не люблю как журналист? Когда меня держат за лоха. 20 января по лентам информационных агентств страны прошла информация, что 37 донецких судей обратились в Европейский суд по правам человека в Страсбурге из-за невыплаты заработной платы и нарушения их права на справедливое судопроизводство. Причина – министерство финансов не выполнило судебное решение. Услышав подобную информацию, человек, несведущий в реальных обстоятельствах дела, но подкованный в политических раскладах, может подумать, что в правительстве, где и премьер, и два вице-премьера, и ряд министров – донетчане, возникла какая-то интрига между "своими". Не исключено, что искаженная по сути информация и была запущена именно с расчетом на подобный эффект. Иначе, зачем было умалчивать два существенных обстоятельства.

Во-первых, судьи написали коллегам в Страсбург не сегодня, а полтора года назад, когда в Украине было совсем другое правительство. Долговые претензии касаются еще более раннего периода времени. Во-вторых, всего, по данным Департамента государственной исполнительной службы, в настоящий момент скопилось свыше 1800 исполнительных листов по искам судей из разных городов на общую сумму 14 млн. грн. Это преимущественно компенсации за санаторно-курортное обслуживание, предусмотренное в соответствии с законом "О статусе судей" (ст.44). Хочу заметить, что законодательное право на подобное рекреационное обслуживание имеют также некоторые другие категории – в том числе, работники правоохранительных органов, чернобыльцы, ветераны и проч. И им тоже не всегда выдают путевки (либо эквивалент их стоимости), мотивируя бедностью госказны. Но о том, что кто-то из этих людей обратился в Евросуд за своими "кровными", я пока не слышал. Это так, к слову.

Если же следовать букве закона, то требовать от своего работодателя полного расчета судьи вправе. Действительно, решением Конституционного Суда Украины (КСУ) от 24 июня 1999 года установлено, что расходы Государственного бюджета Украины на содержание судебной власти относятся к защищенным и не могут быть сокращены органами законодательной или исполнительной власти.

Но мы не случайно затронули вопрос о работодателях служителей Фемиды. Трудовые книжки судей лежат не в отделе кадров минфина, а в государственной судебной администрации (до 2003 года – непосредственно в министерстве юстиции). Поэтому, в соответствии со ст. 221 Кодекса законов о труде, именно с минюстом должны были разбираться недовольные неоплаченным отдыхом и уменьшенными набавками к зарплате судьи. Иск к минфину на основании ст. 130 Конституции и соответствующего решения КСУ был бы логичным в случае недофинансирования с его стороны расходов бюджета, предусмотренных на оплату и содержание судей. Но минфин перечислил ровно столько, сколько было записано в Госбюджете: в 1999 году – 28018,5 тыс. грн., в 2000-ом – 53413,6 тыс. грн, в 2001-ом – 5873,6 тыс. грн.

Консультировавшие нас юристы отмечали, что в соответствии со ст. 105 Гражданского процессуального кодекса Печерский райсуд (первая инстанция, рассматривавшая иск судей еще зимой 2000 года) – поступил бы правильно, признав минфин ненадлежащей стороной в споре и пригласив в качестве ответчика минюст. Почему так не было сделано, не мне судить. Возможно, сыграл свою роль тот факт, что в 2000 году именно минюст был официальным работодателем судей (о чем уже сказано выше), а ссориться с работодателем мало кому охота. Тем более, по такому пикантному вопросу, как деньги. Поэтому, странного тут ничего нет.

Удивляет другое. Проблема возникла давно и была следствием законодательно-нормативных коллизий. Некоторые надбавки к зарплате судей устанавливались постановлениями Кабмина в 1993-2000 гг. Возможно, они не учитывали реальные расходы, заложенные в бюджете. Тем более что в те годы с наполнением государственной казны была большая "напряженка". Почему же минюст не вышел с предложением заложить в бюджет-2003 или 2004 необходимую для судебных выплат сумму? Ведь исполнительные листы лежали в подведомственной ему Государственной исполнительной службе? Тем более что Александр Лавринович работает министром юстиции еще с мая 2002 года, а глава Государственной судебной администрации Владимир Карабань до того, как занял эту должность, входил в президиум Высшего хозяйственного суда и явно был в курсе финансовых претензий своих коллег (среди возмущенных судей есть и представители "хозяйственников").

Получается замкнутый круг: минюст и судебная администрация не предлагают заложить в бюджете средства на погашение исков судей, Госказначейство возвращает исполнительные листы, поскольку на счетах профильного распорядителя нет сумм на подобные цели, а подразделение минюста (Государственная исполнительная служба) отвечает истцам, которые требуют полагающихся им по закону выплат: "Денег нет, ибо Госказначейство не дает".

Я специально, не пожалел времени на ознакомление со сравнительными таблицами проектов бюджетов на 2003-й и 2004-й годы: нигде нет предложения внести в расходную часть средства для расчетов с судьями. А между тем, в парламенте мощное судейское лобби. Комитет по вопросам правовой политики возглавляет экс-судья и бывший министр юстиции Василий Онопенко (фракция "БЮТи"), который совсем недавно был избран судьей Верховного Суда. Правда, сходил он "туда и обратно" без отрыва от производства (т.е. не сдавая депутатский мандат). Но не мог же в самом деле глава такого комитета и чуть-чуть судья Верховного Суда не быть в курсе данной судейской проблемы.

А Владимир Мойсик (фракция "Наша Украина")? До того, как возглавить парламентский комитет по обеспечению законодательного обеспечения правоохранительной деятельности, он был одним из наиболее активных (в том числе и в плане общения с журналистами) судей Верховного Суда.

И вообще, до тех пор, пока до иска 37 донецких судей не дошла очередь в Страсбурге, и в минюст не поступило письмо с просьбой представить до 12 февраля 2004 года свои возражения, никто из отечественных чиновников, причастных к решению вопроса, не "зачесался". А вот, когда пошли вызовы на ковер к "первому лицу", начались лихорадочные поиски оправданий и, одновременно, козлов отпущения.

В Донецк срочно вылетел председатель Государственной судебной администрации. Поговорив с мятежными судьями, он выяснил, что у них нет ни письменных принадлежностей, ни столов, ни комнат для заседания, и приговоры и решения они выносят чуть ли не в коридоре. До этого, пребывая на своей должности около года, шеф органа, который должен заботиться о материальном обеспечении "судейской отрасли", почему-то не замечал остроты момента. Не удивлюсь, если и карандаши, и стулья до 12 февраля у донецких судей появятся. Но решит ли это проблему в целом? Думаю, что нет. Во всяком случае, до тех пор, пока каждое ведомство не начнет больше заботиться о своих подопечных: минюст – о судьях, минздрав – о больных, минобразования – о студентах и преподавателях.

И тогда украинским гражданам не придется выбивать зарплату из родного государства через заграницу, ибо упомянутые работодатели и их коллеги будут вовремя подавать в минфин бюджетные запросы, а тот, в свою очередь, – исправно их финансировать. Тем паче, что, начиная с 2003 года, правительство в Украине финансирует все, что планирует.